НАХИДЖЕВАН – ЖЕРТВА ГЕНОЦИДА

 Не тер­ри­то­рия, не зем­ля, а ро­ди­на

 

 

«Ни­ка­кие сро­ки дав­ности не при­ме­няют­ся

к преступ­ле­ниям про­тив че­ло­ве­чест­ва,

не­за­ви­си­мо от то­го, бы­ли ли они со­вер­ше­ны

во вре­мя вой­ны или в мир­ное вре­мя».

(Кон­вен­ция ООН 1968 го­да)

 

25 фев­ра­ля 1988 го­да, на­ка­ну­не встре­чи с ге­не­раль­ным сек­ре­та­рем ЦК КПСС М.С. Гор­ба­че­вым, у нас со зна­ме­ни­той поэ­тес­сой Силь­вой Ка­пу­ти­кян бы­ла стро­гая до­го­во­рен­ность: она бу­дет го­во­рить о Ка­ра­ба­хе, а я, в ос­нов­ном, о На­хид­же­ва­не. Так и по­лу­чи­лось. Речь преж­де все­го шла о судь­бе ар­мян в На­хид­же­ва­не, об исто­рии, о страш­ных фак­тах, о ко­то­рых, я был уве­рен, в Крем­ле ник­то ни­че­го не знает. Ибо в Крем­ле дрях­лые ста­ри­ки зна­ли толь­ко то, что На­хид­же­ван яв­ляет­ся «ка­ва­ле­ром» ор­де­на Друж­бы на­ро­дов, а это зна­чит, там всё в по­ряд­ке с ле­нинс­ким ин­тер­на­цио­на­лиз­мом.

Сло­вом, суть и смысл встре­чи сво­ди­лись к тра­ги­чес­ким судь­бам двух ар­мянс­ких ав­то­ном­ных об­ра­зо­ва­ний – На­хид­же­ва­на и Ка­ра­ба­ха. На­пом­ним, что На­хид­же­ван за­ни­мал выс­шую сту­пень сре­ди ав­то­но­мий в СССР: рес­пуб­ли­ка, а не об­ласть и не ок­руг. Я расс­ка­зал Гор­ба­че­ву и о том, что в рам­ках прог­рам­мы «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты» в 1978 го­ду со­вер­шил дли­тель­ное пу­те­шест­вие по Ар­ме­нии, На­хид­же­ванс­кой АССР и Ка­ра­ба­ху. На­пи­сал кни­гу «Очаг». Под­черк­нул, что мне, граж­да­ни­ну СССР, для то­го, что­бы по­пасть на тер­ри­то­рию ар­мянс­кой На­хид­же­ванс­кой ав­то­ном­ной рес­пуб­ли­ки, нуж­но бы­ло за де­сять дней до стар­та об­ра­тить­ся че­рез Ми­нистерст­во внут­рен­них дел Ар­ме­нии в На­хид­же­ванс­кую ми­ли­цию, что­бы по­лу­чить ви­зу.

Гор­ба­чев сна­ча­ла не по­ве­рил мне. Он просто по­ня­тия не имел о та­ком, мяг­ко вы­ра­жаясь, го­су­дарст­вен­ном ка­зу­се. Од­на­ко на­до от­дать ему долж­ное: на чет­вер­тый день пос­ле на­шей встре­чи, 29 фев­ра­ля 1988 го­да, на за­се­да­нии По­лит­бю­ро ЦК КПСС (от­ме­чу для мо­ло­до­го по­ко­ле­ния – это выс­ший ор­ган Со­ветс­ко­го Сою­за) за­го­во­ри­ли и о на­шей встре­че то­же. Вот что он ска­зал чле­нам По­лит­бю­ро (сра­зу пос­ле рас­па­да СССР сте­ног­рам­ма за­се­да­ния бы­ла об­на­ро­до­ва­на): «На­гор­ный Ка­ра­бах – это ар­мянс­кая ав­то­но­мия. Да­же до­ро­ги, ве­ду­щие в Ар­ме­нию, заб­ро­ше­ны. Куль­тур­ная связь на­ру­ше­на. Это соз­на­тель­но (! – 3.Б.) де­ла­лось. Пе­ре­да­чи ту­рец­ко­го те­ле­ви­де­ния при­ни­мают­ся в На­гор­ном Ка­ра­ба­хе, а ар­мянс­кие – нет». И пос­ле этих слов Гор­ба­чев пе­ре­хо­дит к те­ме На­хид­же­ва­на (по все­му бы­ло вид­но, что он на­вер­ня­ка уточ­нял на­ши с Силь­вой дан­ные у ком­пе­тент­ных сот­руд­ни­ков). «Я у Вик­то­ра Ми­хай­ло­ви­ча (Чеб­ри­ков, пред­се­да­тель КГБ СССР) спра­ши­вал: что ты там сде­лал с пог­ра­нич­ной по­ло­сой? Он мне ска­зал, что в На­хид­же­ва­не, где про­хо­дит гра­ни­ца с Тур­цией, у пог­ра­нич­ни­ков есть своя по­ло­са, где рас­по­ло­же­ны заста­вы. А всю глу­би­ну (то есть всю тер­ри­то­рию На­хид­же­ванс­кой Ав­то­ном­ной рес­пуб­ли­ки – пять с по­ло­ви­ной ты­сяч квад­рат­ных ки­ло­мет­ров) пог­ра­нич­ной зо­ны оп­ре­де­ляют мест­ные (то бишь иск­лю­чи­тель­но азер­байд­жанс­кие) ор­га­ны, в дан­ном слу­чае рес­пуб­ли­канс­кие. И ка­кое ре­ше­ние бы­ло ими при­ня­то? Весь На­хид­же­ван был от­не­сен к пог­ра­нич­ной зо­не. Сво­бод­ный въезд ту­да был зап­ре­щен. А ведь там жерт­вы ге­но­ци­да ар­мян бы­ли за­хо­ро­не­ны, там на­хо­дят­ся мо­ги­лы. Там бы­ло де­вя­носто па­мят­ни­ков, из ко­то­рых остал­ся один. И всё. Ни­ко­го не пус­кают под тем пред­ло­гом, что это пог­ра­нич­ная зо­на».

До­ба­вим от се­бя: та­кая не­ве­роят­ная тра­ги­чес­кая си­туа­ция, да еще на фо­не мно­го­лет­ней аб­со­лют­ной без­на­ка­зан­ности, сло­жи­лась с 1924 го­да и про­дол­жа­лась да­же пос­ле выступ­ле­ния Ми­хаи­ла Гор­ба­че­ва на упо­мя­ну­том за­се­да­нии По­лит­бю­ро ЦК КПСС.

Обя­за­тель­но сле­дует от­ме­тить, что в час, ког­да за­шел раз­го­вор на По­лит­бю­ро о Ка­ра­ба­хе и На­хид­же­ва­не, уже тре­тий день про­дол­жал­ся ге­но­цид ар­мян в Сум­гаи­те. Не ду­маю, что отой­ду от те­мы На­хид­же­ва­на, ес­ли про­дол­жу ци­ти­ро­ва­ние той страш­ной сте­ног­рам­мы за­се­да­ния По­лит­бю­ро. Гор­ба­чев, ко­неч­но, еще до на­ча­ла за­се­да­ния ус­пел оз­на­ко­мить­ся с кош­ма­ром Сум­гаи­та. И он при всех об­ра­тил­ся к ми­нист­ру обо­ро­ны Язо­ву, что­бы проин­фор­ми­ро­вать при­сутст­вую­щих:

– Расс­ка­жи, Дмит­рий Ти­мо­фее­вич, как уби­вают в Сум­гаи­те.

