ВЕЛИКИЙ УРОК НРАВСТВЕННОСТИ

Эт­но­куль­тур­ное зна­че­ние фран­цузс­ко­го пе­ре­во­да эпо­са “Да­вид Са­сунс­кий”

 

 

XXI век ста­вит пе­ред че­ло­ве­чест­вом но­вые и слож­ные за­да­чи, в раз­ре­ше­нии и упо­ря­до­че­нии ко­то­рых пер­восте­пен­ная роль от­ве­де­на не толь­ко по­ли­ти­чес­ким и дип­ло­ма­ти­чес­ким от­но­ше­ниям, но и куль­ту­ре.

Все на­ро­ды ми­ра имеют свою меч­ту, ко­то­рая, фор­ми­руясь и вык­ристал­ли­зо­вы­ваясь на про­тя­же­нии ве­ков, на­хо­дит воп­ло­ще­ние в на­цио­наль­ном эпо­се.

Эпос “Да­вид Са­сунс­кий” сло­жил­ся в VIII-X вв., ког­да ар­мянс­кий на­род вел ос­во­бо­ди­тель­ную борь­бу про­тив арабс­ко­го вла­ды­чест­ва за восста­нов­ле­ние го­су­дарст­вен­ности. В свой ге­рои­чес­кий эпос на­род вло­жил за­вет­ные же­ла­ния, ак­туаль­ные и се­год­ня: стрермление к мир­ной и со­зи­да­тель­ной жиз­ни, всеоб­ще­му бла­го­денст­вию, ис­ко­ре­не­нию ца­ря­щей в ми­ре несп­ра­вед­ли­вости. Эта мысль выс­ка­за­на в эпи­ло­ге эпо­са, ког­да пос­лед­ний его ге­рой, Мгер Млад­ший, го­во­рит, что вый­дет из Аг­ра­ва­ка­ра (Во­ронье­го Кам­ня), толь­ко ког­да этот пол­ный зла мир “раз­ру­шит­ся и возд­виг­нет­ся вновь”, ког­да лю­ди не бу­дут знать нуж­ды.

В 1964 го­ду из­вест­ное из­да­тельст­во “Гал­ли­мар” вы­пусти­ло в свет фран­цузс­кий пе­ре­вод эпо­са “Да­вид Са­сунс­кий”, вы­пол­нен­ный из­вест­ным ар­ме­но­ве­дом Фре­де­ри­ком Фей­ди. Свое из­да­ние фран­цузс­кий уче­ный пред­ва­рил пре­дис­ло­вием, на­пи­сан­ным ака­де­ми­ком Ио­си­фом Ор­бе­ли в 1939 го­ду, – к ты­ся­че­лет­не­му юби­лею эпо­са.

Из всту­пи­тель­ной статьи Ф. Фей­ди мы уз­наем, что пе­ре­вод эпо­са на фран­цузс­кий язык был предп­ри­нят по пред­ло­же­нию ЮНЕС­КО и Ко­мис­сии по де­лам на­цио­наль­ностей Со­ветс­ко­го Сою­за, целью ко­то­рых бы­ло оз­на­ко­мить прос­ве­щен­но­го за­пад­но­го чи­та­те­ля с од­ним из ше­дев­ров ар­мянс­кой ли­те­ра­ту­ры. Фре­де­рик Фей­ди присту­пил к де­лу с ве­ли­чай­шей от­ветст­вен­ностью и эн­ту­зиаз­мом. Уче­ный пос­вя­тил се­бя ар­ме­но­ве­де­нию еще с 30-х го­дов прош­ло­го ве­ка, став од­ним из са­мых пре­дан­ных и эн­ци­кло­пе­ди­чес­ки под­го­тов­лен­ных ар­ме­нистов. Пре­дис­ло­вие и под­роб­ные ком­мен­та­рии, соп­ро­вож­даю­щие поч­ти каж­дую стра­ни­цу пе­ре­вод­но­го текста, раск­ры­вают его глу­бо­кие зна­ния в об­ласти эпо­со­ве­де­ния, исто­рии ар­мянс­ко­го на­ро­да, конк­рет­ных тру­дов ар­мянс­ких исто­ри­ков, фольк­ло­ра, вооб­ще сред­не­ве­ко­вой ар­мян­ской ли­те­ра­ту­ры.

