АРМЯНСКАЯ АКАДЕМИЯ

I

 

1717 год. В Амстер­да­ме зак­лю­чен до­го­вор о ми­ре меж­ду Рос­сией, Прус­сией и Фран­цией.

Воль­тер аресто­ван и на год за­то­чен в Басти­лию.

В Пра­ге ос­но­ван Тех­ни­чес­кий уни­вер­си­тет – пер­вый тех­ни­чес­кий вуз в Ев­ро­пе.

На фо­не этих со­бы­тий сов­сем неп­ри­мет­ным ка­жет­ся пе­реезд груп­пы мо­на­хов с по­луост­ро­ва Пе­ло­пон­нес на один из ост­ро­вов Ве­не­цианс­кой ла­гу­ны. Но для ар­мянс­ко­го на­ро­да это со­бы­тие ока­за­лось исто­ри­чес­ким.

 

Ко­нец XVII сто­ле­тия. Древ­ней­шая христианс­кая стра­на Ар­ме­ния, по­де­лен­ная меж­ду дву­мя му­суль­манс­ки­ми го­су­дарст­ва­ми – Пер­сией на восто­ке и Тур­цией на за­па­де, – из­ны­ва­ла от двой­но­го гне­та: пра­ви­те­лей-фео­да­лов и ис­ламс­ко­го ду­хо­венст­ва. Учить и учить­ся, чи­тать, из­да­вать кни­ги на род­ном язы­ке бы­ло прак­ти­чес­ки не­воз­мож­но. Уро­вень куль­ту­ры ар­мян стре­ми­тель­но па­дал.

О под­го­тов­ке учи­те­лей, про­по­вед­ни­ков для ар­мян, об из­да­нии для них книг, сло­ва­рей меч­тал об­ра­зо­ван­ный мо­нах Мхи­тар Се­баста­ци. Мхи­тар и его нем­но­го­чис­лен­ные пос­ле­до­ва­те­ли бы­ли людь­ми дейст­вия. В пер­вый год но­во­го, XVIII ве­ка они соб­ра­ли со­вет и при­ня­ли ре­ше­ние о соз­да­нии ре­ли­гиоз­но-уче­но­го брат­ства. Братст­во это они сра­зу наз­ва­ли ака­де­мией.

Ра­бо­тать бы­ло воз­мож­но для них толь­ко в Ев­ро­пе. На по­мощь уче­ным мо­на­хам приш­ло пра­ви­тельст­во Ве­не­цианс­кой рес­пуб­ли­ки. Место для оби­те­ли наш­лось на по­луост­ро­ве Пе­ло­пон­нес (Мо­рея, как он тог­да на­зы­вал­ся), при­над­ле­жав­шем в то вре­мя Ве­не­ции, ря­дом с ук­реп­ле­ния­ми го­ро­да Ме­то­на. Для оби­те­ли наш­лись так­же два по­местья, что­бы у мо­на­хов бы­ли средст­ва к су­щест­во­ва­нию.

О но­вой конг­ре­га­ции уз­на­ли в Ва­ти­ка­не. Мхи­та­ру приш­лось ехать в Рим, объяс­нять­ся с па­пой. К счастью, па­па римс­кий Кли­мент XII по­нял це­ли братст­ва, приз­нал конг­ре­га­цию, а Мхи­та­ра сде­лал аб­ба­том.

По име­ни свое­го ду­хов­но­го учи­те­ля уче­ные мо­на­хи ста­ли на­зы­вать се­бя мхи­та­риста­ми.

Ед­ва они ус­пе­ли обуст­роить­ся и об­жить­ся на Мо­рее, при­шлось сно­ва со­би­рать­ся в путь: Ве­не­ция ве­ла вой­ну с Тур­цией, ар­мя­нам нель­зя бы­ло на­хо­дить­ся вбли­зи ту­рец­ких войск – это бы­ло опас­но для их жиз­ни.

Око­ло двух лет мхи­та­ристы про­жи­ли в Ве­не­ции. И сно­ва Се­нат рес­пуб­ли­ки при­шел на по­мощь: для на­ших ге­роев наш­ли ку­со­чек зем­ли – кро­шеч­ный ост­ро­вок Ве­не­цианс­кой ла­гу­ны. Ост­ров этот но­сил имя Свя­то­го Ла­за­ря, пок­ро­ви­те­ля нес­част­ных лю­дей, боль­ных про­ка­зой. Нес­коль­ко сто­ле­тий на ост­ров­ке на­хо­дил­ся леп­ро­зо­рий, и ка­за­лось, уже ник­то ни­ког­да не по­се­лит­ся здесь.

Мхи­та­ристы по­се­ли­лись.

