МИМОЛЕТНОСТИ

Перевел Гурген Баренц

                                                          

 

ПРОХОЖИЙ

 

Он сам с собой о чём-то гневно спорил,

Жестикулировал, размахивал руками;

Ожесточённо что-то тараторил,

Грозил, рубил пространство кулаками.

 

Он проходил под окнами моими,

Его лицо от гнева покраснело;

Когда же произнёс он чьё-то имя,

Я крикнул: «Бей! Возьмись за дело смело!»

 

Он вздрогнул и, опешив, обернулся;

Окинул меня взглядом и смутился.

Он, как воришка, съёжился, запнулся,

Как будто в чём-то очень провинился.

 

Затем продолжил путь - уже с оглядкой.

Спор завершён. Он - победитель в споре.

Я был доволен шуткой и разрядкой;

Закрыл окно, и всё забылось вскоре.

 

 

ПЕЧАЛЬНЫЕ ЛЮДИ

 

Придя в наш парк, они бы непременно

Уселись на скамье - разбитой, старой;

В глазах - печаль, молчанье и сомненье,

И утешенья - на губах усталых.

 

На лицах их читалось бы страданье;

От глаз моих пытаясь спрятать горечь,

Сидели бы они, как изваянья,

Держали бы печали на запоре.

 

И спины их, подобно сёдлам старым,

Лоснились бы - по ним прошлись эпохи.

Для них уже минули склоки, свары,

В глазах - тоска, томленье в каждом вздохе.

 

Приди они - я им сказал бы тихо:

Я вашу боль спиною ощущаю.

Печаль и боль всегда чужды шумихе,

Обида с гневом - вот друзья печали.

 

Приди они - я им сказал бы: братья,

Мы с вами удивительно похожи.

Моя удача - за семью печатями,

Ношу заботы на спине - как ношу…

 

 

ВОТ ОН Я

 

Жизнь с самого рожденья моего

Меня толкала к тяжким испытаньям.

Удача не дала мне ничего,

И я дружил с печалью и страданьем.

 

Судьба всегда была ко мне глухой,

Каким я перед будущим предстану?

И равнодушье влажной бахромой

Накроет праздный шум кафешантанов.

 

И старость - средоточие тревог -

В душе моей плетёт свои интриги.

И веет холодом от вечных её склок;

Везде её следы, её улики.

 

И я уже давно погряз в грехах -

Бессмысленных, ненужных, беспричинных;

Я всё бреду по жизни, как впотьмах,

У испытаний - разные личины.

 

Я никогда не прятался в тени

Чужого счастья, славы и успехов;

Чурался беготни и трескотни,

Тщеславие всегда считал помехой.

 

Что обещает будущее мне

В обмен на это самоустраненье?

Погаснет скоро свет в моём окне.

Я не был ни бесчестным, ни надменным.

 

 

ПЕСНЬ ОДИНОЧЕСТВА

 

Подобно дьяволу,

Во мгле хохочет буря.

Насквозь продрогла

И дрожит луна;

По венам ночи чёрной,

Бедокуря,

Тоска тайком

Вливается в меня.

 

Зима пришла,

Заботы расстелила;

На каждой крыше

Их невпроворот.

Кого-то жизнь

Удачей наградила,

А у кого-то

Полон рот забот.

 

Сижу во мраке -

Тихо, одиноко;

Пряду из мыслей

Пряжу, но она

Вся спуталась,

И от неё нет прока,

И сеть моя

Не будет сплетена.

 

Подобно дьяволу,

Во мгле хохочет буря.

Насквозь продрогла

И дрожит луна;

Сижу в ночи,

Сижу, глаза зажмурив;

И песня бури,

Словно ночь, черна.

?>