Что­бы не де­зо­риен­ти­ро­вать за­пад­но­го чи­та­те­ля, ко­то­рый мо­жет ре­шить, что “Да­вид Са­сунс­кий” единст­вен­ное вы­даю­щее­ся произ­ве­де­ние ар­мянс­кой ли­те­ра­ту­ры, Ф. Фей­ди, преж­де все­го осталь­но­го, сооб­щает, что эпос имеет пят­над­ца­ти­ве­ко­вую исто­рию и яв­ляет со­бой боль­шую науч­ную и куль­тур­ную цен­ность. Представ­лен­ный уче­ным крат­кий исто­ри­чес­кий очерк ин­фор­ми­рует чи­та­те­ля о том, ка­кой путь про­шел на­род, соз­дав­ший этот прек­рас­ный ли­те­ра­тур­ный па­мят­ник.

В кон­це III ве­ка ар­мя­не при­ня­ли христианст­во, и, что­бы на­деж­ней ук­ре­пить христианс­кие идеи в на­цио­наль­ном соз­на­нии, Мес­роп Маш­тоц в на­ча­ле V ве­ка соз­дал ар­мянс­кий ал­фа­вит. Пер­вой на­пи­сан­ной ар­мянс­ки­ми пись­ме­на­ми кни­гой стал пе­ре­вод Биб­лии, за ко­то­рым пос­ле­до­вал зна­чи­тель­ный свод пе­ре­вод­ных – бо­гос­лу­жеб­ных, свя­тоо­те­чес­ких – произ­ве­де­ний гре­чес­ких и си­рийс­ких ав­то­ров, со­чи­не­ний ан­тич­ной нау­ки, а так­же ори­ги­наль­ных текстов – исто­ри­чес­ких, агиог­ра­фи­чес­ких, сбор­ни­ков тол­ко­ва­ний и ка­но­нов, ли­ри­чес­ких текстов, то есть произ­ве­де­ний всех ли­те­ра­тур­ных жан­ров, су­щест­во­вав­ших у ци­ви­ли­зо­ван­ных на­ро­дов Сре­ди­зем­но­морья. В V ве­ке ар­мя­не соз­да­ли та­кие ли­те­ра­тур­ные цен­ности, ко­то­рые ста­вят их вро­вень с гре­ка­ми, ла­ти­ня­на­ми, си­рий­ца­ми. Этот век бла­го­да­ря своей бо­га­той ли­те­ра­ту­ре был наз­ван зо­ло­тым.

По мне­нию Ф. Фей­ди, не­кий ключ к наи­бо­лее вер­но­му тол­ко­ва­нию эпо­са дает “Исто­рия” Мов­се­са Хо­ре­на­ци. Исто­рик, имея в ви­ду от­ры­вок из “Чет­вер­той кни­ги царств”, упо­ми­нает об убийст­ве Сен­на­хи­ри­ма сы­новья­ми – Аг­ра­ме­ле­хом и Ша­ре­це­ром и их бегст­ве в зем­лю Ара­ратс­кую. Хо­ре­на­ци пи­шет: “Мы за­бы­ли бы­ло про Се­не­ке­ри­ма, ибо приб­ли­зи­тель­но во­семью­де­сятью го­да­ми рань­ше царст­во­ва­ния На­ву­хо­до­но­со­ра ца­рем Ас­си­рии был Се­не­ке­рим, ко­то­рый оса­дил Ие­ру­са­лим в дни иу­дейс­ко­го вож­дя Ие­зе­кии. Он был убит свои­ми сы­новья­ми Ад­ра­ме­ле­ком и Са­на­са­ром, ко­то­рые спас­лись бегст­вом у нас”. Та­ким об­ра­зом, кор­ни пер­вой вет­ви эпо­са “Да­вид Са­сунс­кий” вос­хо­дят к дох­ристианс­ким вре­ме­нам и свя­за­ны с со­бы­тия­ми, опи­сан­ны­ми в Вет­хом За­ве­те.

Все са­сунс­кие бо­га­ты­ри от­важ­ны, они бо­рют­ся и по­беж­дают львов, ви­ша­пов (дра­ко­нов), дэ­вов (де­мо­нов) и неис­чис­ли­мые войс­ка вра­гов. Смерть их не стра­шит. В них вло­же­ны ти­пич­ные чер­ты ге­роев на­род­ных ле­генд. Да­вид, преж­де чем ид­ти в бой, пре­дуп­реж­дает об этом вра­жес­кое войс­ко. Он не мо­жет охо­тить­ся на за­пер­тых в не­во­ле зве­рей. В от­вет на ко­варст­ва Мсра-Ме­ли­ка он ве­ли­ко­душ­но ис­пол­няет прось­бу его ма­те­ри и сест­ры – усту­пает Мсра-Ме­ли­ку в пое­дин­ке два уда­ра. Ког­да Да­вид на­чи­нает не­щад­но кру­шить войс­ко и пе­ред ним яв­ляет­ся ста­рик араб, объяс­няю­щий, что за вои­на­ми нет ви­ны, что это Мсра-Ме­лик приг­нал их на вой­ну, Да­вид нап­рав­ляет ору­жие про­тив Мсра-Ме­ли­ка, а вои­нам да­рует во­лю, что­бы все вер­ну­лись на ро­ди­ну.