Они пе­рее­ха­ли на ост­ров Свя­то­го Ла­за­ря 8 сен­тяб­ря 1717 го­да – в день ос­но­ва­ния своей конг­ре­га­ции.

Здесь мхи­та­ристы раз­вер­ну­ли ак­тив­ную из­да­тельс­кую дея­тель­ность, пост­роив ти­пог­ра­фию, про­су­щест­во­вав­шую бо­лее двух­сот лет, соб­ра­ли биб­лио­те­ку, ко­то­рая вклю­чает бо­лее 150 ты­сяч эк­земп­ля­ров ста­рин­ных книг, соз­да­ли му­зей и шко­лу. Ост­ров Свя­то­го Ла­за­ря итальян­цы ста­ли на­зы­вать «Ар­мянс­ким ост­ро­вом» или «ма­лой Ар­ме­нией».

У из­да­тельст­ва мхи­та­ристов не бы­ло свое­го наз­ва­ния, поэ­то­му местом из­да­ния книг, вы­шед­ших в оби­те­ли, счи­тает­ся Ве­не­ция. А кни­ги эти мо­гут соста­вить не­боль­шой биб­лиог­ра­фи­чес­кий ука­за­тель.

Сам Мхи­тар Се­баста­ци, возг­лав­ляв­ший братст­во бо­лее трид­ца­ти лет, под­го­то­вил трех­том­ный сло­варь ар­мянс­ко­го язы­ка с раз­де­лом, пос­вя­щен­ным собст­вен­ным име­нам. Настоя­тель оби­те­ли был ав­то­ром грам­ма­тик древ­не­го и сов­ре­мен­но­го ар­мянс­ко­го язы­ка. В 1773-1775 гг. он под­го­то­вил но­вое из­да­ние «Биб­лии», для ко­то­ро­го со­поста­вил ее тексты на се­ми язы­ках.

В трид­ца­тых го­дах XIX ве­ка на ост­ро­ве под­го­то­ви­ли к пе­ча­ти тол­ко­вый сло­варь ар­мянс­ко­го язы­ка, из­вест­ный как «Ай­ка­зян».

Трех­том­ная «Исто­рия ар­мянс­ко­го на­ро­да» Ми­каэ­ла Чам­чя­на по сей день остает­ся цен­ным источ­ни­ком для исто­ри­ков-ар­ме­нистов.

В науч­ном ми­ре XIX сто­ле­тия поль­зо­вал­ся из­вест­ностью труд Ге­вон­да Али­ша­на «Геог­ра­фия Ар­ме­нии». Этот уче­ный прос­ла­вил­ся и как поэт и про­заик. С ним вел пе­ре­пис­ку В.Ста­сов.

В этом не­боль­шом из­да­тельст­ве под­го­то­ви­ли не­ма­ло сло­ва­рей для изу­че­ния иност­ран­ных язы­ков: ар­мя­но-анг­ло-ту­рец­кий, ар­мя­но-фран­цузс­кий, ар­мя­но-итальянс­кий, ар­мя­но-гре­чес­кий. Еще в двад­ца­тых го­дах XIX сто­ле­тия был из­дан са­моу­чи­тель по грам­ма­ти­ке русс­ко­го язы­ка.

Бла­го­да­ря чле­нам братст­ва ар­мянс­ким чи­та­те­лям ста­ли доступ­ны Го­мер, Плу­тарх, Ци­це­рон, Ра­син, Шекс­пир, Пуш­кин, Нек­ра­сов…

Уче­ные мо­на­хи из­да­ва­ли по­со­бия для ар­мянс­ких школ, при­чем не толь­ко по исто­рии или ли­те­ра­ту­ре, но и по ма­те­ма­ти­ке, фи­зи­ке, аст­ро­но­мии, зем­ле­ве­де­нию…

 

II

 

Од­ним из уче­ни­ков, а поз­же – пре­по­да­ва­те­лем шко­лы мхи­та­ристов (или ака­де­мии, как они са­ми ее на­зы­ва­ли) был Габ­риэл Ай­ва­зян, стар­ший брат ху­дож­ни­ка И.К. Ай­ва­зовс­ко­го. Этот че­ло­век зас­лу­жи­вает под­роб­но­го расс­ка­за.

Он ро­дил­ся в 1812 го­ду в Фео­до­сии, учил­ся в при­ходс­ком ар­мянс­ком учи­ли­ще, позд­нее – в Фео­до­сийс­ком уезд­ном учи­ли­ще, а ког­да маль­чи­ку ис­пол­ни­лось три­над­цать лет, ро­ди­те­ли от­да­ли его в уче­ние к од­но­му из мхи­та­ристов, жив­ше­му в го­ро­де Ка­ра­су­ба­зар (ны­не Бе­ло­зерск). Учи­тель за­ме­тил в юном Габ­риэ­ле спо­соб­ности, охо­ту к уче­нию и отп­ра­вил его в ака­де­мию.

