ЕСЛИ ВСЕ... ТО - ЧТО? И - КАК?

Мо­раль­ный фак­тор в ка­чест­ве ос­но­вы ре­ше­ния

Ка­ра­бахс­ко­го конф­лик­та: фан­та­зии и реаль­ность

 

При на­шем хро­ни­чес­ком го­ло­де на оте­чест­вен­ные ху­до­жест­вен­ные филь­мы, осо­бен­но удав­шие­ся, эта кар­ти­на («Если все...») ста­ла для мно­гих из нас прият­ным сюрп­ри­зом. Ее зри­тельс­кий ус­пех обес­пе­чен це­лым на­бо­ром про­фес­сио­наль­ных ка­честв, бла­го­да­ря ко­то­рым она восп­ри­ни­мает­ся как доб­рот­ное, впол­не кон­ку­рент­ос­по­соб­ное произ­ве­де­ние сов­ре­мен­но­го ис­кусст­ва ки­но - бе­зот­но­си­тель­но к то­му, о чем в ней по­вест­вует­ся и ка­ко­ва сверх­за­да­ча, на ре­ше­ние ко­то­рой, хо­тя и не в пря­мой фор­ме, пре­тен­дуют ее ав­то­ры. Сре­ди этих ка­честв - ди­на­мич­ность раз­ви­тия сю­же­та, убе­ди­тель­ный мон­таж, на ред­кость удач­ное му­зы­каль­ное соп­ро­вож­де­ние и вы­бор на­ту­ры, ти­пич­но ар­мянс­кий лу­ка­во-доб­рый юмор, про­фес­сио­наль­ная, с ед­ва за­мет­ны­ми отк­ло­не­ния­ми, иг­ра ак­те­ров. С тру­дом вспо­ми­нает­ся, ког­да в пос­лед­ний раз мы всё это вместе ви­де­ли в от­дель­но взя­том ар­мянс­ком ки­но­филь­ме. Пос­ле прос­мот­ра филь­ма, сле­дуя пер­во­му по­ры­ву чувств, так и хо­чет­ся воск­лик­нуть от ду­ши «Бра­во!» ре­жис­се­ру На­талье Бе­ляус­ке­не, про­дю­се­ру и ис­пол­ни­те­лю глав­ной ро­ли Ми­каэ­лу По­го­ся­ну и всей съе­моч­ной груп­пе кар­ти­ны. И на этом ли­бо за­кон­чить эти за­мет­ки, ли­бо, сле­дуя клас­си­чес­кой схе­ме ки­норе­цен­зии, оста­но­вить­ся на ана­ло­гич­ных от­ме­чен­ным и дру­гих достоинст­вах филь­ма вслед за те­ми, кто с нес­коль­ко преу­ве­ли­чен­ной, хо­тя и прости­тель­ной в дан­ном слу­чае востор­жен­ностью уже пох­ва­лил его в пе­ча­ти.

Од­на­ко этот фильм, по­ми­мо про­чих, со­дер­жит зак­лю­чен­ную уже в наз­ва­нии идею, ос­мыс­ле­ние ко­то­рой, как и стоя­щих за нею реа­лий жиз­ни, тре­бует, го­во­ря мяг­ко, нес­коль­ко иных под­хо­дов и кри­те­риев оцен­ки, чем те, на ко­то­рые, су­дя по все­му, расс­чи­ты­ва­ли его ав­то­ры. Цель настоя­щих за­ме­ток - по­пыт­ка ана­ли­за имен­но этой идеи, вы­хо­дя­щей, как мне представ­ляет­ся, за пре­де­лы собст­вен­но ху­до­жест­вен­ных за­дач ис­кусст­ва и свя­зан­ной с од­ной из иск­лю­чи­тель­но слож­ных и труд­но­раз­ре­ши­мых по­ли­ти­чес­ких проб­лем на­ше­го вре­ме­ни.