Идеал са­сунс­ких храб­ре­цов – сво­бо­да, ко­то­рая нуж­на им, их на­ро­ду, все­му че­ло­ве­чест­ву. Да­вид не­сет ос­во­бож­де­ние и дру­гим на­ро­дам. При этом его ни­ког­да не прель­щает соб­лазн взой­ти на престол ка­кой-ни­будь стра­ны, хо­тя ему это в отк­ры­тую пред­ла­гают. Суть его взгля­дов глу­бо­ко на­род­ная. Да­вид и дру­гие са­сун­ские удаль­цы за­ня­ты обычным тру­дом, знают­ся с просты­ми людь­ми, по­мо­гают бед­ным крестья­нам. Как за­ме­чает Ио­сиф Ор­бе­ли, у са­сунс­ких бо­га­ты­рей нет ни­ка­ких ти­ту­лов и вла­де­тель­ных зва­ний. Ког­да жен­щи­на пле­нит удаль­ца, он же­нит­ся на ней, и ес­ли она бы­ла ца­рев­ной, то в за­му­жест­ве ут­ра­чи­вает ти­тул. “Э­ти ге­рои на­де­ле­ны сверх­че­ло­ве­чес­кой си­лой, не толь­ко фи­зи­чес­кой, но и мо­раль­ной”. Пло­хо толь­ко то, что все ис­пы­та­ния они бе­рут на се­бя, ни­че­го не остав­ляя дру­гим.

Пе­ре­вод­чик за­ме­чает, что ес­ли бо­га­ты­ри имеют мно­го об­щих черт, то их же­ны очень раз­нят­ся меж­ду со­бой: в каж­дом из этих об­ра­зов на­род воп­ло­тил свое ви­́де­ние идеа­ла жен­щи­ны. Так, Дех­цун пос­ле смер­ти му­жа пог­ру­зи­лась в глу­бо­кий траур, по­ка ее внук Да­вид не встал на за­щи­ту на­ро­да. Ар­ма­ган, бо­лея за ин­те­ре­сы своей стра­ны, по собст­вен­ной во­ле от­ка­за­лась от мирс­кой жиз­ни. Хан­дут не хо­чет жить пос­ле смер­ти Да­ви­да. Же­на Мге­ра Млад­ше­го Гоар умер­ла в чу­жом краю, но оста­ви­ла пос­ла­ние му­жу с прось­бой по­хо­ро­нить ее в ар­мянс­кой зем­ле.

Ро­мен Рол­лан в своем пре­дис­ло­вии к ни­дер­ландс­ко­му эпо­су “Ле­ген­да о Ти­ле Уленш­пи­ге­ле” за­ме­чает, что в на­род­ном по­вест­во­ва­нии фла­манд­цев под­чер­ки­вает­ся идея жиз­ни в све­те, что эта ле­ген­да есть эпи­чес­кий го­лос сво­бо­ды че­ло­ве­ка и че­ло­ве­чест­ва. То же мы мо­жем ска­зать, чи­тая фран­цузс­кий пе­ре­вод “Да­ви­да Са­сунс­ко­го”.