Че­ты­ре го­да спустя юно­ша был пост­ри­жен в мо­на­хи, а еще че­рез че­ты­ре го­да воз­ве­ден в сан свя­щен­ни­ка. На ост­ро­ве Габ­риэл выу­чил две­над­цать язы­ков, в их чис­ле фран­цузс­кий, анг­лийс­кий, не­мец­кий, пер­сидс­кий, ту­рец­кий. Зна­ние древ­неар­мянс­ко­го счи­та­лось чем-то са­мо со­бой ра­зу­мею­щим­ся. По-русс­ки Габ­риэл го­во­рил ме­нее сво­бод­но, чем по-фран­цузс­ки или по-итальянс­ки, но пи­сал пра­виль­но. Пре­по­да­вал он восточ­ные язы­ки.

В Ве­не­ции он ра­бо­тал вместе с аб­ба­том Ав­ге­ря­ном над состав­ле­нием «Ака­де­ми­чес­ко­го лек­си­ко­на» ар­мянс­ко­го язы­ка – двух­том­но­го из­да­ния, в ко­то­ром каж­дое сло­во бы­ло снаб­же­но пе­ре­во­дом на ла­тынь и гре­чес­кий и соп­ро­вож­да­лось мно­жест­вом при­ме­ров.

Габ­риэ­лу Ай­ва­зя­ну при­над­ле­жат «Исто­рия от­то­манс­ко­го го­су­дарст­ва» в двух частях, «Крат­кая исто­рия Рос­сии с очер­ком ста­тисти­ки Рос­сийс­кой им­пе­рии», пе­ре­вод с итальянс­ко­го со­чи­не­ний Силь­вио Пел­ли­ко*.

Ай­ва­зовс­кий (так ру­си­фи­ци­ро­ва­ли фа­ми­лию Габ­риэ­ла пос­ле его возв­ра­ще­ния в Рос­сию) был ре­дак­то­ром и из­да­те­лем сбор­ни­ка ра­бот сов­ре­мен­ных ему ар­мянс­ких исто­ри­ков «Bibliotheque historique armenienne». «Ес­ли бы мне не бы­ла обе­ща­на по­мощь и со­дейст­вие уче­но­го ар­мя­ни­на, поч­тен­но­го от­ца Ай­ва­зовс­ко­го, то из­да­ние это не мог­ло бы осу­щест­вить­ся», – вспо­ми­нал соста­ви­тель и пе­ре­вод­чик этой кни­ги, фран­цузс­кий ориен­та­лист Фран­суа Дю­лорье.

Он состав­лял и ре­дак­ти­ро­вал исто­ри­чес­кие, геог­ра­фи­чес­кие кар­ты, в ат­ла­сах, из­да­вав­ших­ся на ост­ро­ве (в том чис­ле в кар­тах Ар­ме­нии), исп­ра­вил не­ма­ло оши­бок преж­них геог­ра­фов.

Пре­по­да­ва­ние бы­ло од­ним из глав­ных нап­рав­ле­ний дея­тель­ности Габ­риэ­ла Ай­ва­зовс­ко­го.

К кон­цу со­ро­ко­вых го­дов XIX ве­ка во Фран­ции скла­ды­ва­лась ар­мянс­кая диас­по­ра. Ай­ва­зовс­кий пе­рее­хал в Па­риж и соз­дал там ар­мянс­кое учи­ли­ще. Пос­лу Рос­сии во Фран­ции гра­фу Ки­се­ле­ву гла­ва учи­ли­ща дал по­нять: отк­ры­ваю­щее­ся учеб­ное за­ве­де­ние ста­нет про­вод­ни­ком влия­ния Рос­сии, русс­кой куль­ту­ры сре­ди ар­мян вооб­ще и сре­ди их соо­те­чест­вен­ни­ков в Тур­ции – в част­ности.

Учи­ли­ще бы­ло оди­на­ко­во доступ­но как для ар­мян-ка­то­ли­ков, так и для ис­по­ве­дую­щих гри­го­рианс­кую ве­ру. Од­на­ко ка­то­ли­чес­кие мо­на­хи высту­пи­ли про­тив по­ли­ти­ки Габ­риэ­ла, не под­дер­жа­ли его и фран­цузс­кие власти. Он был вы­нуж­ден уе­хать из Па­ри­жа.

Дав­ней меч­той Габ­риэ­ла Ай­ва­зовс­ко­го бы­ло уч­реж­де­ние учи­ли­ща для ар­мян на юге Рос­сии. Местом для но­во­го учеб­но­го за­ве­де­ния он выб­рал род­ную Фео­до­сию: она рас­по­ла­га­лась на рав­ном уда­ле­нии от Констан­ти­но­по­ля, Ма­лой Азии и Кав­ка­за, к то­му же же­лез­ная до­ро­га долж­на бы­ла сое­ди­нить го­род с Моск­вой и Пе­тер­бур­гом.