На­пом­ню чи­та­те­лю, осо­бен­но то­му, кто не ви­дел филь­ма, а толь­ко слы­шал о нем. Его ос­нов­ной сю­жет за­вер­шает­ся эпи­зо­дом, где глав­ный ге­рой, быв­ший ко­ман­дир от­ря­да ка­ра­бахс­кой ар­мии (Ми­каэл По­го­сян), вместе с са­мо­воль­но пристав­шей к не­му до­черью по­гиб­ше­го на вой­не дру­га (ее роль иг­рает оча­ро­ва­тель­ная русс­кая юная акт­ри­са Ека­те­ри­на Ши­то­ва), прояв­ляя не­зау­ряд­ную храб­рость, пе­ре­се­кают ночью гра­ни­цу, что­бы по­са­дить на месте ги­бе­ли сол­да­та при­ве­зен­ное из Рос­сии де­рев­це, и не­ожи­дан­но стал­ки­вают­ся на той сто­ро­не с воо­ру­жен­ным ружьем азер­байд­жанс­ким пасту­хом. Меж­ду ни­ми проис­хо­дит ко­рот­кий нерв­ный раз­го­вор, за­вер­шив­ший­ся, к счастью, взаим­ным сог­ла­сием: пастух поз­во­ляет по­са­дить де­рев­це в от­вет на обе­ща­ние на­ру­ши­те­лей гра­ни­цы сде­лать то же на ка­ра­бахс­кой сто­ро­не - там, где по­гиб от ар­мянс­кой пу­ли его сын. Муд­рое, воисти­ну че­ло­веч­ное ре­ше­ние.

Итак, ес­ли бы все, про­дол­жим мысль ав­то­ров, посту­па­ли так, как эти... То - что бы слу­чи­лось? Неу­же­ли фильм на­ме­кает на воз­мож­ность ре­ше­ния ка­ра­бахс­кой проб­ле­мы та­ким имен­но спо­со­бом - на ос­но­ве прин­ци­па взаим­ных усту­пок, ру­ко­водст­вуясь просты­ми нор­ма­ми об­ще­че­ло­ве­чес­кой мо­ра­ли? Ав­то­ры об этом нап­ря­мую не го­во­рят, но на­ме­кают доста­точ­но крас­но­ре­чи­во.

Нас­коль­ко, од­на­ко, это реаль­но и кор­рект­но? Как да­ле­ко спо­соб­ны пой­ти в этом нап­рав­ле­нии не толь­ко от­дель­ные лю­ди, но и оба на­ро­да с их пра­ви­тельст­ва­ми, все те, кто пря­мо или кос­вен­но при­частен к за­тя­нув­ше­му­ся и столь ост­ро­му и опас­но­му конф­лик­ту? Де­ло ведь проис­хо­дит на ка­ра­бахс­ко-азер­байд­жанс­кой гра­ни­це - там, где еще не осты­ла кровь де­сят­ков ты­сяч по­гиб­ших с обеих сто­рон в не­дав­ней вой­не. Где и сей­час чуть ли не каж­дый день льет­ся кровь ар­мянс­ких и азер­байд­жанс­ких юно­шей, за­щи­щаю­щих, каж­дый по свое­му ра­зу­ме­нию, ин­те­ре­сы и достоинст­во свое­го го­су­дарст­ва и свое­го на­ро­да И ник­то в ми­ре не знает, как по­кон­чить с их враж­дой и пре­дотв­ра­тить ожи­дае­мую но­вую вой­ну: ни мест­ные по­ли­ти­ки, ни ООН, ни спе­циаль­но соз­дан­ная для это­го меж­ду­на­род­ная ко­мис­сия. Не знают это­го и са­ми на­ро­ды, соз­наю­щие, что об­ре­че­ны на веч­ное со­седст­во, и имею­щие, что бы ни го­во­ри­ли в пы­лу по­ле­ми­ки раз­го­ря­чен­ные оп­по­нен­ты с обеих сто­рон, не­ма­ло об­ще­го в ду­хов­ном и мо­раль­ном скла­де, нра­вах, обы­чаях, об­ра­зе жиз­ни. Имен­но этой общ­ностью сле­дует объяс­нить и счаст­ли­вую раз­вяз­ку эпи­зо­да в филь­ме «Ес­ли все...» и де­сят­ки дру­гих, го­раз­до бо­лее впе­чат­ляю­щих при­ме­ров взаи­мо­по­ни­ма­ния и взаи­мо­по­мо­щи ар­мян и азер­байд­жан­цев да­же в са­мый раз­гар ка­ра­бахс­кой вой­ны.