Об эпо­се “Да­вид Са­сунс­кий” Фей­ди го­во­рил и в док­ла­де, про­чи­тан­ном в Брюс­се­ле в 1965 г. Как истин­ный гу­ма­нист он стре­мил­ся объяс­нить ци­ви­ли­зо­ван­но­му ми­ру, ка­кой ка­таст­ро­фой яви­лось ор­га­ни­зо­ван­ное тур­ка­ми преступ­ле­ние – зап­ла­ни­ро­ван­ное ист­реб­ле­ние на­ро­да, а так­же унич­то­же­ние це­ло­го пласта яр­кой на­цио­наль­ной куль­ту­ры. Ар­ме­но­вед по­ла­гал, что зна­комст­во с ци­ви­ли­за­цией, соз­дан­ной ар­мя­на­ми, мог­ло бы пре­дотв­ра­тить раз­ви­тие тра­ги­чес­ких со­бы­тий ге­но­ци­да. По мне­нию уче­но­го, хо­тя ар­мянс­кая исто­рия изо­би­лует тра­ги­чес­ки­ми со­бы­тия­ми, лю­бовь на­ро­да Ар­ме­нии к на­цио­наль­ным тра­ди­циям всег­да оста­ва­лась не­зыб­ле­мой. Ка­кой бы жесто­кой ни бы­ла обста­нов­ка в каж­дый от­дель­ный исто­ри­чес­кий пе­риод, ар­мя­не хра­ни­ли в се­бе не­кий чистый свет, оста­вав­ший­ся, к со­жа­ле­нию, скры­тым и по­таен­ным. Ар­мянс­кий язык ни­ког­да не был язы­ком меж­ду­на­род­но­го об­ще­ния, язы­ком им­пе­рии, но это бо­га­тый и раз­ви­тый язык. Ар­ме­ния не име­ла мо­рей и пор­тов, что­бы сво­бод­но раз­ви­вать тор­гов­лю и расп­рост­ра­нять свои идеи. Фей­ди с со­жа­ле­нием от­ме­чает, что ар­мянс­кая ци­ви­ли­за­ция не име­ла вы­хо­да за пре­де­лы стра­ны, и по­то­му свет­лый луч ар­мянс­кой мыс­ли остал­ся не­ви­дим внеш­не­му ми­ру.

По мне­нию Фре­де­ри­ка Фей­ди, осталь­ной мир прис­корб­но ма­ло знает Восток. Лишь в XVII ве­ке представ­ле­ния пос­ле­до­ва­те­лей клас­си­циз­ма нес­коль­ко рас­ши­ри­лись бла­го­да­ря егип­то­ло­гии, асси­ро­ло­гии и воз­ник­шей позд­нее хет­то­ло­гии. Од­на­ко ког­да речь за­хо­дит о “Ванс­ких над­пи­сях” или об “У­рартс­ком царст­ве”, то очень часто выяс­няет­ся, что ар­хео­ло­гов и восто­ко­ве­дов, имею­щих конк­рет­ные зна­ния о ци­ви­ли­за­ции этой стра­ны, еще очень ма­ло. Ар­ме­ния от­не­се­на к ре­гио­ну восточ­ных оча­гов ци­ви­ли­за­ции – Ира­ну, Ме­со­по­та­мии. Хо­тя под­вер­гав­шие­ся неп­рестан­ным ис­пы­та­ниям светс­кая и ду­хов­ная власть, а так­же на­се­ле­ние Ар­мянс­ко­го на­горья не сфор­ми­ро­ва­ли по­ли­ти­чес­ки мо­гу­че­го го­су­дарст­ва, в ци­ви­ли­за­цион­ном пла­не они иг­ра­ли до­воль­но важ­ную роль, став пос­ред­ни­ка­ми меж­ду Восто­ком и За­па­дом, расп­рост­ра­няя в обе сто­ро­ны дости­же­ния свое­го на­цио­наль­но­го ге­ния.

Фей­ди на­чи­нает пре­дис­ло­вие об­зо­ром исто­рии ар­мянс­ко­го на­ро­да, сло­жив­ше­го­ся в I ты­ся­че­ле­тии до н.э., унас­ле­до­вав­ше­го куль­ту­ру древ­них пле­мен и на­род­ностей, жив­ших на Ар­мянс­ком на­горье еще в ка­мен­ном ве­ке, и до­во­дит его до XX ве­ка. Изо­би­лие в стра­не по­лез­ных ис­ко­пае­мых при­ве­ло в брон­зо­вом ве­ке к са­мостоя­тель­но­му раз­ви­тию произ­водст­ва раз­лич­ных ору­дий и ут­ва­ри. С дру­гой сто­ро­ны, бо­га­тые за­ле­жи ка­мен­ных по­род – лег­ко­го ту­фа, проч­но­го ба­заль­та и мра­мо­ра – да­ва­ло тол­чок раз­ви­тию строи­тельст­ва.

Од­на­ко еще бо­лее уди­ви­тель­но, что в Ар­ме­нии, сот­ря­сае­мой на про­тя­же­нии ве­ков вой­на­ми и на­шест­вия­ми, сох­ра­ни­лись и дош­ли до на­ших дней двад­цать пять ты­сяч ста­рин­ных ру­ко­пи­сей. Ф. Фей­ди от­ме­чает, что од­но толь­ко это чис­ло поз­во­ляет су­дить о пре­дан­ности ар­мянс­ко­го на­ро­да своей куль­ту­ре: “…Та­кие чис­лен­ные по­ка­за­те­ли урав­ни­вают в на­ши дни ар­мянс­кий на­род с те­ми, кто ша­гает в но­гу со зна­ме­ни­ты­ми ми­ра се­го”.