– Двум жен­щи­нам гру­ди вы­ре­за­ли. Од­ной го­ло­ву от­ре­за­ли, а с де­воч­ки ко­жу сня­ли. Вот та­кая ди­кость. Не­ко­то­рые кур­сан­ты, уви­дев та­кое, в об­мо­рок па­да­ли...

Ка­за­лось, пос­ле это­го Гор­ба­чев сде­лает всё, что­бы ор­га­ни­за­то­ры и ис­пол­ни­те­ли чу­до­вищ­ных преступ­ле­ний бы­ли стро­го на­ка­за­ны. В де­ся­ти го­ро­дах СССР про­хо­ди­ли су­деб­ные расс­ле­до­ва­ния по ге­но­ци­ду ар­мян в Сум­гаи­те. Од­на­ко в своем об­ще­на­род­ном стан­дарт­но-ком­му­нисти­чес­ком выступ­ле­нии Гор­ба­чев об­ви­нил азер­байд­жанс­кое ру­ко­водст­во все­го лишь в «пло­хой эко­ло­ги­чес­кой си­туа­ции в Сум­гаи­те», где, ока­зы­вает­ся, «мно­го ху­ли­ганст­вую­щих эле­мен­тов». Пос­ле это­го все со­ветс­кие су­ды при­тих­ли. И вско­ре без­на­ка­зан­ность Сум­гаи­та по­ро­ди­ла но­вое зло – ге­но­цид ар­мян в Ба­ку и в дру­гих азер­байд­жанс­ких го­ро­дах, где ис­по­кон ве­ков жи­ли ар­мя­не. А в На­хид­же­ва­не к то­му вре­ме­ни вы­се­ля­ли пос­лед­ние ты­ся­чи ар­мянс­ких се­мей.

...На­род­ные де­пу­та­ты СССР на сес­сии Вер­хов­но­го Со­ве­та все воп­ро­сы, свя­зан­ные с Ка­ра­ба­хом, На­хид­же­ва­ном, Сум­гаи­том, Ба­ку, Ки­ро­ва­ба­дом, Шу­ши, расс­мат­ри­ва­ли толь­ко за зак­ры­ты­ми две­ря­ми, без жур­на­листов. Иск­лю­че­ние состав­ля­ли лишь съез­ды. И уже на пер­вом съез­де я высту­пил с пред­ло­же­нием исп­ра­вить аб­сурд­ный факт то­го, что в СССР из трид­ца­ти вось­ми толь­ко два ар­мянс­ких ав­то­ном­ных об­ра­зо­ва­ния – На­хид­же­ван и Ка­ра­бах – но­сят наз­ва­ния не по на­цио­наль­но­му приз­на­ку, как то­го тре­бует Консти­ту­ция, а по геог­ра­фи­чес­ко­му. Сот­ни де­пу­та­тов под­дер­жа­ли мое впол­не, ка­за­лось бы, ло­гич­ное пред­ло­же­ние. Тщет­но. Лишь го­ды спустя без­мер­но ува­жае­мый мной Ев­ге­ний При­ма­ков, ко­то­рый в ка­чест­ве пред­се­да­те­ля Со­ве­та Сою­за Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР часто при­ни­мал в своем ка­би­не­те ка­ра­бахс­кую де­пу­та­цию, ска­зал, что во вре­мя об­суж­де­ния воп­ро­са о ло­гич­ном наи­ме­но­ва­нии Ка­ра­ба­ха и На­хид­же­ва­на Гор­ба­чев за­ме­тил: «Ло­ги­ка ло­ги­кой, а хло­пот не обе­решь­ся».

В сен­тяб­ре 1990 го­да в Моск­ве ака­де­мик Вик­тор Ам­бар­цу­мян и я (как на­род­ные де­пу­та­ты СССР) при­ня­ли боль­шую груп­пу на­ших соо­те­чест­вен­ни­ков из На­хид­же­ва­на. Это бы­ли, по су­ти, по­след­ние из мо­ги­кан – ар­мя­не, ли­шив­шие­ся ро­ди­ны. Они расс­ка­зы­ва­ли о том, с ка­кой отк­ро­вен­ной наг­лостью, не боясь на­ка­за­ния, всё ар­мянс­кое просто ло­ма­ли, раз­ру­ша­ли, да­же взры­ва­ли. Речь шла не толь­ко о надг­роб­ных хач­ка­рах в Джу­ге, но и о том, что все го­ро­да и се­ла пе­реста­ли быть ар­мянс­ки­ми. Муж­чи­на не­боль­шо­го роста по име­ни Аб­гар расс­ка­зал о том, что на­ка­ну­не ге­не­раль­ный сек­ре­тарь ЦК КПСС высту­пил на пар­тий­ном пле­ну­ме с док­ла­дом о пе­рест­рой­ке. «Я в те дни – ска­зал Аб­гар, – ду­мал, что те­перь уже всё в стра­не на­ко­нец из­ме­нит­ся, что к нам при­дет прав­да». Од­на­ко вско­ре, как го­во­ри­ли взах­леб все на­ши гости, ста­ло еще ху­же, ибо азер­байд­жан­цы про­дол­жа­ли раз­ру­шать все ар­мянс­кие ше­дев­ры уже не по но­чам, а у всех на гла­зах средь бе­ла дня. Это был настоя­щий ге­но­цид.

Весь ве­чер Вик­тор Ама­зас­по­вич толь­ко и го­во­рил о встре­че с на­хид­же­ван­ца­ми, не пе­реста­вая пов­то­рять: «Дейст­ви­тель­но речь идет о ге­но­ци­де. В На­хид­же­ва­не ге­но­цид, а мы преступ­но мол­чим».

Хо­тя мы и не мол­ча­ли. Мно­го го­во­ри­ли. Пи­са­ли. Высту­па­ли. Нап­рав­или офи­циаль­ное об­ра­ще­ние ге­не­раль­но­му ди­рек­то­ру ЮНЕС­КО Фе­де­ри­ко Ма­йо­ру с настоя­тель­ным тре­бо­ва­нием соз­дать меж­ду­на­род­ную ко­мис­сию для спа­се­ния древ­ней­ших ар­мянс­ких на­хид­же­ванс­ких па­мят­ни­ков исто­рии и куль­ту­ры, в том чис­ле (в пер­вую оче­редь!) истин­ных ше­дев­ров ми­ро­вой христианс­кой ма­лой хра­мо­вой ар­хи­тек­ту­ры. И, ко­неч­но, глу­бо­ко соз­на­ва­ли, что на­до тре­бо­вать и дейст­во­вать всем на­ро­дом, всей Ар­ме­нией, всем ми­ром. Ибо речь дейст­ви­тель­но шла о ге­но­ци­де. Не труд­но бы­ло предста­вить, к че­му при­ве­дет та­ко­го ро­да чу­до­вищ­ная ин­диф­фе­рент­ность, осо­бен­но в соз­дав­шей­ся си­туа­ции.

