КАРТА РУССКОЯЗЫЧНОЙ АРМЯНСКОЙ ПОЭЗИИ

Историческая справка. Появление русских поселений в Армении

 

Несмотря на то, что первые русские поселения появились на территории Армении в 1804 г. (в основном это были казаки, присланные для охраны границы между Российской и Османской империями), русский язык распространялся медленно. В 1830 году, согласно царскому постановлению, в Закавказье были сосланы молокане и духоборы, как секты, они-то и образовали в Армении русские сёла.

В первой трети ХIX века Армения стала ареной борьбы между Персией и Османской Турцией и уповала на Россию. Представители всех слоёв армянского народа и духовенства видели своё освобождение в дружбе с христианской Россией. Герой романа «Раны Армении» известного армянского писателя, основоположника новой армянской литературы и языка Хачатура Абовяна восклицает: «Господи-боже, всели ты милость в сердце нашего русского царя, чтобы пришёл он и освободил нас. Не дай нам умереть, пока не увидим лиц русских».

10 февраля 1828 г. по Туркманчайскому мирному договору персидский шах передал ханство «в полную собственность» Российской империи. С этого периода Армения стала ориентироваться преимущественно на Россию. Писатель и публицист Сергей Глинка (1776-1847), написавший обобщающий труд по истории и культуре Армении, дал высокую оценку присоединения Армении к России.

Очень показателен пример с посещением в 1837 г. Николаем I Эривани[1]. Армяне, не зная русского языка, попытались рассказать о своём положении – они общипали живьём петухов и вышли навстречу русскому царю, жестами показывая, что их жизнь похожа на жизнь этих несчастных птиц.

В этот период в Эриванской губернии и вообще на Кавказе стали открываться учебные заведения с обучением русскому языку и литературе. В своей книге «Русские в истории Армении» исследователь Иван Семёнов приводит письмо наместника Кавказа графа Воронцова-Дашкова русскому царю: «На Кавказе, например, вовсе отсутствует вопрос о языке как в школе, так и в общественных учреждениях. Представители всех народностей стремятся научить своих детей по-русски, ценя в то же время подготовку на материнском языке ребёнка.

Доказательств этому – сколько угодно, и, наоборот, нельзя указать на случаи противодействия преподаванию русского языка. Вообще говоря, русский язык для кавказских народностей является языком культурным, русская литература оказывает серьёзное влияние на местных писателей, воспитывающихся на ней, а русские люди в глазах кавказца представляются носителями той культуры, к которой он всей душой желал бы приобщиться, ибо соседние персидские и турецкие культуры, под влиянием которых он когда-то находился, ему чужды и потребностей его не удовлетворяют». Иван Семёнов указывает перечень газет и журналов на русском языке, которые в 1865 г. получала Эриванская губерния из России и Тифлиса: это ни много ни мало 31 журнал и 12 газет.

В советские годы количество русских постоянно увеличивалось, достигнув своего пика в 1979 году – 70 тысяч. В Армении строились заводы, фабрики, открывались русские школы, сюда направлялись или попадали по распределению молодые специалисты из России и других союзных государств.

В 1989 г. в Армении осталось 21,5 тысяч русских – многие покинули край из-за войны с Азербайджаном. Землетрясение 1988 г., блокада, война ввергли страну в тяжёлое положение. Армяне называют этот период «тёмными годами». Страну покидало не только русское, но и армянское население. В свете этого стоит отметить, что многие русские учёные, попавшие в Армению по распределению, остались в стране и поднимали науку.

После принятия в 1993 г. закона «О языке» всё делопроизводство и обучение было переведено на армянский язык. При этом были закрыты русские факультеты в вузах, часть квалифицированных русскоязычных специалистов вынуждена была уехать.

В последнее десятилетие в стране возрождается интерес к русскому языку. Недавно Министерство образования и науки Армении разработало концепцию преподавания русского языка в общеобразовательных школах страны. С целью обеспечения высокого качества преподавания, будет увеличено количество русских школ и русских классов в армянских школах.

В Армении на русском языке издаётся ряд журналов и газет – «Литературная Армения» (с 1958 г.), «Новое время», «Голос Армении», «Русский язык в Армении», «Эфир» (билингва), «Армянка» (билингва) и др. До Армении доходят и пользуются большим спросом российские армянские издания на русском языке – «Ноев Ковчег», «Собеседник Армении», «Жам», а недавно вышел в свет первый номер армяно-российского журнала для сильных, смелых и деловых людей «Гора» (GORA magazine), в котором отведены страницы и для литературных произведений на русском языке.

 

Русско-армянские культурные и литературные связи в начале XX века и в советский период

 

Искусство поэзии в Армении получило широкое распространение с начала зарождения письменности в V в. Сначала это были духовные гимны и песнопения. Видными представителями поэтической школы этого времени были создатель армянской письменности Месроп Маштоц (361/362-440 гг.), Иоанн Мандакуни (год рож. неизв. – ум. около 490), Степанос Сюнеци (около 680-735) и некоторые другие, творчество которых легло в основу армянской поэзии последующих веков.

Если обратиться к литературным образцам раннеармянского Возрождения – «Книге скорбных песнопений» Григора Нарекаци (953-1003), тагам и гандзы (виды песнопений) Нерсеса IV Шнорали (1100-1173), то можно убедиться, что они не лишены поэтической системы и формы, изобилуют ассонансными созвучиями, но в них нет рифмы.

Традиция рифмы, на мой взгляд, получила широкое распространение в Армении с укреплением русско-армянских культурных и, в частности, литературных связей в начале XX в. и в советский период.