По мне­нию Ф. Фей­ди, че­ло­ве­ка ха­рак­те­ри­зуют не толь­ко его ин­тел­лек­туаль­ные достоинст­ва. Нравст­вен­ные ка­чест­ва лю­дей так­же зас­лу­жи­вают вы­со­кой оцен­ки. Фран­цузс­кий уче­ный убеж­ден, что ар­мян от­ли­чает вы­со­чай­шая при­вер­жен­ность своим на­цио­наль­ным идеям и ха­рак­те­ру. Имен­но эти два ка­чест­ва де­лают че­ло­ве­ка че­ло­ве­ком, а на­род – на­цией.

По мне­нию Ф. Фей­ди, что­бы уз­нать ар­мян, да­же не нуж­но встре­чать­ся и бе­се­до­вать с ни­ми, а луч­ше пос­лу­шать их не­по­средст­вен­ные бе­се­ды друг с дру­гом: тут как раз бу­дет вид­но, о чем они пред­по­чи­тают го­во­рить, как они вы­ра­жают свои мыс­ли. “Та­ким об­ра­зом я на­ко­нец су­мел ус­лы­шать сло­во не ар­мян, а ар­мянс­ко­го на­ро­да”. Он по­ла­гал, что нравст­вен­ный об­лик ар­мян на­шел вы­ра­же­ние в эпо­се “Да­вид Са­сунс­кий”, ко­то­рый на­род сла­гал на про­тя­же­нии ве­ков, вкла­ды­вая в не­го свои ду­мы и чувст­ва.

Что­бы луч­ше по­нять ар­мянс­кий эпос, Ф. Фей­ди исс­ле­до­вал так­же эпи­чес­кие па­мят­ни­ки дру­гих на­ро­дов. Один из них, заг­ла­вие ко­то­ро­го он не на­зы­вает, пот­ряс его. Текст его, на­пи­сан­ный жи­вым и вы­ра­зи­тель­ным язы­ком, по су­ти яв­лял со­бой ан­ти­те­зу эпо­са “Да­вид Са­сунс­кий”, а по­буж­де­нием к дейст­виям его ге­роев бы­ли ди­кость и хит­рость, нап­рав­лен­ные на гра­беж и на­си­лие. От­ли­чие ге­роев это­го эпо­са от са­сунс­ких храб­ре­цов оче­вид­но.

Фран­цузс­ко­му уче­но­му из­вестен не толь­ко свод­ный текст эпо­са, но и его ва­риан­ты. Вни­ма­тель­но изу­чив текст, он при­хо­дит к вы­во­ду, что третья ветвь эпо­са соз­да­на в сред­ние ве­ка, но в ее ос­но­ве ле­жат со­бы­тия бо­лее ран­не­го вре­ме­ни.

Фей­ди от­ме­чает, что ге­рои ар­мянс­ко­го эпо­са ни­ког­да не раз­вя­зы­вают битв и войн. Они бро­сают­ся на­пе­ре­рез опас­ности, ког­да она гро­зит ве­ли­кой бе­дой. Да­же ес­ли они вдруг ис­пы­ты­вают страх, их целью всег­да остает­ся за­щи­та жиз­ни и сво­бо­ды свое­го на­ро­да. Они из­бав­ляют от гне­та ти­ра­нов и дру­гие на­ро­ды. Но ког­да ино­зем­цы из бла­го­дар­ности пред­ла­гают им взой­ти на престол, са­сунс­кие бо­га­ты­ри от­ка­зы­вают­ся, по­то­му что ни од­ним на­ро­дом не дол­жен пра­вить чу­жой царь.

 

Вы­со­ко оце­ни­вая воз­вы­шаю­щие ду­шу нрав­ствен­ные уро­ки “Да­ви­да Са­сунс­ко­го”, Фредерик Фейди отмечает, что этот эпос был соз­дан не для изб­ран­ных и очень да­лек от сак­раль­ных текстов сред­не­ве­ковья. Он рож­ден са­мой сутью ар­мян – на­ро­да, на­де­лен­но­го высокими моральными качествами. Выводы ве­ли­ко­го уче­но­го и гу­ма­ниста не ут­ра­ти­ли и ни­ког­да не ут­ра­тят своей зна­чи­мости, ибо они не­сут в се­бе су­ро­вое осуж­де­ние преступ­ле­ний, нап­рав­лен­ных про­тив че­ло­ве­ка.

?>