На­пом­ню, еще 28 ян­ва­ря 1998 го­да пре­зи­дент Г.Алиев не где-ни­будь на ми­тин­ге, а на за­се­да­нии Консти­ту­цион­ной ко­мис­сии, не на азер­байд­жанс­ком, а спе­циаль­но для ти­ра­жи­ро­ва­ния текста – на русс­ком язы­ке высту­пил с ци­нич­ным заяв­ле­нием (текст, су­дя по все­му, не ре­дак­ти­ро­вал­ся): «Зе­мли вок­руг На­хи­дже­ва­на то­же бы­ли азер­байд­жанс­ки­ми зем­ля­ми, но, нес­мот­ря на это, там жи­ли ар­мя­не. Так же как они зах­ва­ты­ва­ли дру­гие зем­ли, нап­ри­мер, не­ко­то­рые зем­ли на ны­неш­ней тер­ри­то­рии Тур­ции или азер­байд­жанс­кие зем­ли – Зан­ге­зурс­кий край, от­де­ляю­щий На­хид­же­ван от Азер­байд­жа­на. Ес­ли бы мы тог­да взя­ли Зан­ге­зур, то, быть мо­жет, На­хид­же­ва­ну не нуж­на бы­ла бы ав­то­но­мия...» Г.Алиев не пре­ми­нул упо­мя­нуть и о та­ких азер­байд­жанс­ких «по­те­рях», как «Га­фанс­кий (Ка­панс­кий. – З.Б.) и Мег­ринс­кий ра­йо­ны, Эри­вань». Под­черк­ну, всё это го­во­ри­лось, ког­да уже функ­цио­ни­ро­ва­ла Минс­кая груп­па по Ка­ра­бахс­ко­му уре­гу­ли­ро­ва­нию.

Глу­хое мол­ча­ние ЮНЕС­КО, на­ша неп­рости­тель­ная пас­сив­ность поз­во­ли­ли уже Алие­ву-млад­ше­му пол­ностью унич­то­жить пос­лед­ние три ты­ся­чи ше­дев­ров – хач­ка­ров Джу­ги, ко­то­рые бы­ли разд­роб­ле­ны и вы­ве­зе­ны по же­лез­ной до­ро­ге в отк­ры­тых ва­го­нах. И на этот раз од­на из ос­нов­ных струк­тур ООН – ЮНЕС­КО опять мол­ча­ла, слов­но наб­рав в рот во­ды. Но мы счи­таем, что да­же ес­ли не оста­лось на род­ной зем­ле ар­мян ни од­но­го ар­мя­ни­на, ни од­но­го хра­ма, ни од­но­го хач­ка­ра, то это еще не зна­чит, что На­хид­же­ван не ар­мянс­кий. А ведь всё это от­то­го, что мы за­бы­ваем о са­мом глав­ном. Речь идет не о зем­ле, не о тер­ри­то­рии, а о Ро­ди­не.

...На про­тя­же­нии все­го со­ветс­ко­го пе­рио­да для або­ри­ген­но­го ар­мянс­ко­го на­се­ле­ния На­хид­же­ва­на соз­да­ва­лись не­вы­но­си­мые жиз­нен­ные ус­ло­вия. Как уже го­во­ри­лось, всё ар­мянс­кое на­се­ле­ние бы­ло ли­ше­но кон­так­тов со свои­ми родст­вен­ни­ка­ми в Ар­ме­нии, что вы­нуж­да­ло мно­гие семьи пе­ре­би­рать­ся в Ар­мянс­кую ССР и дру­гие рес­пуб­ли­ки СССР. И де­ла­лось это пре­ду­мыш­лен­но. А ведь во вто­рой статье Кон­вен­ции ООН так и на­пи­са­но: «под ге­но­ци­дом по­ни­мает­ся пре­ду­мыш­лен­ное соз­да­ние для ка­кой-ли­бо груп­пы лиц та­ких не­вы­но­си­мых жиз­нен­ных ус­ло­вий, ко­то­рые расс­чи­та­ны на пол­ное или частич­ное фи­зи­чес­кое унич­то­же­ние».

Пов­то­ряю, все 36 из 38 ав­то­ном­ных об­ра­зо­ва­ний в СССР, как го­во­рит­ся, проц­ве­та­ли. По край­ней ме­ре, сох­ра­ня­лись их исто­ри­чес­кие тер­ри­то­рии, язык, обы­чаи, на­цио­наль­ные празд­ни­ки, исто­ри­чес­кие па­мят­ни­ки. Толь­ко Ар­мянс­кая На­хи­дже­ванс­кая Ав­то­ном­ная Рес­пуб­ли­ка оста­лась без ар­мян и все­го ар­мянс­ко­го. И мир мол­чит. Вспом­ним, как ге­не­раль­ный сек­ре­тарь ЦК КПСС, ока­зы­вает­ся, по­ня­тия не имел о глу­хом зак­ры­тии гра­ниц На­хи­дже­ва­на для ар­мян. А в это вре­мя Алиев-стар­ший ци­нич­но при­зна­вал­ся: «Ав­то­но­мия На­хид­же­ва­на – очень серьез­ный фак­тор, мо­гу­щий по­мочь ре­ше­нию воп­ро­са о возв­ра­ще­нии дру­гих (? – З.Б.) по­те­рян­ных зе­мель и слу­жа­щий этой це­ли. Ав­то­но­мия На­хид­же­ва­на – это исто­ри­чес­кое со­бы­тие с точ­ки зре­ния соз­да­ния гра­ни­цы На­хид­же­ва­на и Азер­байд­жа­на с Тур­цией». Вот где со­ба­ка за­ры­та.

И мы се­год­ня, вместо то­го что­бы за­нять­ся воп­ро­сом ге­но­ци­да ар­мянс­ко­го на­ро­да На­хид­же­ва­на на пла­не­тар­ном уров­не, поз­во­ляем счи­тать ос­во­бож­ден­ные части исто­ри­чес­кой Ар­ме­нии, Ка­ра­ба­ха «спор­ны­ми», тем са­мым прев­ра­щая их в пред­мет тор­га. А меж­ду тем все без иск­лю­че­ния ос­во­бож­ден­ные це­ной боль­шой кро­ви ар­мянс­кие тер­ри­то­рии до Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции вхо­ди­ли в состав, пов­то­ряю, исто­ри­чес­кой Ар­ме­нии. Что же ка­сает­ся На­хид­же­ва­на, то пред­ла­гаю по­чи­тать ав­то­ри­тет­ную эн­цик­ло­пе­дию Ф.А. Брок­гау­за и И.Е. Еф­ро­на: «На­хид­же­ван – у древ­них ар­мян Нак­суа­на – го­род в Эри­ванс­кой гу­бер­нии, на пред­горьях Ка­ра­бахс­ких воз­вы­шен­ностей». Кста­ти, вот до ка­кой геог­ра­фи­чес­кой по­ло­сы до­хо­дит исто­ри­чес­кое по­ня­тие “На­гор­ный Ка­ра­бах”.

