НЕМНОГО ТЕПЛОТЫ

Перевел Альберт Налбандян

 

ДНЕВНИК

 

У меня с зарёй соглашенье:

Свой дневник мы пишем вдвоём.

Нам не внове терпеть лишенья,

Кубок мглы мы до капли пьём,

 

Как чернила, в себя вливая

Сгусток ночи и тишины, -

Чтоб назавтра, вместе вставая,

Перелистывать общие сны...

 

 

НЕКТО

 

И нам неведомо, что всякий раз,

Вселяясь в нас путём непостижимым,

От наших душ он отлучает нас,

И мы себе становимся чужими.

 

Потом уходит он - за ту черту,

Где гаснут дни в глухом пространстве неком,

А я стремлюсь заполнить пустоту,

Что испокон зовётся человеком,

 

И ясно мне: я местом встречи стал

И сценой, чтобы он, всего лишённый,

Мной становился, роль свою читал

И оставлял игру незавершённой...

 

 

ССЫЛКА

 

Тот же путь - от себя уходи.

Те же дни бесконечной тревоги.

Болью в сердце и хрипом в груди

Измеряй протяжённость дороги.

 

Каждый час, каждый миг этот круг

Заколдованно вертится снова:

Точно линии собственных рук,

Всё привычно, знакомо, не ново.

 

Кто же день этот, этот чужак?

Ничего изменить он не в силах.

Наш усталый, слабеющий шаг

Не свернёт с перекрёстков постылых.

 

Ищешь таинство дня и его

Боль и скорбь, что звучат бесконечно?

Сослан ты из себя самого,

Сам в себе ты скитаешься вечно.

 

Нет приюта ни здесь и ни там -

Навсегда разлучённый с покоем,

Ты бредёшь по своим же следам

Вечным странником, вечным изгоем…

 

 

МГНОВЕНИЕ

 

Песни прежних времён, без имён и названий,

Где они обитают, в какой стороне?

Кто хранит их - клочки моих воспоминаний?

Это тайна, увы, недоступная мне…

 

Кто оставил нам эхо и что означало

Тех бродячих, разбросанных слов колдовство?

Нет у этих напевов конца и начала,

Но они продолжают звучать - для кого?

 

Кто так бережно память мою сохраняет,

Что она до сих пор неразлучна со мной?

Кто в ладони мне пригоршни света роняет

В этой бренной и скорбной юдоли земной?..

 

Кем же были они, песнопевцы-предтечи,

Что живут в наших душах и наших умах?

И мы ищем слова их - горящие свечи,

Чтоб в холодной ночи не скитаться впотьмах.

 

 

ВРЕМЕНА

 

Времена заполнены людьми,

А в пространстве пусто, одиноко -

Ни тебе товарища в пути,

Ни свидетеля и ни пророка.

 

Нас из времени прогнали вон,

Нас в таком пространстве поместили,

Нищенском, убогом, неживом,

Словно в нём лишь плевелы растили.

 

Над потоком жизни время мчит.

Нас оно преследует сурово.

И лишь сердце бешено стучит -

Вечным пульсом времени слепого...

 

 

МАСКА

 

Сегодня повсюду кишит без опаски

Мыслей зловредных осиный рой,

Вновь ищет страх свои старые маски,

И кровью чреват инцидент любой.

 

Как в давнем былом, для хулы отверсты

Уши людей и хмурятся лбы,

И не отличить палача от жертвы:

Оба надели маску толпы.

 

Её искажают гнева гримасы,

Она размышляет опять и опять:

Как завладеть душой этой массы

И как эту душу потом отнять...

 

Вот снова бушуют толпы сегодня,

Протест их неистов, слеп и безлик...

А станет толпа ни к чему не пригодна -

Останется вырвать толпе язык.

 

 

ЖАЖДА

 

Немного теплоты - и больше ничего,

И больше ничего на свете нам не надо,

Улыбка мир зальёт - потом, в конце всего -

Последний наш приют, последняя отрада,

 

И прежде чем сполна изведать мы должны

Ту жизнь, что пряталась от нас за далью мглистой,

Ту, для которой мы и были рождены -

Столь недоступной, столь желанно-близкой,

 

Что жажду утолит дыханьем своего

Добросердечия, как высшая награда,

Немного теплоты - и больше ничего,

И больше ничего на свете нам не надо…

 

 

САМОЦВЕТЫ

 

Я руку чужеземцу протянул -

Он улыбнулся, не сказав ни слова,

В холодном взгляде огонёк сверкнул,

И сразу же из времени былого

 

На миг, всего на миг, созвездья глаз

Вдруг вспыхнули, как россыпь самоцветов.

В них теплота сердечная зажглась,

В них нет тоски, в них пламя всех рассветов.

 

Теперь собрать в одно осталось мне

Безвременно почившие мгновенья,

Чтоб в каждом слове, в самой глубине,

Они мерцали светом вдохновенья…

?>