Во вре­мя мое­го пре­бы­ва­ния в Ка­ра­ба­хе пос­ле зак­лю­че­ния пе­ре­ми­рия в се­ре­ди­не 90-х я за­пи­сы­вал исто­рии та­ко­го ро­да, рас­ска­зан­ные мне мест­ны­ми ар­мя­на­ми. Слу­чи­лось так, что по­ми­мо моей и чьей-ли­бо во­ли меж­ду ни­ми сложил­ся не­кий при­ме­ча­тель­ный ба­ланс: по­ло­ви­на нравст­вен­ных ге­роев в этих исто­риях бы­ли ар­мя­не, дру­гая по­ло­ви­на - азер­байд­жан­цы. При­ве­ду из них лишь два осо­бен­но яр­ких при­ме­ра. Став­шая ле­ген­дой исто­рия о том, как прос­лав­лен­ная на весь Ка­ра­бах аку­шер­ка-ар­мян­ка со­гла­си­лась при­нять труд­ные, чре­ва­тые по­те­рей ма­те­ри или ре­бен­ка, ро­ды у же­ны ко­ман­ди­ра азер­байд­жанс­ко­го от­ря­да, обст­ре­ли­вав­ше­го в те дни Сте­па­на­керт с вы­сот Шу­ши, в об­мен на обе­ща­ние пре­кра­тить огонь на па­ру дней - по­ка быв­шие на сно­сях ар­мян­ки в сто­ли­це за­щи­щав­ше­го свою не­за­ви­си­мость Ар­ца­ха не ро­дят своих де­тей. От­ка­зав­шись от вся­ко­го дру­го­го воз­наг­раж­де­ния, аку­шер­ка спас­ла жизнь и ма­те­ри и ре­бен­ка, а ко­ман­дир сдер­жал дан­ное сло­во. Дру­гая, ско­рее тра­ги­ко­ми­чес­кая исто­рия - о том, как из­ряд­но вы­пив­ший ар­мя­нин на ав­тостан­ции в Тби­ли­си по ошиб­ке сел в ав­то­бус, сле­до­вав­ший в Ки­ро­ва­бад - вместо Ки­ро­ва­ка­на, ку­да он со­би­рал­ся, и как сев­ший ря­дом с ним «ераз», быв­ший жи­тель Ере­ва­на, при­вел его к се­бе до­мой, ока­зал долж­ное гостеп­риимст­во и че­рез па­ру дней пе­реп­ра­вил близ Ка­за­ха в Ар­ме­нию. Каж­дый из та­ких сю­же­тов мог бы стать ос­но­вой от­дель­но­го филь­ма.

По­че­му же та­кие исто­рии остают­ся все­го лишь эпи­зо­да­ми и прак­ти­чес­ки не ока­зы­вают ощу­ти­мо­го влия­ния на об­щий ха­рак­тер от­но­ше­ний меж­ду конф­лик­тую­щи­ми на­ро­да­ми? (Вспом­ним, что не­ко­то­рые тур­ки и кур­ды в сход­ных ус­ло­виях так­же ока­зы­ва­ли ин­ди­ви­дуаль­ную по­мощь ар­мя­нам в го­ды Ге­но­ци­да...)