Пос­ле под­пи­са­ния Гю­листанс­ко­го и Турк­мен­чайс­ко­го до­го­во­ров прак­ти­чес­ки вся Восточ­ная Ар­ме­ния вош­ла в состав Рос­сийс­кой им­пе­рии. Так что все раз­го­во­ры об Азер­байд­жа­не как та­ко­вом мо­гут иметь место толь­ко пос­ле Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции. Это был по­да­рок Ле­ни­на и Ста­ли­на Ата­тюр­ку, ко­то­рый, кста­ти, го­ды спустя, чест­но приз­нает­ся: «Мы ус­ко­ри­ли уста­нов­ле­ние свя­зи с боль­ше­ви­ка­ми, на­деясь, что в слу­чае ус­пе­ха мы унич­то­жим ар­мянс­кое го­су­дарст­во, яв­ляю­щее­ся на­ры­вом на те­ле на­шей стра­ны». Об этом ма­ло кто се­год­ня знает.

У ме­ня в ру­ках пер­вый том двад­ца­тид­вух­том­ной эн­цик­ло­пе­дии С.Н. Южа­ко­ва 1904 го­да из­да­ния. Здесь сло­во «Азер­бай­джан» на­пи­са­но не там, где се­год­ня на­хо­дит­ся Азер­байд­жанс­кая рес­пуб­ли­ка. В се­вер­ной части Пер­сии есть нес­коль­ко про­вин­ций. Од­на из них (ци­ти­рую): «Адер­бейд­жан, где жи­вут тюр­ки и кур­ды, ве­ду­щие ко­че­вой об­раз жиз­ни». При этом кур­ды в низ­мен­ных местах за­ни­мают­ся зем­ле­де­лием, а вот тюр­ки (адер­бейд­жан­цы) – толь­ко «ко­чев­ни­ки».

Обо всем этом я пи­сал в отк­ры­том пись­ме пре­зи­ден­ту Рос­сии «Проб­ле­ма Ка­ра­ба­ха – проб­ле­ма Рос­сии». Пись­мо бы­ло пос­вя­ще­но двух­сот­ле­тию (12 ок­тяб­ря 1813 го­да) Гю­листанс­ко­го до­го­во­ра, по­се­му га­зе­ты опуб­ли­ко­ва­ли его 12 ок­тяб­ря 2013 го­да. Оно так и на­чи­на­лось: «В ос­но­ву это­го пись­ма лег­ли за­мет­ки, сде­лан­ные на по­лях Гю­листанс­ко­го до­го­во­ра». В се­ре­ди­не ок­тяб­ря 1917 го­да Ле­нин в «Прав­де» приз­нает­ся в том, что ког­да боль­ше­ви­ки возь­мут власть, то пер­вое, что они сде­лают, – вы­ве­дут «ок­ку­па­цион­ные» русс­кие войс­ка из Ту­рец­кой Ар­ме­нии. Это те са­мые войс­ка, ко­то­рые пос­ле Гю­листанс­ко­го и Турк­мен­чайс­ко­го до­го­во­ров дис­ло­ци­ро­ва­лись в Восточ­ной и в части За­пад­ной Ар­ме­нии. И в этой ар­мии на­хо­ди­лись ар­мя­не. Сре­ди них – ка­ва­ле­ры са­мо­го вы­со­ко­го рос­сийс­ко­го ор­де­на Свя­то­го Спа­си­те­ля Анд­рея Пер­во­зван­но­го, ге­не­ра­лы Ми­хаил Ло­рис-Ме­ли­ков, Бар­сег Бей­бу­тян и Ле­вон Ме­ли­ков. За ге­роизм, прояв­лен­ный в вой­нах с Тур­цией.

На ны­неш­ней тер­ри­то­рии Азер­байд­жа­на жи­ли му­суль­ма­не – лез­ги­ны, та­лы­ши, кур­ды, та­ты, бу­дух­цы, хри­зы, хи­на­лу­ги и тюр­ки, то бишь в своем боль­шинст­ве – бу­ду­щие азер­байд­жан­цы, и, ко­неч­но, ар­мя­не с ты­ся­ча­ми христианс­ких хра­мов и церк­вей. Что ка­сает­ся азер­байд­жанс­кой «ариф­ме­ти­ки», то, как пи­сал курдс­кий уче­ный Шак­ро Мгон, «на­цио­наль­ную при­над­леж­ность ру­ко­водст­во Азер­байд­жа­на соз­на­тель­но за­ме­ня­ло и за­ме­няет ре­ли­гиоз­ной». А это зна­чит – азер­байд­жанс­кой. И все они ста­ли азер­байд­жан­ца­ми, ко­то­рых, пов­то­ряю, еще не­дав­но на­зы­ва­ли «тюр­ка­ми». А у Ле­ни­на мож­но про­чи­тать – «кав­казс­кие та­та­ры», у Брок­гау­за и Еф­ро­на – «адер­бейд­жанс­кие та­та­ры» или, там же, «му­суль­ма­не-шии­ты». Как из­вест­но, азер­байд­жан­цы и тур­ки яв­ляют­ся му­суль­ма­на­ми-сун­ни­та­ми. Вот как всё бы­ло сов­сем еще не­дав­но.

...Что­бы Ге­не­раль­ной Ас­самб­лее ООН ра­зоб­рать­ся в воп­ро­се о ге­но­ци­де ар­мян в На­хид­же­ва­не, на­до хо­ро­шо предста­вить, что ста­ло пос­ле Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции с Ка­ра­ба­хом. Впос­ледст­вии раз­вал СССР, естест­вен­но, дал Азер­байд­жа­ну воз­мож­ность окон­ча­тель­но ра­зо­рить уп­ря­мый Ка­ра­бах. По су­ти, он на­чал вой­ну без объяв­ле­ния. Мир тог­да не знал о важ­ной де­та­ли: что в на­вя­зан­ной нам вой­не Ка­ра­бах ге­рои­чес­ки за­щи­ща­ла так­же не­боль­шая груп­па ар­мян, пе­ре­жив­шая ужа­сы ге­но­ци­да в Сум­га­ите и Ба­ку. Це­ной боль­ших по­терь бы­ли ос­во­бож­де­ны не­ко­то­рые участ­ки ро­ди­ны, ко­то­рые еще до Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции бы­ли частя­ми еди­ной Ар­ме­нии, ку­да, естест­вен­но, вхо­ди­ла бу­ду­щая НКАО, прав­да, с за­мыс­ло­ва­ты­ми гра­ни­ца­ми. Азер­байд­жанс­кие кар­тог­ра­фы ре­гу­ляр­но су­жа­ли кар­ты Ка­ра­ба­ха. В ге­рои­чес­ки ос­во­бож­ден­ных ра­йо­нах – Ла­чи­не, Кар­ва­ча­ре, Ку­бат­лу, Зан­ге­ла­не, Джеб­раи­ле, Фи­зу­ли, Аг­да­ме – не оста­лось и сле­дов исто­ри­чес­кой Ар­ме­нии. На ог­ром­ной тер­ри­то­рии Ели­за­вет­польс­кой гу­бер­нии – исто­ри­чес­ко­го Гард­ман­ка, Гю­листанс­ко­го края (Шау­мянс­кий ра­йон), ле­ген­дар­ных Ге­та­ше­на, Мар­ту­на­ше­на, вол­шеб­но­го се­ла мар­ша­лов Баг­ра­мя­на и Ба­бад­жа­ня­на Чар­дах­лу, – где в об­щей слож­ности бы­ло око­ло вось­ми­сот хра­мов, церк­вей, ча­со­вен, сот­ни и сот­ни клад­бищ с ты­ся­ча­ми хач­ка­ров, не сох­ра­ни­лось ни­че­го ар­мянс­ко­го. И пос­ле все­го это­го се­год­ня от нас тре­буют «ос­во­бож­де­ния» се­ми исто­ри­чес­ких ар­мянс­ких ра­йо­нов, ко­то­рые, кста­ти, до со­ветс­кой власти все бы­ли еди­ным це­лым. Разд­роб­ле­ние и ра­йо­ни­ро­ва­ние состоя­лось по­том, при Ста­ли­не. Так что тра­ге­дия приш­ла в Ар­ме­нию пос­ле Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции. О по­доб­ном же, кста­ти, пре­зи­дент Рос­сии В.В. Пу­тин пи­сал: «Пос­ле ре­во­лю­ции боль­ше­ви­ки по раз­ным сооб­ра­же­ниям, пусть Бог им бу­дет судья, вклю­чи­ли в состав Ук­раинс­кой союз­ной рес­пуб­ли­ки зна­чи­тель­ные тер­ри­то­рии исто­ри­чес­ко­го юга Рос­сии. Это бы­ло сде­ла­но без уче­та на­цио­наль­но­го соста­ва жи­те­лей».