Вер­нув­шись в Рос­сию, Ай­ва­зовс­кий хо­да­тайст­во­вал пе­ред го­су­да­рем об уч­реж­де­нии по­доб­но­го учеб­но­го за­ве­де­ния. По­да­вая про­ше­ние, отец Габ­риэл ого­во­рил и не­ко­то­рые собст­вен­ные тре­бо­ва­ния: в учи­ли­ще долж­ны быть обес­пе­че­ны ве­ро­тер­пи­мость и сво­бо­да язы­ка, учи­ли­ще не обя­за­но под­чи­нять­ся ка­ким-ли­бо внеш­ним влия­ниям, власти обе­щают пок­ро­ви­тельст­во­вать его вы­пуск­ни­кам. Алек­сандр II сог­ла­сил­ся с эти­ми тре­бо­ва­ния­ми и дал вы­со­чай­шее соиз­во­ле­ние.

Пос­ле конф­лик­та с ка­то­ли­ка­ми в Па­ри­же Габ­риэл Ай­ва­зов­ский пе­ре­шел в гри­го­рианс­кую ве­ру и те­перь возг­лав­лял Но­во­рос­сийс­ко-бес­са­рабс­кую ар­мянс­кую епар­хию. Зва­ние уп­рав­ляю­ще­го епар­хией да­ва­ло пра­во от­цу Гав­рии­лу (так его те­перь зва­ли) нап­ра­вить на уст­ройст­во и со­дер­жа­ние учи­ли­ща часть средств епар­хии, од­на­ко де­нег всё рав­но не хва­та­ло. Бо­га­тый ар­мя­нин, жи­тель На­хи­че­ва­ни-на-До­ну Ар­те­мий Ха­ли­бов сог­ла­сил­ся пре­доста­вить средст­ва для строи­тельст­ва. Единст­вен­ное ус­ло­вие: учи­ли­ще долж­но бы­ло но­сить его имя.

В ок­тяб­ре 1858 го­да отк­ры­лось Ха­ли­бовс­кое учи­ли­ще для ар­мян «без раз­ли­чия их ро­ди­ны и проис­хож­де­ния». Пре­по­да­ва­ли здесь лю­ди с выс­шим об­ра­зо­ва­нием, от­би­рал их собст­вен­но­руч­но отец Гав­риил. Он сам пре­по­да­вал не­ко­то­рые пред­ме­ты и состав­лял учеб­ни­ки. Обу­ча­ли здесь тем же пред­ме­там, что в Рос­сии и в Ев­ро­пе. Де­ти изу­ча­ли че­ты­ре язы­ка – ар­мянс­кий, русс­кий, фран­цузс­кий и ту­рец­кий. Мно­гие ар­мя­не за­ра­ба­ты­ва­ли тор­гов­лей, поэ­то­му в учи­ли­ще изу­ча­ли бух­гал­те­рию и за­ко­но­ве­де­ние. Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось за­ко­нам, свя­зан­ным с тор­гов­лей. Обу­че­ние про­дол­жа­лось шесть лет. Не­ко­то­рые вы­пуск­ни­ки вер­ну­лись в Ха­ли­бовс­кое учи­ли­ще пре­по­да­ва­те­ля­ми.

Че­рез нес­коль­ко лет отец Гав­риил отк­рыл в Фео­до­сии ар­мян­ское учи­ли­ще для де­виц, а при Ха­ли­бовс­ком – так на­зы­вае­мые «Воск­рес­ные бе­се­ды». Здесь взрос­лых – и муж­чин, и жен­щин – учи­ли гра­мо­те, ариф­ме­ти­ке, исто­рии, бо­гос­ло­вию, ос­но­вам не­ко­то­рых естест­вен­ных пред­ме­тов. Мож­но ска­зать, что в Ха­ли­бовс­ком учи­ли­ще изоб­ре­ли лик­без.

У учеб­но­го за­ве­де­ния бы­ла своя ти­пог­ра­фия. Она отк­ры­лась в 1860 го­ду – пер­вая ти­пог­ра­фия в исто­рии крымс­ких ар­мян. Од­ной из книг, на­пе­ча­тан­ных здесь, был труд исто­ри­ка V ве­ка Еги­ше, оче­вид­ца и исс­ле­до­ва­те­ля вой­ны меж­ду Ар­ме­нией и Пер­сией.

Мож­но сме­ло ска­зать: Ха­ли­бовс­кое учи­ли­ще ста­ло цент­ром ар­мянс­кой куль­ту­ры го­ро­да, ес­ли не ска­зать – все­го Крымс­ко­го по­луост­ро­ва.