Ес­ли быть пре­дель­но крат­ким, ос­нов­ная при­чи­на ско­рее все­го в са­мой су­ти, ти­пе ка­ра­бахс­ко­го про­ти­востоя­ния. Что бы ни го­во­ри­ли по­ли­ти­ки и дру­гие его тол­ко­ва­те­ли об иных при­чи­нах и ро­ли третьих сто­рон - со­се­дей или от­да­лен­ных гео­по­ли­ти­чес­ких участ­ни­ков ми­ро­вых про­цес­сов, в Ка­ра­ба­хе ве­дет­ся об­щая для всех жи­вых су­ществ на Зем­ле борь­ба за сре­ду оби­та­ния, за зем­лю - с раз­ной сте­пенью обос­но­ван­ности и раз­ной исто­рией при­тя­за­ний на нее ар­цах­цев и азе­ри. Ка­ра­бах для ар­мян - исто­ри­чес­кая ро­ди­на с не­за­па­мят­ных вре­мен, за­дол­го до появ­ле­ния в ре­гио­не за­кав­казс­ких ту­рок, кем на са­мом де­ле яв­ляют­ся азер­байд­жан­цы. Жи­ли здесь и они, ме­нее де­ся­ти про­цен­тов к мо­мен­ту обост­ре­ния конф­лик­та к кон­цу 80-х го­дов прош­ло­го ве­ка. Как жи­ли ве­ка­ми и ус­пеш­но раз­ви­ва­ли мест­ную куль­ту­ру и про­мыш­лен­ность ар­мя­не на за­се­лен­ных преи­му­щест­вен­но азер­байд­жан­ца­ми зем­лях - в Ба­ку, Ганд­за­ке (Гянд­же), дру­гих ра­йо­нах стра­ны.

Здесь не место для под­роб­ной ха­рак­те­ристи­ки исто­рии и тео­рии Ка­ра­бахс­ко­го конф­лик­та - са­ма по се­бе это са­мостоя­тель­ная и очень объем­ная те­ма, к то­му же ши­ро­ко ос­ве­щен­ная в пе­ча­ти. Ог­ра­ни­чусь лишь на­по­ми­на­нием о том, что ни один из хо­ро­шо из­вест­ных всем сов­ре­мен­ных пре­це­ден­тов мир­но­го, ци­ви­ли­зо­ван­но­го «раз­во­да» на­ро­дов, слу­чив­ших­ся, в част­ности, при рас­па­де СССР, к ка­ра­бахс­ко­му слу­чаю не под­хо­дит. Преж­де все­го из-за ре­ши­тель­но­го неп­риз­на­ния пра­во­мер­ности та­ко­го ро­да ана­ло­гий азер­байд­жанс­кой сто­ро­ной. Как не впол­не под­хо­дят и предлагаемые вы­со­ки­ми меж­ду­на­род­ны­ми инстан­ция­ми об­щие прин­ци­пы и ре­ко­мен­да­ции, приз­ван­ные ре­гу­ли­ро­вать ме­жэт­ни­чес­кие от­но­ше­ния (за­ко­нов в их ря­ду, увы, нет, и, су­дя по все­му, они поя­вят­ся не ско­ро). Од­на из при­чин - обус­лов­лен­ная объек­тив­ной слож­ностью са­мой проб­ле­мы не­доста­точ­ная, до­пус­каю­щая раз­ные тол­ко­ва­ния конк­рет­ность, чем ак­тив­но поль­зуют­ся азер­байд­жанс­кие по­ли­ти­ки и дип­ло­ма­ты вместе с их за­пад­ны­ми парт­не­ра­ми, пос­лед­ние - ис­хо­дя из преи­му­щест­вен­но субъек­тив­но-конъюнк­тур­ных, по­ли­ти­чес­ких и фи­нан­со­во-эко­но­ми­чес­ких ин­те­ре­сов своих стран. Ар­мянс­кая же сто­ро­на со­вер­шен­но обос­но­ван­но настаи­вает в дан­ном слу­чае на бе­зус­лов­ной прио­ри­тет­ности пра­ва на­ций на са­мооп­ре­де­ле­ние по от­но­ше­нию к прин­ци­пу тер­ри­то­риаль­ной це­лост­ности, взя­то­му азер­байд­жан­ца­ми на воо­ру­же­ние, по убеж­де­нию ар­мянс­кой сто­ро­ны, с на­ру­ше­нием и ис­ка­же­нием не толь­ко исто­ри­чес­ких, но и меж­ду­на­род­но-пра­во­вых и юри­ди­чес­ких фак­тов. Осо­бо от­ме­тим, что са­мый «раз­вод» Ка­ра­ба­ха с Азер­байд­жа­ном - про­возг­ла­ше­ние собст­вен­ной не­за­ви­си­мости в на­ча­ле сен­тяб­ря 1991 го­да - прои­зо­шел в пол­ном соот­ветст­вии с су­щест­во­вав­ши­ми тог­да за­ко­на­ми СССР, юри­ди­чес­ки бе­зуп­реч­но.