Что ка­сает­ся са­мой НКАО, то еще в 1930 го­ду пред­во­ди­тель Ар­цахс­кой епар­хии епис­коп Врта­нес отп­ра­вил с на­роч­ным те­ле­грам­му в Эч­миад­зин: «Нам сна­ча­ла ска­за­ли, что по прог­рам­ме го­су­дарст­вен­но­го атеиз­ма бу­дут раз­ру­шать толь­ко каж­дую вто­рую цер­ковь, а раз­ру­ши­ли поч­ти все. Бла­го­да­ря настоя­тель­ной прось­бе ру­ко­во­ди­те­лей Ка­ра­ба­ха сох­ра­ни­ли все­го нес­коль­ко по­лу­раз­ру­шен­ных хра­мов, сре­ди них: Ама­рас – IV век, Да­ди­ванк – IX век, Ганд­за­сар – ХII век, Христа Спа­си­те­ля в Шу­ши – XIX век. Итак, унич­то­же­но 112 церк­вей и 17 хра­мов».

За­ме­чу, что с пер­вых же дней ос­во­бож­де­ния Ка­ра­ба­ха (1994 год) уси­лия­ми пред­во­ди­те­ля Ар­цахс­кой епар­хии Ар­мянс­кой апостольс­кой церк­ви ар­хие­пис­ко­па Пар­ге­ва (Мар­ти­ро­ся­на), ге­роя Ар­ца­ха, уже восста­нов­ле­но бо­лее се­ми­де­ся­ти церк­вей на всей ос­во­бож­ден­ной части ро­ди­ны. Воз­рож­де­ние это про­дол­жает­ся и се­год­ня.

И пос­ле все­го это­го на­чисто за­бы­вает­ся са­ма ар­мянс­кая исто­рия, ко­то­рую просто-нап­росто оск­вер­няют ру­ко­во­ди­те­ли Тур­ции и Азер­байд­жа­на (я на пер­вое место став­лю Тур­цию, ибо все до­ку­мен­ты в Моск­ве и Кар­се под­пи­са­ны иск­лю­чи­тель­но тур­ка­ми), на­зы­вая ос­во­бож­ден­ную часть ро­ди­ны ар­мян «ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рией». В этой свя­зи не за­бу­дем, что пре­зи­дент Рос­сии еще в 2006 го­ду под­нял важ­ней­ший воп­рос о необ­хо­ди­мости дейст­вен­но­го «отстаи­ва­ния исто­ри­чес­кой исти­ны». И Рос­сия пе­реш­ла к дейст­виям. На вы­со­ком уров­не бы­ла соз­да­на спе­циаль­ная ко­мис­сия по про­ти­во­дейст­вию «всё бо­лее аг­рес­сив­ным по­пыт­кам пе­ре­пи­сы­ва­ния исто­рии в ущерб Рос­сии». Ведь точ­но то­го же са­мо­го до­би­ваем­ся мы, ар­мя­не.

Настоя­щая исто­ри­чес­кая исти­на зак­лю­чает­ся в том, что Азер­байд­жа­на как та­ко­во­го, пов­то­ряю, не су­щест­во­ва­ло до Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции. И это очень важ­но осоз­нать: знает ли кто-то из трех пре­зи­ден­тов стран-участ­ниц, что толь­ко для то­го, что­бы «обоз­на­чить» Азер­байд­жан в исто­рии до об­ра­зо­ва­ния союз­ной рес­пуб­ли­ки, Алиев еще в 1998 го­ду про­вел че­рез Консти­ту­цию спе­циаль­ный День ге­но­ци­да... азер­байд­жан­цев. 31 мар­та. По Алие­ву, ока­зы­вает­ся, боль­ше­ви­ки во гла­ве с Вла­ди­ми­ром Ле­ни­ным и пред­се­да­те­лем Ба­кинс­ко­го Со­ве­та На­род­ных Ко­мис­са­ров Сте­па­ном Шау­мя­ном (для не­ле­пой лжи ну­жен был ар­мя­нин) «в мар­те 1918 го­да осу­щест­ви­ли ге­но­цид, унич­то­жив в об­щей слож­ности пять­сот ты­сяч азер­байд­жан­цев». Кста­ти, в крем­левс­кой му­зей­ной квар­ти­ре Ле­ни­на на сте­не ви­сит, я сам ви­дел, боль­шая кар­та За­кав­казья, где Азер­байд­жа­на нет. Толь­ко Ар­ме­ния и Гру­зия. И ведь се­год­ня весь азер­байд­жанс­кий на­род, осо­бен­но но­вое по­ко­ле­ние, ве­рит во всю эту бе­ли­бер­ду о яко­бы ге­но­ци­де в Азер­байд­жа­не в 1918 го­ду. Од­но, и прав­да, вер­но в алиевс­ком до­ку­мен­те о «ге­но­ци­де»: дейст­ви­тель­но имен­но в на­ча­ле 1918 го­да близ стан­ций Ели­за­вет­поль и Шам­хор прои­зош­ла ужа­саю­щая рез­ня – настоя­щий ге­но­цид! – сол­дат толь­ко по­то­му, что они бы­ли русс­ки­ми. Их бы­ло две ты­ся­чи, русс­ких сол­дат. В со­ветс­кое вре­мя об этом зап­ре­ще­но бы­ло отк­ры­то го­во­рить. В те дни по­гро­мы русс­ких про­дол­жа­лись так­же на стан­циях Акста­фа, Дал­ляр, Ев­лах, Хач­мас. Не­пос­редст­вен­ны­ми ру­ко­во­ди­те­ля­ми русс­ких пог­ро­мов яв­ля­лись чле­ны му­суль­манс­ко­го на­цио­наль­но­го со­ве­та кав­казс­ких та­тар А.Зият­ха­нов, А.Са­фи­кюрдс­кий, Л.Ма­га­лов. М.Рустам­бе­ков, ко­то­рый, кста­ти, был ор­га­ни­за­то­ром ар­мянс­ких пог­ро­мов в об­ластях Ну­хи, Ариш и дру­гих. Вот что бы­ло на са­мом де­ле в 1918 го­ду. И ме­ня уди­ви­ло, ес­ли не ска­зать по­ра­зи­ло, как пос­ле все­го это­го один из круп­ных чи­нов­ни­ков Рос­сии, на­хо­дясь в Ба­ку, тор­жест­вен­но зая­вил о мно­го­ве­ко­вой друж­бе Рос­сии и Азер­байд­жа­на. Друж­ба – мо­жет быть, но вот «мно­го­ве­ко­вая» – это исто­ри­чес­кий нон­сенс!