В 1916 г. Валерий Брюсов издаёт в Москве антологию «Поэзия Армении» в переводе на русский язык, а в 1918 г. – «Летопись исторических судеб армянского народа от VI в. до Р. X. по наше время». Миссия, которую взял на себя русский поэт, была направлена на то, чтобы поддержать армянский народ в годы кровавого Геноцида, начатого ещё в Османской империи в конце ХIX в. и продолженного в первой четверти XX в. уже новым турецким правительством. 24 апреля 1915 г. – именно в этот день армяне, разбросанные по всему миру, скорбят, поминая жертв Геноцида. Турки расправились с иноверной интеллигенцией – писателями, журналистами, художниками, музыкантами. Брюсов отозвался сначала рядом стихотворений – «К Армении» (1915), «К армянам» (1916) и др., потом антологией «Поэзия Армении с древнейших времён до наших дней» (1916). Над изданием работала группа русских переводчиков, сам же Валерий Яковлевич перевёл стихи более 40 армянских поэтов и написал к сборнику вступительную статью. С историко-литературным очерком Брюсова «Поэзия Армении и её единство на протяжении веков» можно познакомиться на сайте «Армянский дом», перейдя по ссылке http://armenianhouse.org/bryusov/articles-ru/poetry.html. Валерий Брюсов выделяет двуединство армянского народного характера, которое сформировалось на протяжении долгих веков. «Зародилась новая армянская литература и был выработан новый литературный язык, называемый ашхарапар – в отличие от древнего классического грапара, – пишет он. – Однако и в этом возрождении сказалась вековая разъединённость армян: на Западе и на Востоке (в России) в основу нового литературного языка были положены различные наречия: константинопольское – у западных армян, араратское – у русских» (там же). Таким образом, Брюсов выделяет две школы, влияние которых прослеживается в армянской литературе – «русскую» и «турецкую». Восточная школа «продолжала и развивала традиции древней армянской литературы и сохраняла теснейшую связь с народной поэзией и народной жизнью. Вторая – совершенствовала технику и вводила в армянскую литературу идеи и принципы западных литератур, усваивая себе их новые завоевания» («Поэзия Армении», 1916, с. 85). Среди поэтов «русской Армении», с точки зрения приверженности ритмам и рифме, Брюсов особенно выделяет Ваана Терьяна: «Опять спустилась ночь, опять! И снова / Ты – одинока, ты – обнажена. / Во власти ты смущения больного, / И страхом, страхом снова ты полна! // Как лист, встречая ветер предосенний, / Трепещешь ты, как стебель камыша, / Ты пред собой сама без сил, без охранений, / Ты пред собой сама – моя душа!» (Перевод В. Брюсова. Сборник «Золотая цепь», 1913-1919).

Важно учитывать такой исторический факт – армяне на протяжении нескольких веков составляли яркий и крепкий культурный пласт в Тифлисе (Грузия). Так, в 1899 г. армянский поэт и просветитель Ованес Туманян создал литературный кружок «Вернатун», членами которого были видные армянские поэты, писатели и деятели культуры. По воспоминаниям членов семьи Туманяна, в январе 1916 г. в литературной жизни Тифлиса состоялось большое событие – лекции об армянской поэзии и литературе приехавшего из Москвы Валерия Брюсова, которого Туманян высоко ценил за смелость, любовь к армянскому народу, к его культуре и литературе. Ценил кропотливую и трудную работу поэта по созданию «Поэзии Армении». Тогда «Брюсовская неделя в Тифлисе стала настоящим праздником», как сказал Туманян. «На вечере Брюсов читал свои переводы из армянских поэтов. И когда он прочитал «Перед картиной Айвазовского» Туманяна, грянули аплодисменты, он подошёл к Туманяну и сказал: «Ему аплодируйте, вот он, старик-чародей... Я преклоняю голову перед великим армянским поэтом»[2], – вспоминает семейные истории внучка Туманяна, туманяновед, доктор наук Ирма Сафразбекян. В дни приезда Брюсова Туманян посвятил ему стихотворение «Явился из снегов, издалека...»: «И прав поэт, что предсказал нам бег / Времён – в пресветлый и желанный век, / Где человека любит человек, / Где с человеком счастлив человек» (перевод Б. Ахмадулиной).

Брюсов был частым и желанным гостем в доме Туманяна, которого называл просто Иваном. Однажды в беседах о литературе Брюсов засиделся у армянского поэта допоздна. Поняв, что время позднее, Брюсов заторопился, извинился, попрощался и ушёл. Закрыв за гостем дверь, Туманян внезапно вернулся и, распахнув дверь, увидел сидящего на ступеньках Брюсова, который что-то записывал в блокнот. Туманян растерялся и спросил: «Что с Вами, Валерий Яковлевич, устали или Вам плохо?». Брюсов со свойственной ему застенчивостью и учтивостью ответил, что записывает состоявшуюся только что между ними беседу и, чтобы не нарушать сон домашних, примостился прямо на ступеньках. Туманян рассмеялся, а дома потом сказал, что никогда бы не смог записывать весь прошедший день.

Дружба между ними сохранилась до последних дней жизни Туманяна. В дальнейшем она продолжалась между женой Брюсова Иоанной Матвеевной и дочерью Туманяна Нвард. Сохранилась их переписка по вопросам поэзии и проблемам перевода.