Луч­шее подт­верж­де­ние спра­вед­ли­вости ар­мянс­кой по­зи­ции, по­ми­мо неос­по­ри­мых исто­ри­чес­ких прав на Ка­ра­бах, - проис­хо­див­ший на гла­зах на­ше­го по­ко­ле­ния рас­пад им­пе­рий и ми­ро­вой ко­ло­ниаль­ной систе­мы, об­ра­зо­ва­ние де­сят­ков но­вых су­ве­рен­ных на­цио­наль­ных го­су­дарств по все­му ми­ру и не­ма­лое чис­ло тех, кто ждет своей оче­ре­ди на об­ре­те­ние собст­вен­но­го су­ве­ре­ни­те­та (Ка­та­ло­ния и Шот­лан­дия в Ис­па­нии и Ве­ли­коб­ри­та­нии, Фланд­рия и Вал­ло­ния в Бель­гии, ин­дей­цы в США, стра­ны эк­ва­то­риаль­ной Аф­ри­ки, гра­ни­цы меж­ду ко­то­ры­ми, как и меж­ду шта­та­ми в Се­вер­ной Аме­ри­ке, на­чер­та­ны пря­мы­ми ли­ния­ми - с пол­ным пре­неб­ре­же­нием ко­ло­ни­за­то­ров к соста­ву на­се­ляю­щих их эт­но­сов). И это лишь пер­вые, ви­ди­мые для всех слои Ка­ра­бахс­кой проб­ле­мы, дис­пу­там вок­руг ре­ше­ния ко­то­рых не вид­но кон­ца. Как быть с ис­кон­но ар­мянс­ки­ми тер­ри­то­рия­ми, остав­ши­ми­ся в соста­ве Азер­байд­жа­на пос­ле зак­лю­че­ния пе­ре­ми­рия; с сот­ня­ми ты­сяч на­силь­но изг­нан­ных из Ба­ку и ра­йо­нов стра­ны ар­мян? С со­поста­ви­мым ко­ли­чест­вом пе­ре­ме­щен­ных лиц в Азер­байд­жа­не, с семью его ра­йо­на­ми, за­ня­ты­ми ар­мянс­ки­ми войс­ка­ми иск­лю­чи­тель­но из сооб­ра­же­ний на­цио­наль­ной бе­зо­пас­ности Ка­ра­ба­ха? Их воз­вра­ще­ние без на­деж­ных меж­ду­на­род­ных га­ран­тий ми­ра и за­щи­ты пра­ва на су­щест­во­ва­ние не­за­ви­си­мо­го Ар­ца­ха бы­ло бы рав­но­силь­но об­ре­че­нию его на­ро­да на но­вые неп­редс­ка­зуе­мые ис­пы­та­ния, вплоть до уг­ро­зы унич­то­же­ния.

И без то­го слож­ная си­туа­ция вок­руг Ка­ра­ба­ха усу­губ­ляет­ся постоян­но воз­растаю­щей аг­рес­сив­ностью ру­ко­водст­ва Азер­байд­жа­на: все ча­ще зву­чат заяв­ле­ния его ли­де­ров о своих при­тя­за­ниях не толь­ко на весь Ка­ра­бах, но ед­ва ли не на всю Ар­ме­нию, вклю­чая «Э­ри­ванс­кую гу­бер­нию», быв­шую, по их представ­ле­ниям, в соста­ве не су­щест­во­вав­ше­го до 1918 го­да го­су­дарст­ва Азер­байд­жан.