Я с ува­же­нием от­но­шусь к пре­зи­ден­там стран-соп­ред­се­да­тель­ниц Минс­кой груп­пы по Ка­ра­бахс­ко­му уре­гу­ли­ро­ва­нию. Со вре­ме­ни при­ня­тия Минс­кой кон­вен­ции пре­зи­ден­ты стран-соп­ред­се­да­тель­ниц ме­ня­лись триж­ды. Ме­ня­лись и са­ми соп­ред­се­да­те­ли. Раз­ные лю­ди с раз­ны­ми под­хо­да­ми к проб­ле­ме. Поч­ти чет­верть ве­ка про­дол­жает­ся, как го­во­рит­ся, ста­тус-кво. И вдруг, как толь­ко Азер­байд­жан в оче­ред­ной раз ор­га­ни­зо­вал вар­варс­кую аван­тю­ру в ночь на вто­рое ап­ре­ля 2016 го­да, пре­зи­ден­ты стран-соп­ред­се­да­тель­ниц и ми­нист­ры иност­ран­ных дел на­ду­ма­ли как мож­но ак­тив­нее ус­ко­рить ре­ше­ние проб­ле­мы. И это вместо то­го, что­бы преж­де все­го на­ка­зать про­во­ка­то­ров.

...В 2004 го­ду в Бу­да­пеш­те азер­байд­жанс­кий офи­цер ночью от­ру­бил то­по­ром го­ло­ву спя­ще­му ар­мянс­ко­му офи­це­ру Гур­ге­ну Мар­ка­ря­ну толь­ко по­то­му, что тот был ар­мя­ни­ном. Ка­за­лось бы, страш­нее преступ­ле­ния быть не мо­жет! И бу­да­пештс­кий суд вы­нес при­го­вор: «по­жиз­нен­но». Ан нет. Че­рез нес­коль­ко лет пре­зи­дент Азер­байд­жа­на выз­во­лил го­ло­во­ре­за (ду­маю, не за кра­си­вые гла­за). Но это­го ма­ло. Го­ло­во­рез (в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва) был не толь­ко ос­во­бож­ден, но в тор­жест­вен­ной обста­нов­ке встре­чен с цве­та­ми на ве­се­лом празд­ни­ке, ор­га­ни­зо­ван­ном са­мим пре­зи­ден­том Азер­байд­жа­на. На гла­зах у все­го ми­ра вар­вар был воз­ве­ден не просто в ранг ге­роя – в об­ра­зец для под­ра­жа­ния. И ведь так и по­лу­чи­лось. Имен­но в те кро­ва­вые ап­рельс­кие дни 2016 го­да на­шел­ся азер­байд­жанс­кий воен­нос­лу­жа­щий, ко­то­рый, так ска­зать, по­шел даль­ше свое­го «бу­да­пештс­ко­го» учи­те­ля. Он не просто от­ру­бил го­ло­ву двад­ца­ти­лет­не­му ар­мянс­ко­му сол­да­ту (Кя­рам Со­лоян, по на­цио­наль­ности – курд-езид). Труд­но предста­вить, как в наш век че­ло­век в воен­ной фор­ме, по­доб­но уб­люд­кам из ИГИЛ, дер­жит в ру­ке от­руб­лен­ную го­ло­ву (да простит ме­ня чи­та­тель за вы­нуж­ден­ный на­ту­ра­лизм) и де­монст­ри­рует ее под улю­лю­канье тол­пы. Ци­низм пов­то­рил­ся: тот же че­ло­век, пре­зи­дент Азер­байд­жа­на, опять в тор­жест­вен­ной обста­нов­ке с улыб­кой на ли­це вру­чил го­ло­во­ре­зу выс­ший ор­ден Азер­байд­жа­на. Этот чу­до­вищ­ный ци­низм транс­ли­ро­ва­ло азер­бай­джанс­кое те­ле­ви­де­ние.

А мир про­дол­жает мол­чать.

И ведь, черт возь­ми, иг­но­ри­руя весь этот кош­мар, вдруг имен­но сей­час пре­зи­ден­ты стран-соп­ред­се­да­тель­ниц и ми­нист­ры иност­ран­ных дел при­хо­дят к то­му, что на­до как мож­но ско­рее ре­шить проб­ле­му Ар­ца­ха, опи­раясь на до­ку­мен­ты 1994-95 го­дов. А кто-ни­будь из ны­неш­не­го по­ко­ле­ния знает, что тог­да проис­хо­ди­ло в Ка­ра­ба­хе и, как го­во­рил Гор­ба­чев, вок­руг не­го? Как на­ча­лась и как за­кон­чи­лась в 1994 го­ду вой­на, в ко­то­рой по­бе­до­нос­ная ар­мянс­кая ар­мия долж­на бы­ла – кста­ти, без кро­воп­ро­ли­тия – вер­нуть зах­ва­чен­ные азер­байд­жан­ца­ми ар­мянс­кие се­ла Эр­кедж, Буз­лух, Ма­на­шид, один­над­цать сел Шау­мянс­ко­го ра­йо­на, ле­ген­дар­ный Ге­та­шен, Мар­ту­на­шен и мно­гие дру­гие, пе­ре­жив­шие тра­ги­чес­кую судь­бу На­хид­же­ва­на. Но кто-то свер­ху приоста­но­вил на­шу по­пыт­ку спасти часть на­шей ро­ди­ны и на­ших соо­те­чест­вен­ни­ков.

По мое­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, за стол пе­ре­го­во­ров на­до са­дить­ся лишь тог­да, ког­да реаль­но знаешь, чем кон­чит­ся всё пос­ле то­го, как вы­сох­нут чер­ни­ла на бу­ма­ге. При этом на­до пом­нить и о том, что Азер­байд­жан в 1991 го­ду, в кон­це ав­густа, поль­зуясь не­раз­бе­ри­хой пут­ча, ре­ше­нием свое­го Вер­хов­но­го Со­ве­та тот­час же вы­шел из соста­ва СССР. И неу­ди­ви­тель­но, что уже че­рез 48 ча­сов На­гор­ный Ка­ра­бах и Шау­мянс­кий ра­йон (Гю­листанс­кий край) об­ра­зо­ва­ли на ба­зе Об­ласт­но­го со­ве­та НКАО не­за­ви­си­мое го­су­дарст­во. А 10 де­каб­ря то­го же го­да ре­фе­рен­дум (98,8 про­цен­та­ми го­ло­сов “за”) окон­ча­тель­но ут­вер­дил за­кон­ность На­гор­но-Ка­ра­бахс­кой Рес­пуб­ли­ки.