Большое впечатление на детей Туманяна произвёл Константин Бальмонт, который в 1917 году довольно часто приезжал в Грузию для работы над переводом «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели. Он привлекал внимание тем, что говорил очень эмоционально, а, читая стихи, высоко вскидывал голову с рыжими кудрями. Туманян и Бальмонт познакомились, когда Бальмонт перевёл легенду «Ахтамар». Это был первый перевод произведения Туманяна на русский язык. Помещён он был в журнале «Семья» за 1893 год. А в 1894 г. по просьбе Ю. Веселовского Бальмонт перевёл стихотворение Туманяна «Концерт» для второго тома сборника «Армянские беллетристы». В Пятигорске поэт посвятил Туманяну экспромт: «Тебе, Ованес Туманян, / Напевный дар от Бога дан, / И ты не только средь армян / Лучистой славой осиян, / Но свой нарядный талисман / Забросил в дали русских стран, / И не введя себя в изъян, / Не потеряв восточный сан, / Ты стал средь нас на родной Иван...».

В 1923 г. на траурном вечере в Сорбонне, посвящённом памяти Туманяна, Бальмонт рассказал о своих многократных встречах с ним и отметил, что из известных ему восточных поэтов Туманян представляется наиболее «своеобразным и общечеловечным».

Долгие годы своим человеком в доме Туманяна был Сергей Городецкий. В 1916 г. он приехал в Тифлис как представитель «Союза городов», не зная, куда направить свой юношеский пыл. По совету Туманяна Городецкий поехал в Западную Армению, как он писал впоследствии, спасать армянских детей. И выполнил свою миссию с честью. С риском для жизни он как русский офицер имел возможность беспрепятственно вывозить на арбах, под пулями, голодных, раненых и осиротевших армянских детей. Там, в Западной Армении, Сергей Городецкий сдружился с сыном Туманяна Артиком, который обучал его армянскому языку, о чём свидетельствуют записные книжки Городецкого.

Пленённый красотами Вана, Игдыра и других мест, Городецкий написал цикл стихов «Ангел Армении», посвятив его Туманяну. Из русских писателей он был единственным очевидцем резни армян в Западной Армении. На основе увиденного он создал цикл очерков и стихов «В стране ручьёв и вулканов» и написал роман «Сады Семирамиды». А вот один из его экспромтов, посвящённый Туманяну: «Не знаю, кто придумал эсперанто, / Чтоб языки связать в один венец. / Но знаю я другого: Туманян-то – / Он эсперанто изобрёл сердец!».

Одно из известных стихотворений Городецкого «Армения» было тоже посвящено Туманяну, о чём свидетельствует хранящееся в Доме-музее в Дсехе письмо. «Узнать тебя! Понять тебя! Обнять любовью / И воскресенья весть услышать над тобой, / Армения, звенящая огнём и кровью, / Армения, не побеждённая судьбой!» – писал Городецкий, ставший свидетелем геноцида армян в Западной Армении и торжества жизни.

В Доме-музее Туманяна в Дсехе и в семейном архиве имеется много свидетельств о связях армянского поэта с известными русскими поэтами. Во-первых, кроме армянской периодики, дома всегда получали русские газеты и журналы: «Русское богатство», «Русская мысль», «Вестник Европы». Туманян сам много читал и хотел, чтобы дети также знакомились с литературой и культурой других стран.

Максим Горький, Андрей Блок, Осип Мандельштам, Юрий Веселовский, Николай Тихонов, Иван Катаев, Василий Гроссман, Леонид Волынский, Мария Петровых и многие другие писатели, поэты, литературоведы в разное время посещали Армению, о чём оставили стихотворения, очерки, путевые записки. Армянских поэтов, помимо В. Брюсова, переводили на русский Николай Чуковский, Вера Звягинцева, Семён Ботвинников, Сергей Шервинский, Елена Николаевская, Константин Бальмонт, Всеволод Рождественский и многие другие. Лейтмотивом всех произведений выступает идея торжества жизни армянского народа, не только выжившего после Геноцида, но и строящего своё будущее, пусть всего лишь на 10 процентах исторической земли.

 

Современная русскоязычная литература Армении

 

В «нулевые» годы русскоязычные писатели Армении, большей частью не являвшиеся членами Союза писателей, под руководством писателя Сурена Петросяна попытались создать неформальное «Объединение русскоязычных писателей Армении и диаспоры». Руководящим органом объединения стала некоммерческая организация «Фонд поддержки русскоязычных писателей». При этом преследовалась благая цель содействия сохранению и развитию русского языка и литературы в Армении. В объединение вошли писатели среднего поколения, хорошо известные русскоязычному читателю по книгам и публикациям, изданным в местных газетах и журналах: М. Абаджянц, А. Багдасарян, Я. Джангирова, Э. Бабаханян, Г. Аруюнян, О. Азнаурян, Е. Асланян, А. Бегларян, С. Гукасян, Т. Хзмалян, М. Алэс, Е. Асирян, К. Сейранян, А. Паланджян, Г. Тер-Азарян и др., а также русскоязычные авторы, этнические армяне, проживающие в других странах – Л. Кеш (Канада), С. Давидян (Канада), Г. Микаелян (США), С. Крестовский (США), Н. Лалабекян (США), К. Арутюнова-Мерче (Украина, Израиль), Э. Диланян (Польша), В. Казанжанц (Узебекистан), М. Морян (Грузия), А. Григоренц (Киракозов) (Грузия) и др. Самая представительная группа среди диаспор – российская (13 человек): Н. Абгарян, К. Агамирзоев, В. Айрапетян, В. Айрян, А. Акопов, К. Аручеан (Мусаэлян), С. Арутюнов, К. Арутюнянц, П. Галачьянц (Галич), И. Горбачева, Р. Карапетян, К. Мазлумян, К. Тараян. На сегодняшний день примерно половина из этих авторов уже вступила в русскоязычную секцию Союза писателей Армении.