Еще в Ве­не­ции Ай­ва­зовс­кий на­чал из­да­вать науч­но-ли­те­ра­тур­ный жур­нал «Баз­ма­веп», ко­то­рый про­су­щест­во­вал до кон­ца ХХ ве­ка.

В Па­ри­же он из­да­вал жур­нал «Ра­ду­га» на двух язы­ках, а в Фео­до­сии про­дол­жил это из­да­ние уже на трех язы­ках.

«…На­ше единст­вен­ное же­ла­ние, на­ша единст­вен­ная на­деж­да зак­лю­чает­ся в том, что­бы свет наук оза­рял умы ар­мянс­ко­го на­ро­да, что­бы вос­пи­та­лось серд­це и ук­ра­си­лось все­ми доб­ро­де­те­ля­ми граж­данс­ки­ми… что­бы он от­ли­чал­ся пре­дан­ностью дер­жа­вам, ему пок­ро­ви­тельст­вую­щим, и ус­пел бы зас­лу­жить сим­па­тии тех на­ро­дов, сре­ди ко­то­рых жи­вет те­перь», – пи­сал Габ­риэл Ай­ва­зовс­кий, на­чи­ная из­да­ние жур­на­ла в Па­ри­же.

Ка­то­ли­кос всех ар­мян Нер­сес V все­це­ло под­дер­жи­вал от­ца Гав­рии­ла, но вско­ре власть в Эч­миад­зи­не сме­ни­лась. Воз­мож­но, но­вый ка­то­ли­кос ви­дел в от­це Гав­рии­ле силь­но­го со­пер­ни­ка. «Че­ло­век без об­ра­зо­ва­ния, один из ар­мянс­ких пре­ла­тов Тур­ции», – го­во­рят о нем «За­пис­ки Им­пе­ра­торс­ко­го Одесс­ко­го об­щест­ва исто­рии и древ­ностей». Борь­ба меж­ду ни­ми про­дол­жа­лась во­семь лет. Пра­ви­тельст­во за­щи­ща­ло от­ца Гав­рии­ла, но из по­ли­ти­чес­ких сооб­ра­же­ний вы­нуж­де­но бы­ло усту­пить.

Ра­зо­ча­ро­ван­ный отец Гав­риил оста­вил и епар­хию, и учи­ли­ще и вер­нул­ся к нау­ке и ли­те­ра­ту­ре. Он пе­ре­вел на ар­мянс­кий язык бас­ни И.А. Кры­ло­ва и из­дал их в 1871 го­ду в Констан­ти­но­по­ле. Знаю­щие лю­ди счи­та­ли его пе­ре­во­ды од­ни­ми из луч­ших.

Пос­лед­ние го­ды отец Гав­риил жил в Тиф­ли­се, возг­лав­ляя гру­зи­но-име­ре­тинс­кую епар­хию гри­го­рианс­кой церк­ви.

Умер Габ­риэл Ай­ва­зовс­кий в 1880 го­ду.

«…Ар­хие­пис­коп Гав­риил был не толь­ко единст­вен­ный вы­со­коп­рос­ве­щен­ный предста­ви­тель ар­мянс­кой церк­ви, но он был, глав­ным об­ра­зом, сея­тель прос­ве­ще­ния сре­ди свое­го на­ро­да… уче­ный и опыт­ный пе­да­гог… нео­бык­но­вен­но та­лант­ли­вый пи­са­тель», – чи­таем о нем в тех же «За­пис­ках Им­пе­ра­торс­ко­го Одесс­ко­го об­щест­ва исто­рии и древ­ностей» – из­да­нии, в ко­то­ром он сам неод­нок­рат­но пе­ча­тал­ся.

 

III

 

Мо­жет сло­жить­ся впе­чат­ле­ние, что мхи­та­ристы без­мя­теж­но жи­ли на своем кро­шеч­ном ост­ров­ке, «спря­тав­шись» от жиз­ни. Это не так. Они бы­ли прек­рас­но ос­ве­дом­ле­ны обо всем, что проис­хо­ди­ло в науч­ном ми­ре Рос­сии и Ев­ро­пы,бы­ли чле­на­ми мно­гих науч­ных об­ществ, участ­во­ва­ли в их из­да­ниях. А иног­да жизнь «до­го­ня­ла» их.

