РИТМ И СЛОВО

Перевел Георгий Кубатьян

 

ЛЕДА

 

Коли поздняя осень с её холодами

донимает вас, ибо вы мало страдали,

и вконец иссыхает увядшая страсть,

и нельзя утешенья ни взять, ни украсть,

и поникшие души мельчают и гаснут,

мол, что было и не было, всё понапрасну -

этот жаждет уйти из греховных оков,

тот - наивных улыбчивых детских деньков…

Мне же снится, что я, на опасности плюнув,

не страшась ястребиных убийственных клювов,

выплываю как лебедь и Зевс и всерьёз

полню мир ожиданием метаморфоз,

например, обступившие облачко горы.

Свет воспел я, при нём все открыты и голы,

и, как с облака, в этом подобии сна

мне видна моих перьев густых белизна

и под ними - могучие мышцы; от Леды

я таю свою похоть юнца-надоеды.

 

Леда, песня моя, мой горячечный бред,

от осенней секиры спасения нет.

Леда, лезвие света вздымается выше,

я парю в вышине, но спасенья не вижу,

и рукою заснувшего в росах слепца

твоего покаянно касаюсь лица,

и, как сказка разрушенной некогда Трои,

умираю, навряд ли кого-то расстроя…

 

 

ГАЗЕЛЬ С МИСТИКОЙ

 

Лунный луч прикоснулся к могиле, забывшейся сном,

а в руке моей хрустнул фиал с благородным вином.

 

Словно слёзы, вино пролилось, и отверстая пропасть

под ногами дышала кошмаром во мраке сплошном.

 

Улетучился хмель. Я скольжу в беспросветную бездну,

или это судьба с её близким отчётливым дном?

 

Лунный луч обоняет столь чутко плиту на могиле,

словно бы чью-то жизнь проживает опять день за днём.

 

И вкушает её по глоточку от даты до даты,

раскодируя смысл в лабиринте его потайном.

 

Если хрустнул фиал и вино пролилось, это значит,

что угасла родная душа, заключённая в нём.

 

 

АКВАРЕЛЬ

 

Вешние воды спускаются наземь

и навевают, шумя, забытьё.

Память об осени вымыло разом,

этим потоком уносит её.

 

 

Кто-то выходит из пыльной закуты

давних годов, будто ищет кого.

Я узнаю его с первой минуты,

с детства мне памятно имя его.

 

Если коснусь, он рассыпется тотчас,

если ж окликну, то скроется с глаз.

Как не расплакаться - я озабочусь

этим. И осень в душе без прикрас…

 

 

РЫБАК ЛИ ТАЙ ПО

 

Я закинул удочку в море,

ну а с рыбой вздыбились волны.

 

Подцепил на крючок волну я,

ну а с удочкой вздыбился ветер.

 

Придержал я удочкой ветер,

ну а с ветром вздыбилось небо.

 

Я ловил было рыбу в море,

ну а выловил рыбу - в небе.

 

 

ОТЕЧЕСТВО

 

Письмена повсюду, куда ни глянь -

на домах, на могильных камнях.

Такова судьба, вот её длань.

Любовь повсюду, где ни живи -

ко всему, что суще, будь то люди, кущи.

Мы - владыки любви.

 

И в душе твоей чисто, строго,

и она плывёт, и вот-вот -

ты в объятьях Бога.

 

И светло, веще,

и горят свечи

в поднебесной да́ли,

как в шандале…



***

 

Хватит водки, приятель. А соли на рану

насыпай пощедрей, не жалей - в самый раз.

Что за хаос в душе, погляди, хоть и спьяну,

окулярами стылыми глаз.

 

Я огни возжигал в закоулках идиллий,

был отчаянным, сильным на первых порах.

Той, должно быть,известно, чьи взгляды мне путь остудили,

что звезда моей воли рассыпалась в прах.

 

Не простят меня, самосожженца. Да, злую

я завёл свою долю-судьбину на край

и поджёг себя, не завершив поцелуя.

Хватит водки, приятель. Эй, не подливай!

 

 

ПОСМЕРТНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ ПОЭТА

 

Жижа тьмы воскресает, и свет

оживает уже блик за бликом.

Ритм не должен угаснуть, о нет,

в половодье словесном безликом.

Ты сжимаешь в горсти черноту,

унимая душевный свой морок,

тень едва различаешь - не ту,

не того, кто когда-то был дорог.

 

Облик строк твоих чуть нарочит,

мнится, что твоя песенка спета,

ибо грех показанья строчит

из-под дула дотошного света.

 

Видишь ли, глядя с берега вниз,

в водах потусторонних неистов,

ты себя, постаревший Нарцисс,

в окруженье желтеющих листьев?

 

Помнишь детские краски свои?

Так возьми их, небесных и звёздных,

с ядом перемешай и свари

в каменистых, базальтовых росах.

 

Как бишь время тогда потечёт,

уподобятся ль омуты броду,

уравняются ль нечет и чёт

и заменит ли реквием оду?

 

Всё кончается. Происки тьмы

не дадут ей победы над честью,

но в борьбе против дьявола мы

покрываемся сызнова шерстью.

 

Жижа тьмы воскресает, и свет

оживает уже понемногу.

Ритм не должен угаснуть, о нет.

 

Слово - бог. Вознеси его к Богу.

?>