Из успехов русскоязычных писателей Армении: несколько лет назад роман «Закон маятника» Т. Мартиросян был удостоен диплома 3 степени литературного конкурса «Русская премия». Роман М. Петросян «Дом, в котором» стал победителем «Русской премии», занял 3 место в номинации «Приз зрительских симпатий» в конкурсе «Большая книга».

Между тем, армяноязычные писатели стремятся выйти к русскому читателю через переводы. Одним из успешных проектов в этом направлении стала книга-билингва «Буквы на камнях», в которой под одной обложкой собраны представители не только разных поэтических направлений и поколений, но и разных литератур –армянские поэты на языке оригинала и в переводе, русскоязычные поэты Армении в переводе на армянский, а также русскоязычные поэты России, Казахстана, Узбекистана, Молдовы, Украины и Грузии в оригинале и в переводе на армянский. Составители сборника, изданного при поддержке Министерства культуры РА и Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Роспечать» (Россия) – Вика Чембарцева, Елена Шуваева-Петросян, Геворг Гиланц и Давид Матевосян.

В 2017 г. в киевском издательстве «Мария» вышел в свет сборник рассказов армянских писателей, проживающих в разных странах и пишущих на русском языке. В книге собрана уникальная палитра человеческих и литературных судеб. К. Арутюнова родилась в Киеве и сейчас живёт в Израиле. А. Григорян родилась и живёт в Санкт-Петербурге. А. Тер-Абраамянц родился в Таллине (Эстония), сейчас живёт в Москве. А. Сарецян родился и живёт в Абхазии. А. Геронян из Баку, жил в Армении, сейчас – в Риге. А. Маргарян родилась в маленьком приграничном селе Баграташен (Армения), но живёт во Франции. А. Конн (Мелконян), А. Газазян и Л. Шахвердян родились в Грузии, сейчас живут в Армении. Б. Эриван, М. Агабальянц, Г. Рштуни родились в Армении, сейчас живут в Москве. С. Григорян родился в Сибири, некоторое время жил в Армении, сейчас в Москве. Ю. Гогчян родилась и живёт в Днепропетровске. Е. Лусинова – из Краснодарского края. Из местных армян только Г. Ханджян, О. Азнаурян, А. Мелконян, М. Абазян и Р. Пашинян. Ашота Бегларяна мне хотелось бы выделить в отдельную категорию – он родился и вырос в Нагорном Карабахе, прошёл доблестный боевой путь. Ему пришлось держать в руках не только перо, но и оружие.

С точки зрения художественного процесса показательно, что армянские писатели, пишущие на русском, вроде бы должны быть включены в культурный процесс страны проживания. Но это удаётся единицам. Между тем, и в Армении они, можно сказать, мало интегрированы.

За последнее десятилетие выходили в свет несколько сборников произведений армянских литераторов на русском языке, но не было ни одного, который бы объединил под одной обложкой наших писателей,

На протяжении трёх лет в Армении ежегодно проводился Фестиваль молодых русскоязычных писателей, на который съезжались писатели из Армении, Грузии и России. Произведения участников фестиваля публиковались в толстых литературных журналах и сборнике «Новые имена».

В Армении на протяжении более десяти лет проводится фестиваль «Литературный мост» с участием писателей из разных стран. По его итогам традиционно выходит сборник на армянском и английском языках.

За последнее десятилетие выходило в свет несколько номеров толстых литературных журналов, посвящённых исключительно армянской литературе. Среди них – «Юность», «Дружба народов», «Муза», «Знамя», «Гвидеон» и др.

 

Русскоязычная армянская поэзия

 

Русскоязычная армянская поэзия – относительно недавнее явление в армянской литературе, зародившееся в прошлом веке.

В статье «Чтобы не вариться в собственном соку» (газета «Голос Армении», 15.07.2015) русскоязычный писатель и поэт Гурген Баренц пишет: «В середине 70-х годов минувшего века подвижническими усилиями известного прозаика Леонида Гурунца при Союзе писателей Армении была создана секция русскоязычных армянских писателей.

Вокруг секции объединились известные писатели и литературоведы – Зорий Балаян, Сэда Вермишева, Михаил Овчинников, Вруйр Баласан, Нелли Саакян, Наталья Гончар, Альберт Налбандян, Эльда Грин, Магда Джанполадян, Георгий Кубатьян, так и представители нового поколения – Сергей Мурадян, Татьяна Геворкян, Гаяне Ахвердян, Александр Тер-Татевосян, Нельсон Алексанян и другие. Без преувеличения 70-80-е гг. можно назвать "золотым веком", самым плодотворным периодом целенаправленной, координированной деятельности русскоязычной секции. Были изданы два антологических сборника русскоязычных писателей: "Голубая чаша" и "Лоза и камень"» (конец цитаты).

С 1958 г. в Армении издаётся толстый литературный журнал «Литературная Армения», который с 1978 г. возглавляет поэт и переводчик Альберт Налбандян (1940). В его переводах русскоязычные читатели могут познакомиться с творчеством таких армянских лириков, как Иоаннес Иоаннисиан, Ваан Терьян, Мкртыч Пешикташлян, Даниэл Варужан, Мисак Мецаренц и др.