Остает­ся еще воен­ный спо­соб, на ко­то­рый так упо­вает про­тив­ная сто­ро­на. Меж­ду тем вой­на, в том чис­ле и в осо­бен­ности сов­ре­мен­ная, как пра­ви­ло, не ре­шает та­кие проб­ле­мы на дол­го­сроч­ную перс­пек­ти­ву: она лишь отк­ла­ды­вает их воз­мож­ную раз­вяз­ку на бу­ду­щее, пе­ре­да­вая эста­фе­ту но­вым по­ко­ле­ниям нас­лед­ни­ков конф­лик­та.

На ка­кие же уступ­ки, сле­дуя прин­ци­пу «ес­ли все...», мы мог­ли бы пой­ти, что­бы удов­лет­во­рить ап­пе­ти­ты со­сед­ней стра­ны, раз­бо­га­тев­шей, по иро­нии исто­ри­чес­ких су­деб, за счет при­род­ных бо­гатств зем­ли, на ко­то­рой она сей­час жи­вет?

Воз­мож­но, ав­то­ры филь­ма и не представляли в пол­ной ме­ре всю слож­ность наз­ван­ных и мно­жест­ва дру­гих проб­лем и пре­град, стоя­щих на пу­ти осу­ществ­ле­ния их «проек­та». Или до­га­ды­ва­лись о них, но пред­поч­ли, по ка­ким-то своим сооб­ра­же­ниям, обой­ти их мол­ча­нием. Од­на­ко ло­ги­ка Ка­ра­бахс­ко­го конф­лик­та та­ко­ва, что вся­ко­го ро­да уп­ро­щен­ные, по­верх­ност­ные представ­ле­ния и суж­де­ния, свя­зан­ные с пла­на­ми его за­вер­ше­ния и взы­ваю­щие преи­му­щест­вен­но к не­пос­редст­вен­ным мо­раль­ным чувст­вам обы­ва­те­лей по по­во­ду част­ных слу­чаев и со­бы­тий жиз­ни, вы­зы­вают у боль­шинст­ва трез­вых лю­дей скеп­ти­чес­кое, а то и неп­рияз­нен­ное от­но­ше­ние - та­кой обыч­но бы­вает людс­кая реак­ция на не­вы­пол­ни­мые или лож­ные обе­ща­ния.

