ДЕРЕВЬЯ В ПОЛДЕНЬ

Перевел Гурген Баренц

 

ВСТРЕЧА

 

Как хорошо, что этот мир так мал -

Мы встретились снова.

 

Что этот мир велик -

Придумали те,

Что лишены этих встреч.

 

Как хорошо, что этот мир так мал,

Что этот мир великий невелик, -

Словно два шарика в чашке,

Мы встретились снова.

 

Идём… но так, чтобы наш малый мир,

Наш малый мир не стал бы вдруг великим,

Не стал бы вдруг великим, дорогая.

 

РУБЕЦ И РАНА

 

1

Есть рубцы на глазах –

Наши слёзы,

И оказавшиеся под слезами

Старые шрамы –

Глаза.

 

Быть может, мы сплошь, целиком

Выложены из рубцов,

И вся наша кожа -

Широченный, зияющий шрам.

 

И когда к нашим старым рубцам

Прибавляется новый,

То это уже небольшой, симпатичный орнамент

На испещрённой шрамами коже…

 

2

Быть может, самые наши болящие,

Самые жгучие,

Наши ещё не закрытые, свежие раны -

Это наши глаза…

Веки-шрамы стремятся смежиться,

Чтобы прикрыть эти раны,

Но, смежившись, тотчас же вновь открываются.

 

И каждый день, каждый раз – открываясь,

Капают слёзы -

Наша первая кровь,

Что ещё не успела стать алой…

 

ТЫ РАНО РОДИЛСЯ

 

                      Памяти Славика Чилояна

 

Почему

Мы всегда хотели

Жить так, как ты не хотел?

 

Почему

Ты всегда хотел

Жить так,

Как мы не хотели?

 

Ты заботился

Только о себе.

Но о себе

Ты также не заботился.

 

 

ЛЮБОВЬ

 

Почему

Нам не дано хранить

Этот час,

Словно раковину морскую,

Чтобы слушать потом

Отдалённый гул

Нашего шёпота?..

 

ДЕРЕВЕНСКАЯ КАРТИНА

 

За каменными оградами,

Там, где ветер протяжно

Жуёт собачий лай,

Там, где крик петушиный

Цветист и пышен,

Там плечистый мужчина

Стоит на возвышающемся стоге.

Там несколько женщин

В красных и синих платках,

Вилами забрасывают сено

На самое-самое небо,

И оно – смотрите! – превращается

В миролюбивое облако.

На каменных оградах

Мальчишки

Запускают голубей.

Они уже не дети – праотцы:

Тысячелетье спустя

Они неотделимы от камней.

Здесь герои легенд

Беседуют с нами

На нашем кровном, древнем языке.

 

Сейчас

Уже довольно поздно,

И иней превращается в росу.

Цветистые клювы гусей

Сверкают

В лучах рассвета.

Отсюда можно увидеть

Старую женщину,

Что развесив ковёр на бревне,

Усердно выколачивает пыль.

Миг этот очень древен:

Ангелы из синевы

Молча смотрят на нас,

Молча смотрят и машут крыльями,

Роняя перья

На скошенные

Жёлтые поля…

 

ОТЧИЙ ДОМ

 

Здесь от крыши до неба -

Рукой подать, и вот

Ты делаешь несколько шагов

И оказываешься на луне.

И затем ты идёшь, идёшь,

Добираешься до самых звёзд,

И всё же не расстаёшься

С крышей отчего дома…

 

А крыша твоя – из соломы,

Что покраснела от солнца,

Что пожелтела от осени,

Что позеленела от мха…

А крыша твоя – из соломы,

Что пылает, сверкает,

Словно столп огневой

Или словно маяк,

И тебя зазывает к себе…

И крыша становится белой

От голубиных перьев,

И радуга

Всегда висит над ней,

И манна небесная

Покрывает, как плед, этот двор, -

Быть может, крыша твоя

И есть эта радуга?

Ведь вся любовь,

Всё тепло, вся сила

Под этой крышей живут.

 

БЕРЕГ ЗАНГУ

 

Я насыщаю свой взгляд

Росинками – прозрачными нарядами

Зелёных трав. Шиповник -

Мой самый близкий родственник

По крови. Приходи -

Тебе спою я лучшую из песен

Про дерево тутовое,

Я для тебя

Заведу хоровод с мотыльками;

 

Листья

Земле помогают, как могут;

Пыль земную несут на плечах,

Освобождая тем самым

Пути-дорожки рыжим муравьям.

В тени своей я прячу

Шмеля, раскалившегося от жары…

А вот и ты. Дорога наша

Нас через эти травы поведёт…

 

А в полдень деревья,

Смотри,

Сохраняют вокруг прохладу,

Река торжественно обещает

Всегда шуметь, шуршать…

Как мне сделать,

Чтобы с этой поры

Деревья зацветали

В год по нескольку раз,

Чтобы вишня смеялась

Гроздьями спелых плодов?..

Как мне сделать,

Чтоб день этот длился

 

Несколько дней?..

?>