 

К старшему поколению русскоязычных поэтов Армении относится Нелли Саакян (1937). Родилась она в Армавире, на Северном Кавказе, куда в 1905 г. бежал от шушинской резни дед со стороны матери, бывший священником в Шуши. Мама же, увлечённая учёбой, подалась поступать в институт в Баку, где она встретила свою любовь – карабахца из села Сарушен. Потом через пару лет они благополучно развелись, и женщина с двухгодовалым ребёнком на руках отправилась в Москву продолжать образование. Затем было возвращение в Баку, где Нелли закончила школу, соприкоснувшись уже с первого класса с угнетающими душу национальными проблемами, слишком рано вошедшими в её жизнь. Вот один из характерных примеров: Нелли, нервная и забитая, сидит на задней парте – учительница в буклях, с гимназическим образованием, сокрушённо говорит своей любимице: «Натуся, как ты могла получить за диктант четвёрку, если даже Саакова получила тройку».

Горькие уроки армянства Нелли усвоила быстро – она поняла, что должна бороться за свою нацию с двадцатикратной силой, нести её культуру, проповедовать её историю. Несмотря на то, что она не владела армянским языком настолько хорошо, как русским, она русским словом с армянским колоритом полноправно, правдиво и громогласно начала славить свою историческую родину. Но в первую очередь она «возвратила» себе фамилию Саакян, а отчество поменяла с Владимировны (и откуда оно взялось, если отец – Вартан?!) на Вартановну. Судьба будто её испытывала и вела, готовя к большой любви. И вот по воле отца, который на тот период обосновался в Армении, Нелли попала в Ереван и поступила в ЕГУ вместо желанного МГУ. Маленький городок ей не понравился. Спасло лишь романтическое увлечение – Тигран Ахумян. Но потом её поразило духовное богатство армянской земли. И не только. «Здесь была нова для меня сама старость мира». Вот оно, искомое чувство родины!

В её жизни было всё – и голод, и холод, и скитания в поисках себя, и запреты на публикации, и бесправное положение человека, с текстами которого можно безнаказанно делать что угодно. Но, не устаёт подчёркивать Нелли, «я плод русской культуры, русскому духу я обязана столь многим, что это уже и не поддаётся исчислению»[3]. «Россия-матерь, родина моя» – как говорится в одном из её стихов. Но это опыт жизни, похожий на чемодан, который мы везде и всегда носим с собой. Из этих закромов Нелли Вартановна зачастую и черпает вдохновение, которое неизменно носит армянский оттенок: «Снега большой раздвоенной горы / над городом в парении небесном… / Ах, юность! У неё свои дары / здесь, на земле, в скопленье улиц тесном. // У зрелости возвышеннее взор, / она поверх предметов видит ясно. / Тогда приходит час высоких гор / и неизменных истин час прекрасный. // Тогда приходит строгий Арарат / в устойчивости вечного паренья. / И потрясён не красотою взгляд, / а слепотою молодого зренья».

 

Поэт и общественный деятель Сэда Вермишева (1932) пользуется известностью и в Армении, и в России. Она член Союза писателей СССР с 1974 г., председатель российского культурно-исторического общества им. Грибоедова, сопредседатель Московского общества дружбы с Арменией, сопредседатель русскоязычной секции СП Армении, член правления Международной ассоциации содействия культуре, член правления Союза Армян России. Родилась Сэда в Тбилиси, детство провела в Москве. В годы Великой Отечественной отец в рядах московского ополчения добровольцем ушёл на фронт. Семья была эвакуирована в Тбилиси, затем в Ереван, где Сэда закончила школу, а затем экономический факультет ЕГУ и аспирантуру. Она автор более 10 поэтических сборников. Её стихи переводились на армянский, французский, словацкий, польский и английский языки. За плодотворную общественную деятельность на благо Армении, Карабаха и России Сэда Вермишева удостоена правительственных наград. Именно о ней писатель Зорий Балаян сказал: «Поэт не только в России, но и в Армении – больше, чем поэт. Поэт – концентрированное чувство долга. У Сэды Константиновны, может быть, – вдвойне. Она ведь – потомок дворянского рода».

В интервью, которое делал автор этого исследования, Сэда Константиновна рассказала: «В школьное время я отличалась гуманитарным складом. У нас в Пушкинской школе была замечательная преподавательница Седа Александровна Аветисян, которая привила любовь и понимание русской литературы. От неё мы узнали о существовании не только «официальной», признанной литературы, но и «неофициальной». А учились мы во времена Сталина, жили в очень жёстких цензурных ограничениях. ...Русская литература не абстрактна, она не этнична, она пестует нравственное начало. Отсутствие этноцентричности делает её великой литературой. Национальные литературы в этом отношении гораздо слабее. Но я не пошла на филологический факультет. Мой папа занимался экономикой республики. Вообще родители считали, что литература – бесперспективное дело, и хотели видеть меня в сфере народного хозяйства и экономики. Так я с предрасположенностью к литературе пошла на экономический факультет ЕГУ. В тот период я очень увлекалась поэзией Серебряного века. Потом мне повезло в том отношении, что я вышла замуж за человека, мать которого была специалистом русской литературы, заведовала кафедрой в университете. К моему увлечению она отнеслась с большим пониманием. Но тогда я не писала стихов, меня не устраивало, что получалось как-то подражательно, я не могла отразить все чувства... Маяковский для меня был слишком резок, классика была слишком плавная... Знаменательное событие – я возвращалась из командировки и рядом со мной оказался молодой человек, который мне начал читать стихи Цветаевой. Цветаева для меня стала проводником в литературу. Я поняла свободу самовыражения и обратилась к собственной поэзии. На тот момент мне было уже 32 года, имелся уже жизненный опыт и не надо было подражать, заниматься перепевами – передо мной была собственная жизнь со всеми её красками. Отсюда и начался мой путь в литературу. Я никогда не покидала своего профессионального поприща, но и никогда не отворачивалась от своего призвания»[4].