В на­ча­ле XIX сто­ле­тия На­по­леон Бо­на­парт из­дал указ о за­кры­тии цер­ков­ных конг­ре­га­ций во Фран­ции и в за­вое­ван­ных стра­нах. Уг­ро­за на­вис­ла и над ар­мянс­кой оби­телью. Но уче­ные су­ме­ли объяс­нить им­пе­ра­то­ру: они не столь­ко конг­ре­га­ция, сколь­ко уни­вер­си­тетс­кое об­щест­во. Тру­ды, из­дан­ные на ост­ро­ве, бы­ли то­му до­ка­за­тельст­вом. От­ве­том им­пе­ра­то­ра был эдикт: «Мо­на­хи ост­ро­ва Свя­то­го Ла­за­ря сох­ра­няют свой ны­неш­ний ста­тут до тех пор, по­ка с на­шей сто­ро­ны не бу­дет ино­го рас­по­ря­же­ния».

Но­вых рас­по­ря­же­ний не пос­ле­до­ва­ло. Бо­на­парт не мог не оце­нить то­го,что сде­ла­ли для куль­ту­ры эти лю­ди.

Не обош­лось без раз­ног­ла­сий и меж­ду са­ми­ми чле­на­ми конг­ре­га­ции. В ос­но­ве их ле­жа­ли ре­ли­гиоз­ные воп­ро­сы. Еще в 1773 го­ду груп­па мхи­та­ристов от­де­ли­лась от «ост­ро­ви­тян» и пе­ре­се­ли­лась в Триест, а позд­нее, в 1811 го­ду, – в Ве­ну.

В венс­кой оби­те­ли то­же ра­бо­та­ли шко­ла и ти­пог­ра­фия. Со вре­ме­нем сло­жи­лись биб­лио­те­ка, му­зей. Венс­кая биб­лио­те­ка бы­ла не так бо­га­та, как ве­не­цианс­кая, но в ней осо­бо вы­де­лял­ся ар­мянс­кий от­дел: она бы­ла ин­те­рес­на кол­лек­цией ар­мянс­кой пе­рио­ди­ки – га­зет и жур­на­лов. Му­зей сла­вил­ся ну­миз­ма­ти­чес­кой кол­лек­цией – быть мо­жет, круп­ней­шей в ми­ре кол­лек­цией ар­мянс­ких мо­нет.

Не мень­ше ар­мян стра­да­ли от ту­рец­ко­го по­ра­бо­ще­ния на­ро­ды Бал­канс­ко­го по­луост­ро­ва. Им то­же нуж­но бы­ло спа­сать свою куль­ту­ру, а для это­го необ­хо­ди­мо раз­ви­вать кни­го­пе­ча­та­ние.

Сербс­кий фи­ло­лог, эт­ног­раф, фольк­ло­рист Вук Ка­рад­жич про­вел ре­фор­му сербс­ко­го язы­ка, по­ло­жив в ее ос­но­ву раз­го­вор­ную на­род­ную речь, но ти­пог­ра­фий в Сер­бии прак­ти­чес­ки не бы­ло. Его кни­ги пе­ча­та­лись в венс­кой оби­те­ли мхи­та­ристов. «Здесь мож­но пе­ча­тать по-сербс­ки толь­ко у ар­мян…» – пи­сал Ка­рад­жич из Ве­ны од­но­му из дру­зей в 1833 го­ду. Здесь выш­ли в свет два из­да­ния «Сербс­ких на­род­ных ска­за­ний», шесть книг сербс­ких пе­сен, пос­ло­ви­цы, «Сербс­кий сло­варь, истол­ко­ван­ный не­мец­ки­ми и ла­тинс­ки­ми сло­ва­ми», пе­ре­вод «Но­во­го За­ве­та», поч­ти вся сербс­кая ли­те­ра­ту­ра за 1847 год…

В кон­це XIX сто­ле­тия эта ти­пог­ра­фия счи­та­лась од­ной из луч­ших в авст­рийс­кой сто­ли­це.

С 1887 го­да венс­кая оби­тель из­да­ва­ла свой жур­нал «Handes Amsoria» («Еже­ме­сяч­ное обоз­ре­ние»). Пе­ча­та­лись в нем не толь­ко мхи­та­ристы, но и ар­ме­нисты всей Ев­ро­пы.

 

IV

 

В нояб­ре 1816 го­да в Ве­не­цию прие­хал Джорж Гор­дон Бай­рон.

«Пер­во­го де­каб­ря наш ост­ров по­се­тил прос­лав­лен­ный поэт Анг­лии лорд Бай­рон, чьи произ­ве­де­ния це­нят­ся на вес зо­ло­та», – за­пи­сал в своем днев­ни­ке Ару­тюн Ав­ге­рян. Позд­нее имен­но ему предстоя­ло учить поэ­та ар­мянс­ко­му язы­ку.

Ув­ле­чен­ный древ­ней исто­рией, Бай­рон еще в Анг­лии чи­тал об Ар­ме­нии и меч­тал выу­чить ар­мянс­кий язык. Жить в мо­насты­ре ему не поз­во­ли­ли, но раз­ре­ши­ли приез­жать и за­ни­мать­ся с мо­на­ха­ми. Воз­мож­но, аб­бат не риск­нул по­се­лить лор­да в оби­те­ли: тот уже высту­пил в пар­ла­мен­те, стал круп­ной по­ли­ти­чес­кой фи­гу­рой.