Ве­ли­кий ар­мянс­кий и аме­ри­канс­кий пи­са­тель Уильям Са­роян, с ко­то­рым мне пос­част­ли­ви­лось со­вер­шить дли­тель­ные пу­те­шест­вия по Ар­ме­нии, Рос­сии и При­бал­ти­ке, ска­зал од­наж­ды в при­сутст­вии лю­би­мо­го им зна­ме­ни­то­го пи­са­те­ля Гран­та Ма­те­во­ся­на: «Я ро­дил­ся во Фрез­но. И с детст­ва ду­мал, что Аме­ри­ка – моя ро­ди­на. Но ког­да уже взрос­лым пи­са­те­лем по­се­тил дом моих ро­ди­те­лей и пред­ков в Бит­ли­се, я по­нял, что моя ро­ди­на – Бит­лис, где сей­час жи­вут тур­ки. С тех пор я стал дру­гим. И сог­ла­сен с Гёте, ко­то­рый счи­тал, что «истин­ное му­жест­во прос­ве­щен­ных на­ро­дов состоит в го­тов­ности к са­мо­по­жерт­во­ва­нию во имя ро­ди­ны». То же са­мое проис­хо­дит со все­ми мои­ми соо­те­чест­вен­ни­ка­ми, рас­сеян­ны­ми по всем пя­ти кон­ти­нен­там».

На про­тя­же­нии по­лу­ве­ка мне до­ве­лось (не без тру­да) по­се­тить поч­ти весь Спюрк (ар­мянс­кая диас­по­ра) на всех пя­ти кон­ти­нен­тах. И всю­ду я убеж­дал­ся, что дейст­ви­тель­но нет бо­лее бла­го­род­ной бо­лез­ни, чем тос­ка по ро­ди­не. Бо­лезнь эта хро­ни­чес­кая. Она у ар­мян, на­вер­ное, ни­ког­да не прой­дет. Од­на­ко это не зна­чит, что речь идет о при­ми­ре­нии с по­те­рей исто­ри­чес­кой ро­ди­ны. Я глу­бо­ко убеж­ден, что наш на­род просто не имеет пра­ва оста­вать­ся в пле­ну так на­зы­вае­мо­го «фе­но­ме­на свер­шив­ше­го­ся фак­та». Дес­кать, позд­но уже и поезд ушел. Дейст­во­вать! Толь­ко дейст­во­вать!

По­ра нам по­ве­дать ми­ру, что не су­щест­вует проб­ле­мы Ка­ра­ба­ха. Есть проб­ле­ма Азер­байд­жа­на, ко­то­рый со­вер­шил чу­до­вищ­ный ге­но­цид ар­мян – або­ри­ге­нов На­хид­же­ва­на. В Кон­вен­ции о не­при­ме­ни­мости сро­ка дав­ности к преступ­ле­ниям про­тив че­ло­ве­чест­ва пос­ле прост­ран­ной преам­бу­лы идет пер­вая статья, ко­то­рая на­чи­нает­ся гром­кой строч­кой: «Ни­ка­кие сро­ки дав­ности не при­ме­няют­ся к преступ­ле­ниям про­тив че­ло­ве­чест­ва, не­за­ви­си­мо от вре­ме­ни их со­вер­ше­ния». Ведь за все вре­мя со­ветс­кой власти в ар­мян­ской На­хи­че­ванс­кой ав­то­ном­ной рес­пуб­ли­ке осу­ществ­лял­ся настоя­щий апар­теид. А это оз­на­чает, сог­лас­но Kон­вен­ции, не толь­ко ли­ше­ние по­ли­ти­чес­ких, со­циаль­но-эко­но­ми­чес­ких, граж­данс­ких прав, но и ли­ше­ние на­цио­наль­ной при­над­леж­ности и да­же тер­ри­то­риаль­ную изо­ля­цию. Имен­но та­кую ка­таст­ро­фу пе­ре­жил ар­мянс­кий на­род в род­ном На­хид­же­ва­не. Пос­лед­ние ты­ся­чи ар­мян-або­ри­ге­нов бы­ли на­силь­но выд­во­ре­ны уже на гла­зах ны­неш­не­го по­ко­ле­ния – в 1991 го­ду. Пос­лед­ние свя­щен­ные для ар­мян хач­ка­ры бы­ли вар­варс­ки разд­роб­ле­ны и, как уже го­во­ри­лось, вы­ве­зе­ны сов­сем не­дав­но, в 2012-13 го­дах, при дейст­вую­щем пре­зи­ден­те Азер­байд­жа­на. Сло­вом, вар­варст­во и ван­да­лизм проис­хо­ди­ли в на­ши дни на гла­зах все­го ми­ра. Здесь важ­но то, что мно­го­чис­лен­ные ло­ги­чес­ки вы­ве­рен­ные уста­нов­ки Кон­вен­ции ООН вов­се «не пре­дус­мат­ри­вают иск­лю­че­ния в ка­ком бы то ни бы­ло слу­чае». А это зна­чит, что сог­лас­но VIII и IX ста­тьям Кон­вен­ции о пре­дуп­реж­де­нии преступ­ле­ния ге­но­ци­да и на­ка­за­нии за не­го Ар­ме­ния в ли­це На­цио­наль­но­го Соб­ра­ния имеет пра­во об­ра­тить­ся в Ор­га­ни­за­цию Объе­ди­нен­ных На­ций с за­кон­ным тре­бо­ва­нием при­нять (ци­ти­рую): «в соот­ветст­вии с по­ло­же­нием Уста­ва ООН все необ­хо­ди­мые ме­ры». А это, в свою оче­редь, зна­чит, что в слу­чае необ­хо­ди­мости, сог­лас­но упо­мя­ну­той статье IX (ци­та­та): «Ма­те­риа­лы так­же пе­ре­дают­ся на расс­мот­ре­ние Меж­ду­на­род­но­го су­да». Сле­дует под­черк­нуть и то, что в слу­чае с На­хид­же­ва­ном (ци­та­та): «На­ка­зуе­мы дея­ние по­ку­ше­ния на ге­но­цид и соу­частие в ге­но­ци­де». И ведь всё это проис­хо­ди­ло, как мы те­перь знаем, на про­тя­же­нии всех со­ветс­ких лет.

Сло­вом, ге­но­цид в На­хид­же­ва­не осу­ществ­лял­ся на гла­зах всех по­ко­ле­ний пос­ле Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции. Пос­лед­ние ты­ся­чи на­хид­же­ванс­ких ар­мян бы­ли изг­на­ны в 1991 го­ду. А пос­лед­ние ты­ся­чи и ты­ся­чи свя­щен­ных хач­ка­ров, как уже го­во­ри­лось, бы­ли раз­би­ты на кус­ки и вы­ве­зе­ны в отк­ры­тых ва­го­нах. Пов­то­рю, хач­ка­ры – это не толь­ко ше­дев­ры ма­лой ар­хи­тек­ту­ры, но и, в пер­вую оче­редь, – надг­роб­ные кам­ни, под ко­то­ры­ми ле­жит прах пред­ков ар­мян. Пред­ков ге­ниев Ко­ми­та­са и Ара­ма Ха­ча­ту­ря­на и мно­гих ты­сяч та­лант­ли­вых на­хид­же­ван­цев. Как тут не вспом­нить ар­мянс­ко­го поэ­та:

 

О братья армяне! пора отвечать:

И ныне молчать?[1]

 

Нет! Не мол­чать! Не без­молвст­во­вать! Толь­ко дейст­во­вать!