В Армению Сэда Константиновна попала в 12 лет во время эвакуации из Москвы. «У меня была советская культура в армянской интерпретации, но все-таки тогда была определяющей русская литература, которая задавала всем вектора... – рассказывает она. – Я не могу сказать, что являюсь проповедником армянской культуры в Москве, но, конечно же, представляю Армению, так как меня воспринимают как армянку»[5]. «Два города, / Две вечных правоты... / В моей судьбе / Две огненные вспышки... / Монументальность, / Разворот, / Домишки – / Мой Ереван. / Лубок и мощь – / Москва. // Два / Притяженья... // И душа / Меж ними / Кружит, / Как мотылёк, / Боясь присесть... // Два города, / Два имени... // Над ними – / Я. // Чтобы сказать – Я есть...».

 

Ещё один представитель старшего поколения – Роман Камалян (1937) родился в Ереване. Он врач по образованию, биохимик по профессии, доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой биохимии национального аграрного университета Армении. Р. Камалян – автор трёх сборников стихов: «Размышления в пути» (1990), «В стране Наири» (1999) и «Бегущая строка» (2012). «В объятьях утра тает ночь, / свет прорывает тьмы границы, / луч солнца гонит месяц прочь, / земля всплывает из темницы. / Алеет медленно восток, / спадает пелена с лазури, / воздушный движется поток, / ничто не предвещает бури» («Гора», отрывок).

 

Гурген Баренц (1952) родился в Ереване. Он кандидат филологических наук, специалист по русской и армянской литературе, член Международной академии литературы и искусства. Автор более 2000 публикаций в разных периодических изданиях – как в Армении и России, так и за рубежом. Публикуется с 1978 г. Стихи и переводы Г. Баренца печатались в десятках антологических сборников современной армянской поэзии. Основные из них: «Лоза и камень», «Дух родного крова», «Современный армянский рассказ» (библиотечная серия в шести книгах). Баренц – автор нескольких десятков переводных книг. Его произведения переведены на английский, армянский, немецкий, украинский, словацкий, сербский, польский, персидский и другие языки. Он лауреат многих конкурсов. «Мы с тобой / Натворили бед, / Мы с тобой / Наломали дров… / То, что ты / Не со мною, – / Бред. / Годы вырыли / Чёрный ров. // Лишь себя я виню, / Лишь себя. / Нужно было стучаться / Сильнее, / Не сдаваться и ныть: / «Не судьба…», – / Двери с петель срывать, / Стервенея» («Весенний мотив», отрывок).

 

Нина Габриэлян – поэт, прозаик, художник, культуролог. Родилась 16 октября 1953 г. в Москве. В 1976 г. окончила Московский государственный педагогический институт иностранных языков имени М. Тореза (факультет французского языка). С 24 лет начала публиковаться как писатель. Н. Габриэлян является автором сборников стихов «Тростниковая дудка», «Зерно граната», «Поющее дерево» и сборника прозы «Хозяин травы», а также многочисленных публикаций в журналах и коллективных сборниках. Она активно занималась переводами поэзии, классической и современной: армянской, курдской, индийской, казахской, малайской, африканской и т.д. Эти переводы опубликованы более чем в 30 сборниках стихов. Её стихи переводились на армянский, английский, малайский и польский языки, проза – на английский, французский, шведский, итальянский и арабский. Поэтесса занимается научно-исследовательской деятельностью в области литературоведения, искусствознания и культурологии. Она участница международных научных конференций, автор статей в научных журналах и сборниках. Любовь к живописи возникла рано и поначалу проявилась в литературном творчестве Нины Габриэлян – в цветовой насыщенности её стихов и прозы. Судьбоносной для неё оказалась встреча с выдающимся художником и педагогом Борисом Отаровым. С 1976 по 1991 гг. Нина посещала его мастерскую. Сейчас работы художницы находятся в частных собраниях России, Армении, Италии, Великобритании и США… «Армения бредёт сквозь кровь и пепел бурый, / А здесь, в монастыре, склоняясь над листом, / Художник Киракос рисует миньятюры / И красный с голубым цветут на золотом. / Горячий чёрный зной навис над древним краем, / Над смуглым ужасом иссохших детских лиц. / Художник Киракос рисует двери рая, / И яркую листву, и разноцветных птиц» («Средневековая армянская миниатюра», отрывок).

 

Гаянэ Ахвердян (1957) родилась на Урале, в маленьком городке пермского края (тогда Пермской области) – городе Кудымкаре, в семье врачей. В три года Гаянэ оказалась в Армении. «Но первый мой язык, так сказать, млечный – русский, – рассказывает Гаянэ. – Естественно, я освоила и второй мой родной язык – армянский. С языками у меня не было барьера, но всегда доминировал русский». Г. Ахвердян – филолог по образованию (Ереванский государственный университет), окончила аспирантуру Литературного института им. Горького. Она исследователь творчества Анны Ахматовой и Осипа Мандельштама, автор ряда статей о «Поэме без Героя» Анны Ахматовой, заметок и комментариев к «Путешествию в Армению» Мандельштама (в соавторстве с А.Г. Мецем). Г. Ахвердян – составитель книги стихотворений и переводов из армянской поэзии Анны Ахматовой к столетнему юбилею (это первая книга Ахматовой в Армении, вышедшая в начале трудного переломного времени в стране – в 1990 г.). Ахвердян является автором поэтических сборников «Нежность к чёрному голубю» (Ереван, 2002) и «Меня покинувший ангел» (Ереван, 2005). Её стихи появлялись на страницах таких журналов, как «Литературная Армения», «Арагаст», «Меценат и мир» и др. «1 / Смотри, как дерево растёт, / как возрастает в высоту, / на эту крепость – твёрже вод, / на дерзостную красоту, / на это право – быть живым, / пустынным, гордым и прямым / наперекор градской судьбе, / не ведающем о себе. // 2 / Мы будем похожи на древа / на склонах изломанных скал, / где, может, в день Божьего гнева / ребёнок защиты искал. / Мы будем похожи на древа: / серебряным – ты, я – простым: / без яблок праматери Евы, / вкусивших отечества дым» («О деревьях города»).