Эти лю­ди об­ща­лись око­ло двух лет. Без ма­ло­го три ме­ся­ца лорд ежед­нев­но прип­лы­вал на ост­ров для за­ня­тий ар­мянс­ким язы­ком. Бай­ро­на дав­но уже не бы­ло в жи­вых, а мхи­та­ристы хра­ни­ли под стек­лом ав­тог­раф поэ­та – его имя, на­пи­сан­ное по-ар­мянс­ки.

Из двад­ца­ти че­ло­век, на­чав­ших учить язык од­нов­ре­мен­но с поэ­том, пят­над­цать про­дер­жа­лись с по­не­дель­ни­ка до чет­вер­га и отсту­пи­лись. Наш ге­рой ока­зал­ся од­ним из упор­ных. «Это бо­га­тый язык, ко­то­рый мо­жет щед­ро воз­наг­ра­дить то­го, кто возь­мет на се­бя труд его изу­чить. Я-то ста­раюсь вов­сю, не ос­лаб­лю ста­ра­ний и впредь, но не от­ве­чаю за ре­зуль­та­ты», – пи­сал он в Лон­дон свое­му дру­гу поэ­ту То­ма­су Му­ру. Ему и свое­му из­да­те­лю Джо­ну Мэр­рею Бай­рон пи­сал о своих впе­чат­ле­ниях, об от­но­ше­нии к но­вым зна­ко­мым.

«…Ос­но­ва­ли здесь цер­ковь и мо­настырь, в ко­то­ром де­вя­носто мо­на­хов, при­чем не­ко­то­рые из них очень на­чи­тан­ные и куль­тур­ные лю­ди. Есть у них и ти­пог­ра­фия, и они при­ла­гают боль­шие уси­лия, что­бы прос­ве­тить свой на­род...»

«В этом мо­насты­ре есть весь­ма лю­бо­пыт­ные ма­нуск­рип­ты и кни­ги. Есть и пе­ре­во­ды с гре­чес­ких ори­ги­на­лов (счи­тав­ших­ся уте­рян­ны­ми), а так­же с пер­сидс­ко­го, си­рийс­ко­го и дру­гих язы­ков, не го­во­ря уже о тру­дах ав­то­ров их собст­вен­но­го на­ро­да…»

«Игу­мен это­го мо­насты­ря – епис­коп, чу­дес­ный ста­рик, с бо­ро­дой, по­хо­жей на ко­ме­ту», – пи­сал Бай­рон Мэр­рею.

 

К де­каб­рю 1816 го­да у мхи­та­ристов бы­ла прак­ти­чес­ки го­то­ва грам­ма­ти­ка анг­лийс­ко­го язы­ка для ар­мян. Бай­рон фи­нан­си­ро­вал это из­да­ние и, ед­ва нау­чив­шись чи­тать по-ар­мянс­ки, кор­рек­ти­ро­вал от­тис­ки. Эта грам­ма­ти­ка выш­ла в свет в 1817 го­ду.

Как толь­ко бы­ла за­кон­че­на эта ра­бо­та, уче­ник пред­ло­жил учи­те­лю под­го­то­вить грам­ма­ти­ку ар­мянс­ко­го для анг­ли­чан. В этом учеб­ни­ке в от­дель­ную гла­ву бы­ли вы­де­ле­ны све­де­ния об ар­мянс­ком язы­ке, в не­го бы­ли вклю­че­ны ар­мянс­кие тексты, пе­ре­во­ды на анг­лийс­кий язык. Не­ко­то­рые из этих пе­ре­во­дов бы­ли сде­ла­ны Бай­ро­ном. Ра­бо­та над этой грам­ма­ти­кой про­дол­жа­лась два го­да.

Еще че­рез два го­да был опуб­ли­ко­ван анг­ло-ар­мянс­кий сло­варь. Ав­то­ром его счи­тает­ся Ав­ге­рян, но, на­до ду­мать, в под­го­тов­ке и это­го из­да­ния не­ма­ло­важ­ную роль иг­рал его уче­ник.

За это вре­мя Бай­рон сде­лал нес­коль­ко ин­те­рес­ных пе­ре­во­дов с ар­мянс­ко­го – две гла­вы из «Исто­рии Ар­ме­нии» Мов­се­са Хо­ре­на­ци, от­ры­вок из «Ри­то­ри­ки» Нер­се­са Ламб­ро­на­ци, два пос­ла­ния Св.Пав­ла из его пе­ре­пис­ки с ко­рин­фя­на­ми. «Их не най­дешь в на­шем Свя­щен­ном пи­са­нии, они су­щест­вуют толь­ко у ар­мян… Тексты ка­жут­ся мне впол­не досто­вер­ны­ми, так что я пе­ре­вел их на анг­лийс­кий язык, под­ра­жая язы­ку анг­лийс­кой Биб­лии», – пи­сал он свое­му из­да­те­лю.