И тем не ме­нее, сле­дует ли из ска­зан­но­го, что лю­ди ис­кусст­ва в на­ши дни не долж­ны ка­сать­ся те­мы по­доб­ных конф­лик­тов с на­ме­ре­нием хо­тя бы приб­ли­зить­ся к тай­не их раз­ре­ше­ния? Нет, ко­неч­но. Бо­лее то­го - они обя­за­ны это де­лать, сле­дуя сфор­му­ли­ро­ван­ной Жор­жем Кле­ман­со «а­по­ли­тич­ной», но глу­бо­кой по со­дер­жа­нию ми­ро­вой муд­рости, слег­ка до­пол­нен­ной здесь на со­вре­мен­ный лад: «Вой­на - слиш­ком серьез­ное де­ло, что­бы до­ве­рять его толь­ко ге­не­ра­лам и по­ли­ти­кам». Толь­ко де­лать это сле­дует пос­ле го­раз­до бо­лее глу­бо­кой и ос­но­ва­тель­ной под­го­тов­ки. С прин­ци­пиаль­но но­вы­ми под­хо­да­ми от­но­си­тель­но воз­мож­ных форм гар­мо­ни­чес­ко­го со­су­щест­во­ва­ния че­ло­ве­чес­ких сооб­ществ, раз­ли­чаю­щих­ся по эт­но­куль­тур­ным, кон­фес­сио­наль­ным, исто­ри­ко-тра­ди­цион­ным и по­доб­ным им приз­на­кам. Ко­то­рые по­ка ни­кем в ми­ре не сфор­му­ли­ро­ва­ны в ви­де об­щеп­риз­нан­ных за­ко­нов и норм из-за от­сутст­вия или не­доста­точ­ности в са­мой жиз­ни объек­тив­ных для это­го ос­но­ва­ний и толь­ко бро­дят в соз­на­нии от­дель­ных исс­ле­до­ва­те­лей - гу­ма­нистов ши­ро­ко­го про­фи­ля, фи­ло­со­фов, по­ли­ти­ков, исто­ри­ков, со­цио­ло­гов, де­мог­ра­фов и не толь­ко. Су­щест­во­ва­ние мно­го­на­цио­наль­ных го­су­дарств, как и об­на­де­жи­ваю­щий, ка­за­лось бы, при­мер Ев­ро­сою­за, по­ка­за­тель­ны лишь в той ме­ре, в ка­кой там от­сутст­вует - или по­ка от­сутст­вует - проб­ле­ма взаим­ных при­тя­за­ний раз­ных эт­но­сов на од­ну и ту же зем­лю. Но мир, как вы­ше уже был слу­чай за­ме­тить, по­лон ак­туаль­ных и по­тен­циаль­ных оча­гов борь­бы меж­ду ни­ми так­же и на этой поч­ве. И ког­да тот, кто пер­вым об­на­ру­жит ед­ва ощу­ти­мые объек­тив­ные пред­по­сыл­ки для их появ­ле­ния на свет, предста­вит ми­ру проект их решения в убе­ди­тель­ной науч­но-тео­ре­ти­чес­кой или ху­до­жест­вен­ной фор­ме - он бу­дет достоин не толь­ко Ос­ка­ра и но­бе­лев­ки: вся зем­ная сла­ва бу­дет ему наг­ра­дой. При этом, пов­то­рюсь, бы­ло бы по мень­шей ме­ре наив­ностью ду­мать, буд­то для дости­же­ния пол­но­цен­но­го ме­жэт­ни­чес­ко­го ми­ра доста­точ­но сна­ча­ла «под­го­то­вить бла­гоп­рият­ную поч­ву», поль­зуясь ни­чем реаль­но не обос­но­ван­ны­ми абст­ракт­но-мо­ра­ли­за­торс­ки­ми при­зы­ва­ми к ми­ру в ду­хе не­заб­вен­но­го ко­та Лео­поль­да. Тво­рец произ­ве­де­ния ис­кусст­ва, естест­вен­но, не обя­зан, по­доб­но уче­но­му-ана­ли­ти­ку, вни­кать во все де­та­ли воз­мож­но­го по­ли­ти­чес­ко­го ре­ше­ния проб­ле­мы и представ­лять их в по­до­баю­щей ис­кусст­ву фор­ме. Од­на­ко в мо­раль­но-эти­чес­ких и эсте­ти­чес­ких ее оцен­ках и вы­во­дах, уве­рен, обя­зан «дер­жать в уме» и эти де­та­ли и ис­хо­дить из них. При всем же­ла­нии и ста­ра­нии Ка­ра­бахс­кую проб­ле­му нель­зя расч­ле­нить на су­гу­бо «мо­раль­ную» и су­гу­бо «по­ли­ти­чес­кую» состав­ляющие. Как нель­зя, го­во­ря кста­ти, и по­ла­гать, что в дан­ном воп­ро­се, воп­ро­се о зем­ле, по­зи­ции простых лю­дей, на­ро­дов и их пра­ви­тельств су­щест­вен­но рас­хо­дят­ся. А по­ка все­го это­го нет, я пред­по­чи­таю оце­ни­вать кар­ти­ну «Ес­ли все...» преж­де все­го и глав­ным об­ра­зом как хо­ро­ший фильм о му­жест­ве че­ло­ве­ка, риск­нув­ше­го жизнью ра­ди сох­ра­не­ния па­мя­ти бое­во­го дру­га, и о тро­га­тель­ной люб­ви до­че­ри к свое­му от­цу, по­гиб­ше­му на чу­жой зем­ле за пра­вое де­ло.