 

Нужно особо отметить национальную самобытность армянского писателя вне родины, что, по сути, представляет собой уникальное явление. В Армении проживает около трёх миллионов армян, но большей частью, по воле истории, они рассеяны по миру, а это, ни много ни мало, порядка одиннадцати миллионов. Очень сильная русскоязычная армянская община имеется в Грузии. Яркими её представителями являются русскоязычные поэты и писатели армянского происхождения – Марина Мосесова-Киракосян, Михаил Ананов, Анна Шахназарова (издаёт вместе с Михаилом Ляшенко литературный журнал «АБГЛ»), Валерий Унанянц и др.

 

Марина Мосесова-Киракосян родилась и живёт в Тбилиси. В 1979 г. окончила Тбилисский государственный университет, факультет филологии. Поэт и переводчик поэзии, Мосесова-Киракосян – автор восьми поэтических сборников, в том числе переводных: «О чём поведать можно миру...» (2002), «Мои молитвы» (2003), «На орбите сердца» (2006), «Жизнь и муза» (2009), «Сила искреннего слова» (2015). В 2007 г. книга «На орбите сердца» была переведена в Ереване на армянский язык известным поэтом Ара Артяном. Марина переводит с армянского на русский. В 2014 г. она перевела сборник стихотворений бостонского поэта Авика Деренца «Путь Истины», в том же году – сборник стихов тбилисского поэта Агаси Геворкяна «Будем честными и добрыми». М. Мосесова-Киракосян – член Союза писателей Грузии, член Союза армянских писателей Грузии «Вернатун» и член Пушкинского литературного общества русскоязычных авторов «Арион». Она лауреат различных литературных конкурсов, награждена почётной грамотой Министерства культуры Армении. Её произведения публиковались в Тбилиси, Ереване, Москве, Петербурге, Нью-Йорке, Тегеране. На некоторые стихи написаны романсы и песни. «Когда крылатая строка / На лист ложится звонкой вязью, / Тогда щемящая тоска / Куда-то отступает сразу. // Слова, рождаясь из глубин / Души, метущейся в сомненьях, / Сияют светом голубым / И дарят бездну вдохновенья» («Крылатая строка», отрывок).

 

В Армении живут и пишут стихи на русском языке Анна Полетаева, Маргарита Геворкян, Анаит Татевосян, Рафаэль Мовсесян. Их имена уже широко известны, а произведения появлялись на страницах толстых литературных журналов в России – «Дружба народов», «Знамя», «Юность», «Нева», «Гвидеон» и др.

 

Анна Полетаева в «Опыте автобиографии» пишет: «Родилась в 1972 году в Ереване. Росла совершеннейшим сорванцом. До восьми лет успела упасть с качелей головой на камень – вследствие первой попытки полетать (отсюда, кстати, и растут крылья моего псевдонима), а также влюбиться, обойти по краю крышу 12-этажного дома, нагнать страху на всех мальчишек района, чудом не потерять зрение, ударившись глазом о руль велосипеда, сломать ногу, руку, снова ногу и сфотографироваться в гипсе для школьной доски почёта. Одним словом, «как я выжил – будем знать только мы с тобой». Дальше всё было более-менее спокойно. Окончила с медалью физ-мат школу, затем ЕрГУ, факультет прикладной математики.

Но дальнейшие отношения с профессией не сложились ввиду семейных обстоятельств (хотя нежная любовь к математике осталась навсегда).

Желание писать в рифму ненадолго посетило меня в достаточно раннем возрасте (некоторые из собственных опусов нахально помещались мной в школьную стенгазету, а пара-тройка были отправлены аж в «Пионерскую правду»), но потом это желание куда-то благополучно испарилось. Снова вернуться к стихам захотелось сравнительно недавно, в 2004 году.

Публиковалась в альманахе «Паруслов» содружества рок-поэтов «Даждь», в журналах «Край городов», «Кольцо А», в 2007 был издан сборник стихов «Лапушкина книжка». Что ещё... Искренне не понимаю людей, которые употребляют слово «творчество» по отношению к себе – поскольку уверена, что в этом мире есть только один Творец. К своим стихам отношусь без лишнего трепета, но стараюсь учиться у тех, чьи стихи люблю. Про это хорошо сказал великий саксофонист Чарли Паркер: «Master your instrument.Masterthemusic. And then forget all that bullshit and just play». (Практикуйтесвоёмастерствовигре. Изучайте музыку. А потом забудьте всю эту ерунду – и просто играйте)».

Вот одно из стихотворений А. Полетаевой: «В моём раю есть место для тебя – / Прими его, не морщась и не споря. / Останься в нём – счастливо и любя, / Не помня ни сомнения, ни горя. // Но в ад мой и не пробуй постучать, / С тобой он станет больше и страшнее... / На дверь его наложена печать – / И даже если я осатанею / От боли и от сладости мирской, / От долгой и томящей сердце грусти, / Мне важно знать, что в этот непокой / Никто тебя не примет и не впустит... // А что себе я выбрала сама, / Не знают даже ангелы и черти... / Любовь моя – ни воля, ни тюрьма, / А право жить, не думая о смерти».