Мож­но толь­ко со­жа­леть о том, что сот­руд­ни­чест­во Бай­ро­на и мхи­та­ристов окон­чи­лось ссо­рой.

Ав­ге­рян поп­ро­сил его на­пи­сать на анг­лийс­ком пре­дис­ло­вие к ар­мя­но-анг­лийс­кой грам­ма­ти­ке. Тот сог­ла­сил­ся. Ве­роят­но, он не очень по­ни­мал по­ло­же­ние жи­те­лей Ар­ме­нии и то, ка­кой опас­ности они под­вер­га­лись постоян­но и на Восто­ке, и на За­па­де, по­то­му че­рес­чур рез­ко высту­пил про­тив по­ли­ти­ки ту­рец­ких и пер­сидс­ких властей в от­но­ше­нии ар­мян, от­ме­тив: «…пер­сидс­кие сат­ра­пы и ту­рец­кие па­ши в рав­ной сте­пе­ни со­дейст­во­ва­ли ра­зо­ре­нию это­го края…»

Из­да­те­ли не пош­ли на риск и от­ка­за­лись пе­ча­тать это пре­ди­сло­вие. О рез­ком от­ве­те им Бай­ро­на пи­сал впос­ледст­вии Т.Мур, его биог­раф: «Вы бои­тесь на­пе­ча­тать о своих уг­не­та­те­лях слиш­ком су­ро­вое мне­ние. Ра­бы и тру­сы, вы достой­ны лишь ди­ких пра­ви­те­лей! Вы не­достой­ны той ве­ли­кой на­ции, от ко­то­рой проис­хо­ди­те!»

Поэт сог­ла­сил­ся на­пи­сать дру­гое пре­дис­ло­вие, но, воз­му­щен­ный, не дал де­нег на сле­дую­щий учеб­ник. Од­на­ко и пос­ле это­го ин­ци­ден­та лорд ста­рал­ся по­мо­гать мо­на­хам.

Ле­том 1817 го­да двое из них еха­ли в Ин­дию че­рез Анг­лию. Они вез­ли Джо­ну Мэр­рею нес­коль­ко эк­земп­ля­ров грам­ма­ти­ки и пись­ма от лор­да: «…Ес­ли Вы смо­же­те что-ни­будь сде­лать для этих мо­на­хов сре­ди Ва­ших прия­те­лей во фло­те или же в Вест-Индс­кой ком­па­нии – на­деюсь, что Вы не от­ка­же­тесь сде­лать мне это одол­же­ние…»

В пос­лед­ний раз лорд Бай­рон приез­жал на ост­ров Свя­то­го Ла­за­ря уже по до­ро­ге в Гре­цию. О про­ща­нии его с мо­на­ха­ми сох­ра­ни­лись вос­по­ми­на­ния од­но­го из них: «Ког­да гон­до­ла поэ­та скры­лась из ви­ду, отец Со­ма­лян опустил­ся на ко­ле­ни, пе­рек­рестил­ся пе­ред ста­туей Бо­го­ма­те­ри и про­чел мо­лит­ву. По­том отец Со­ма­лян встал и по­шел к от­цу Ав­ге­ря­ну. Два се­дов­ла­сых стар­ца пос­мот­ре­ли друг на дру­га. Из их глаз вы­ка­ти­лись сле­зы, и зап­ла­ка­ли они как де­ти…»

 

Хо­чет­ся за­кон­чить эту пуб­ли­ка­цию сло­ва­ми лор­да Бай­ро­на о жи­те­лях ост­ро­ва Свя­то­го Ла­за­ря и об ар­мя­нах:

«…Э­ти лю­ди – ду­хов­ные ли­ца тер­пя­щей рабст­во, но бла­го­род­ной на­ции, ко­то­рая под­верг­лась изг­на­нию и гне­ту на­рав­не с ев­рея­ми и гре­ка­ми, но не вы­нес­ла из не­го ни оз­лоб­лен­ности пер­вых, ни ра­бо­ле­пия вто­рых.

Труд­но бы­ло бы, быть мо­жет, най­ти ле­то­пи­си на­ро­да, ме­нее за­пят­нан­ные преступ­ле­ния­ми, чем ле­то­пи­си ар­мян, доб­ро­де­те­ли ко­то­рых бы­ли мир­ные, а по­ро­ки – следст­вия при­тес­не­ния».

 

 

г. Моск­ва

?>