И еще нес­коль­ко слов в ка­чест­ве свое­го ро­да фи­ло­софс­ко-ли­ри­чес­ко­го при­ло­же­ния к ска­зан­но­му. Воп­ре­ки бук­ве из­вест­ной мак­си­мы, «му­зы мол­чат, ког­да гре­мят пуш­ки» не по­то­му, что им не­че­го ска­зать лю­дям в пы­лу бит­вы, а толь­ко по­то­му, что боят­ся быть не ус­лы­шан­ны­ми все­ми ее участ­ни­ка­ми. Быть ус­лы­шан­ны­ми все­ми - это и есть, по всей ве­роят­ности, их истин­ное пред­наз­на­че­ние. На­деюсь, что это - не пустая сен­тен­ция, а впол­не реаль­ная, расс­чи­тан­ная на де­ся­ти­ле­тия впе­ред (дай Бог, что­бы не доль­ше) по­вест­ка дня для ар­мянс­ких, азер­байд­жанс­ких и всех тех лю­дей ис­кусст­ва, уче­ных в сфе­ре со­циаль­ных наук и по­ли­ти­ков на­шей пла­не­ты, ко­то­рые оза­бо­че­ны на­растаю­щим обост­ре­нием ме­жэт­ни­чес­ких от­но­ше­ний в ми­ре и поис­ком их всеобъем­лю­ще­го и спра­вед­ли­во­го ре­ше­ния. В том чис­ле в фор­ме их ху­до­жест­вен­но­го от­ра­же­ния, по­доб­но­го ро­ма­ну «Вой­на и Мир» - лю­би­мой и по­чи­тае­мой кни­ге не толь­ко русс­ких, но и фран­цу­зов и всех дру­гих ци­ви­ли­зо­ван­ных на­ро­дов пла­не­ты. За­ме­тим, что зна­ме­ни­тая кни­га Льва Толсто­го на­пи­са­на мно­го поз­же опи­сан­ных в ней со­бы­тий и битв, ког­да пуш­ки уже не гре­ме­ли и взаим­ное ист­реб­ле­ние русс­ких и фран­цу­зов пе­реста­ло быть ак­туаль­ным и с воен­но-по­ли­ти­чес­кой, и с мо­раль­ной, и с ка­кой-ли­бо иной точ­ки зре­ния.

Меж­ду тем Ка­ра­бахс­кий конф­ликт еще да­лек от за­вер­ше­ния. Его истин­ный ко­нец оз­на­чал бы при­ход к состоя­нию, при ко­то­ром оба враж­дую­щих на­ро­да ока­за­лись бы удов­лет­во­рен­ны­ми уста­но­вив­ши­ми­ся меж­ду ни­ми ра­ди­каль­но ины­ми, иск­лю­чаю­щи­ми воен­ный конф­ликт взаи­моот­но­ше­ния­ми. И до тех пор, по­ка та­кие вре­ме­на не наста­ли, нам сле­дует твер­до дер­жать­ся своих по­зи­ций - как в пря­мом, так и в пе­ре­нос­ном смыс­ле: ис­кать неустан­но все­воз­мож­ные подсту­пы к реаль­но­му ми­ру, од­нов­ре­мен­но про­дол­жая ре­ши­тель­но пре­се­кать лю­бые по­пыт­ки про­тив­ной сто­ро­ны ре­шать об­щие проб­ле­мы иск­лю­чи­тель­но в свою поль­зу с ис­поль­зо­ва­нием си­лы. И, что в рав­ной сте­пе­ни важ­но, не да­вать се­бе оболь­щать­ся фан­та­зия­ми о мни­мой лег­кости этих проб­лем и просто­те спо­со­бов их уст­ра­не­ния.

В идеа­ле филь­мы на те­му о Ка­ра­бахс­ком конф­лик­те долж­ны быть ли­бо ге­ниаль­ны­ми, бе­зуп­реч­ны­ми со всех то­чек зре­ния, ли­бо их не долж­но быть вов­се. По край­ней ме­ре, так ду­маю я.

?>