 

Маргарита Геворкян – поэт, переводчик, коллажист, автор статей. Родилась она в Тбилиси, живёт в Ереване, а начальные годы нового века проходили во Львове. Маргарита окончила Ереванский государственный институт русского и иностранных языков. Она преподавала в школе русский язык и литературу, заведовала кафедрой журналистики в Российско-армянском (славянском) университете. В период становления министерства территориального управления РА участвовала в формировании отдела по связям с общественностью. В настоящее время М. Геворкян – генеральный директор частного благотворительного фонда «Дар». Публикуется с 1990-х годов. С 2012 г. Геворкян – член редакционной коллегии литературно-художественного и общественно-политического журнала «Литературная Армения». В 2013 г. вышел в свет её авторский сборник стихотворений «Абрикосовый иней» (издательство «Дар»). «Кто я? Рождённая в Тифлисе, / Учила русский с малых лет; / Рассказы деда о Масисе – / Былого с будущим завет – / Я в сердце трепетно хранила. // Уткнув лицо в тепло дивана, / От «Бури» пушкинской дрожа, / Я кровью слышала Дживана: / Душа рвалась, как от ножа, / Меж двух культур неровно зрея» (отрывок).

 

Анаит Татевосян – поэт, писатель, переводчик. Она кандидат филологических наук, член Союза писателей Армении. Анаит родилась в 1979 г. в Ереване. В 1995 г. она поступила в Ереванский Свободный гуманитарный университет на факультеты общего языкознания и социологии СМИ, а в 1999 г. – в Российско-Армянский (Славянский) госуниверситет на факультет журналистики. По направлению своего университета перевелась на факультет журналистики МГУ, который закончила с «красным» дипломом в 2005 г. В 2008 г. А. Татевосян защитила диссертацию на тему «Образ Петербурга в русской поэзии 60-х гг. ХХ-го века». Она старший преподаватель кафедры мировой литературы и культуры РАУ. Стихи пишет с четырёх лет. Впервые её стихи были опубликованы в 1987 г. в журнале «Литературная Армения», затем она неоднократно печаталась в различных изданиях стран СНГ. Первый сборник Анаит Татевосян, «Циацан» («Радуга»), включивший стихи на русском и армянском, вышел в 1998 г. Второй сборник, «Полет навстречу солнцу», состоявший только из стихотворений на русском, появился в 2001. Третий сборник, «Петербург: признание в любви», был опубликован в 2003 г. Наконец, последний, «Игра в города», появился в 2009 г. Больше 15 лет Анаит Татевосян переводит на русский современную армянскую поэзию. «И дом вам тесен, и мир негоден, / Томит надежда и мучит жажда, / Кто по Грааль, кто по гроб Господень, / Все отправляетесь вы однажды. // И в новом мире, где каждый точно / Учтён, сосчитан и занесён, / Сеть подвисает, и глохнет почта, / И отключается телефон» (отрывок).

 

Рафаэль Мовсесян родился в 1987 г. в Ереване. Он окончил Московский Государственный лингвистический университет, а в 2014 г. – Высшие литературные курсы при Литературном институте им. Горького. В 2015 г. Рафаэль поступил в аспирантуру Российско-Армянского (Славянского) университета (г. Ереван) по специальности «Русская литература». Поэт публиковался в журналах «Арион», «Волга», «Знамя», «Новая Юность» и др. Он лауреат ряда литературных конкурсов. Живёт в Ереване, работает частным репетитором. «мария снов моих / мария снов моих стучала в дверь / такую деревянную и осень / слонялась позади как дикий зверь / меж тысяч и десятков тысяч сосен // мария снов моих она как тень / в тени крыльца стояла у порога / и верещал обветренный плетень / и солнце загибалось раньше срока // мария снов моих теперь в глуши / отращивает косы и ресницы / и речка под ногами мельтешит / и вырывает по одной странице».

 

Среди русскоязычных поэтов можно также выделить Бэллу Эриван (Россия), Наиру Симонян (Россия), Романа Шубина (Армения – Польша), Лиану Шахвердян (Грузия – Армения), Эмму Огольцову (Армения), Нателлу Лалабекян (США), СуренаПетросяна (США), Юрия Мартиросова (Россия), Елену Шуваеву-Петросян (Армения).И это – далеко не полный список.

 

Вот такая карта русскоязычной армянской литературы и, в частности, поэзии...[6]

 

 


[1] Так звучало название города Ереван в русской транскрипции до 1936 года.

[2] Елена Шуваева-Петросян. – Ованес Туманян «Ты стал средь нас родной Иван» – Поэтоград № 3, 2010. URL: http://book-kiosk.ru/publication.php?id=2383

[3] Елена Шуваева-Петросян. «Я началась в стране армян». – URL : http://www.interlit2001.com/petrosyan-es-3.htm

[4] Елена Шуваева-Петросян. «Я никогда не покидала своего профессионального поприща, но и никогда не отворачивалась от своего призвания». – Газета «Новое время». – URL : https://goo.gl/9kQ8qZ

[5] Там же.

[6] Некоторые биографии и стихотворения поэтов взяты с сайтов «Наша среда» и «Русский Гулливер».

 

Автор: Елена Шуваева-Петросян

 

 

 

Источник: Литературно-публицистический журнал «Эмигрантская лира» (https://sites.google.com/site/emliramagazine/)  

?>