 

P.S. Я уже шаг­нул в де­вя­тый де­ся­ток. В 1937 го­ду ли­шил­ся от­ца – нар­ко­ма прос­ве­ще­ния На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха, осуж­ден­но­го как враг на­ро­да. Вы­рос у де­да, ко­то­рый в пер­вые два го­да вой­ны по­те­рял трех сы­но­вей. Слу­жил че­ты­ре го­да на Бал­тийс­ком фло­те. Окон­чил Ря­занс­кий ме­ди­цинс­кий инсти­тут. Де­сять лет ра­бо­тал вра­чом на Кам­чат­ке. Наг­раж­ден ме­далью От­лич­ни­ка здра­воох­ра­не­ния. Со­рок лет ра­бо­тал собст­вен­ным кор­рес­пон­ден­том «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты» по Ар­ме­нии. На­пи­сал око­ло вось­ми­де­ся­ти книг. И сре­ди них глав­ной счи­таю кни­гу «Меж­ду адом и раем» – о ка­ра­бахс­кой вой­не.

Был На­род­ным де­пу­та­том СССР, и все мои выступ­ле­ния на съез­дах и сес­сиях ка­са­лись иск­лю­чи­тель­но судь­бы На­хид­же­ва­на и Ка­ра­ба­ха.

Дол­жен со зна­нием де­ла ска­зать, что пос­ле окон­ча­ния Ка­ра­бахс­кой вой­ны и при­ня­тия так на­зы­вае­мо­го Биш­кекс­ко­го мир­но­го сог­ла­ше­ния пре­зи­ден­ты стран-соп­ред­се­да­тель­ниц ме­ня­лись триж­ды. И ко­неч­но, как бы тща­тель­но они ни изу­ча­ли воп­рос, о мно­гом – о глав­ном, о де­та­лях – они мо­гут не знать. И это естест­вен­но. В на­ро­де го­во­рят «Бог в де­та­лях», ко­то­рые, увы, часто об­хо­дят вни­ма­нием. В этой свя­зи под­чер­ки­ваю, что толь­ко пос­ле за­кон­но­го при­ме­не­ния Ге­не­раль­ной Ас­самб­леей ООН по от­но­ше­нию к Азер­байд­жа­ну пре­дус­мот­рен­ных Кон­вен­цией мер на­ка­за­ния за ге­но­цид в На­хид­же­ва­не – мож­но бу­дет присту­пить к расс­мот­ре­нию воп­ро­са Ка­ра­ба­ха.

В соз­дав­шей­ся неп­ростой си­туа­ции я по-от­цовс­ки, настоя­тель­но про­шу и со­ве­тую всем трем пре­зи­ден­там, преж­де чем присту­пить к окон­ча­тель­но­му ре­ше­нию воп­ро­са, по­се­тить Ка­ра­бах. По­се­тить мо­настырь Ама­рас, пе­ре­жив­ший за пол­то­ры ты­ся­чи лет пол­то­ры ты­ся­чи бед и кру­чин. Имен­но там, в Ка­ра­ба­хе, в мо­насты­ре Ама­рас, соз­да­тель ар­мянс­ко­го ал­фа­ви­та свя­той Мес­роп Маш­тоц отк­рыл пер­вую шко­лу, где ар­мя­не впер­вые нау­чи­лись чи­тать и пи­сать трид­цатью шестью свя­щен­ны­ми мес­ро­повс­ки­ми бук­ва­ми. При­ме­ча­тель­но и тро­га­тель­но (осо­бен­но се­год­ня), что Маш­тоц сна­ча­ла по­вез свои 36 букв, об­раз­но наз­ван­ных на­ро­дом «сол­да­та­ми», в на­хи­че­ванс­кий го­род Агу­лис, где на про­тя­же­нии ве­ков бы­ли возд­виг­ну­ты 12 ве­ли­чест­вен­ных ар­мянс­ких хрис­тианс­ких хра­мов и церк­вей. Кста­ти, о них за­ду­шев­но и, я бы ска­зал, еще и му­жест­вен­но, пи­сал в своей кни­ге «Ка­мен­ные сны» та­лант­ли­вый азер­байд­жанс­кий пи­са­тель Ак­рам Ай­лис­ли. Слов­но Маш­тоц пред­ви­дел, что в Агу­ли­се всё это бу­дет раз­ру­ше­но. И отк­рыл свою шко­лу в ка­ра­бахс­ком Ама­ра­се. Мо­настырь Ама­рас, осо­бен­но в го­ды ка­ра­бахс­кой вой­ны, на­хо­дил­ся под при­це­лом ван­да­лов. Всё восста­но­ви­ли и вос­соз­да­ли пос­ле по­бе­ды.

Чуть поо­даль от Ама­ра­са на­хо­дит­ся дру­гая де­рев­ня – Мач­ка­ла­шен, где до не­дав­не­го вре­ме­ни жи­ла поисти­не свя­тая жен­щи­на, ма­туш­ка Рая, ко­то­рая на по­хо­ро­нах свое­го сы­на (на ко­то­рых я при­сутст­во­вал вместе со вто­рым спи­ке­ром па­ла­ты лор­дов Ве­ли­коб­ри­та­нии ба­ро­нес­сой Кокс и русс­ким пи­са­те­лем Анд­реем Нуй­ки­ным) ска­за­ла, об­ра­щаясь к на­ро­ду: «Се­год­ня я жерт­вую вто­рым моим сы­ном, от­дав­шим жизнь за ро­ди­ну, за Ама­рас. Но не дай Бог, ес­ли вы поз­во­ли­те вра­гу вновь свя­то­татст­во­вать и сно­ва оск­вер­нять мо­ги­лы на­ших де­дов и де­тей и наш свя­той Ама­рас».

 

 

От ре­дак­ции

 

На воп­рос, к ка­ко­му жан­ру он от­но­сит свою ра­бо­ту, Зо­рий Гай­ко­вич от­ве­тил, не раз­ду­мы­вая: «Крик ду­ши». И тут же уточ­нил: «По боль­шо­му сче­ту, речь в дан­ном слу­чае идет о юрисп­ру­ден­ции. О необ­хо­ди­мости на­ка­за­ния Азер­байд­жа­на за ге­но­цид ар­мян в На­хид­же­ва­не. Ко­неч­но, воп­ро­сом этим за­ни­мает­ся Ор­га­ни­за­ция Объе­ди­нен­ных На­ций, принявшая в 1948 году Кон­вен­цию «О предупреждении преступ­ле­ния ге­но­ци­да и на­ка­за­нии за не­го». Ведь по су­ти де­ла то же са­мое прои­зош­ло с На­гор­ным Ка­ра­ба­хом и дру­ги­ми тер­ри­то­рия­ми исто­ри­чес­кой Ар­ме­нии. Так что мы не имеем пра­ва мол­чать».

 



[1]Поэмы Р.Патканяна «Смерть храброго Вардана Мамиконяна» (пер. В.Брюсов). 

?>