ЧУЖИЕ В ИГРЕ БЕЗ ПРАВИЛ

Вместо пролога

 

С ран­не­го ут­ра го­род гу­дел как раст­ре­во­жен­ный улей. Слу­чив­шая­ся на­ка­ну­не ве­че­ром кра­жа стре­ми­тель­но об­раста­ла всё но­вы­ми и всё бо­лее не­ве­роят­ны­ми слу­ха­ми. Но не от­то­го, что ог­раб­ле­ния в Ере­ва­не - ред­кость, а по­то­му - про­тив ко­го и, глав­ное, как бы­ло предп­ри­ня­то это дерз­кое и неор­ди­нар­ное преступ­ле­ние.

Впро­чем, нес­мот­ря на столь гром­кий об­щест­вен­ный ре­зо­нанс, в по­ли­цейс­кой свод­ке де­жур­но­го по го­ро­ду ин­фор­ма­ция на сей счет бы­ла пре­дель­но ла­ко­нич­ной: «...При­мер­но в 23.50 мест­но­го вре­ме­ни в ра­йо­не Ай­гед­зо­ра, в до­ме N16 по ули­це Пер­во­май­ской, при­над­ле­жа­щем граж­да­ни­ну Ки­ра­ко­ся­ну, неуста­нов­лен­ной груп­пой лиц со­вер­ше­но ог­раб­ле­ние. По дан­но­му фак­ту воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло. Следст­вие по­ру­че­но ра­йон­ной по­ли­ции». И всё. Од­на ску­пая конста­та­ция. Буд­то речь шла о ка­ком-то ря­до­вом клер­ке из стра­хо­во­го агентст­ва, а не о де­пу­та­те пар­ла­мен­та и фак­ти­чес­ком вла­дель­це бан­ка, авиа­ком­па­нии и фе­ше­не­бель­но­го оте­ля «Гранд Кон­ти­нен­таль». А еще сов­ла­дель­це круп­ней­ше­го в стра­не хим­ком­би­на­та, не го­во­ря уже о та­ких ме­ло­чах, как мно­го­чис­лен­ные иг­ро­вые за­ве­де­ния, су­пер- и ги­пер­мар­ке­ты, вы­растав­шие пов­се­мест­но как гри­бы пос­ле дож­дя. В об­щем, од­но­го из са­мых бо­га­тых и, воз­мож­но, влия­тель­ных лю­дей Ар­ме­нии. Ну и, к сло­ву, близ­ком дру­ге пре­зи­ден­та.

От­сю­да и все­воз­мож­ные кри­во­тол­ки обы­ва­те­лей. Под­час про­ти­во­ре­чи­вые, а по­рой просто аб­сурд­ные - от вы­не­сен­ных из особ­ня­ка оли­гар­ха ящи­ков, на­би­тых ва­лю­той, зо­ло­том и ан­тик­ва­риа­том, до го­ры тру­пов, остав­ших­ся на месте преступ­ле­ния. На са­мом же де­ле всё прои­зош­ло с точ­ностью до нао­бо­рот: мир­но, без стрель­бы и по­го­ни, а глав­ное, без жертв.

 

1

 

…Бли­же к по­лу­но­чи, ког­да до оче­ред­но­го боя глав­ных го­род­ских ку­ран­тов, еже­час­но зву­ча­щих с баш­ни До­ма пра­ви­тельст­ва, оста­ва­лись счи­тан­ные ми­ну­ты, в цент­ре сто­ли­цы прои­зош­ло вне­зап­ное отк­лю­че­ние элект­роэ­нер­гии. Обесто­чен­ны­ми ока­за­лись де­сят­ки улиц, вклю­чая и Ай­гед­зор, - с не­дав­не­го вре­ме­ни престиж­ный спаль­ный ра­йон, рас­по­ло­жен­ный на скло­нах Раз­данс­ко­го ущелья и обуст­роен­ный ши­кар­ны­ми вил­ла­ми «но­вых ар­мян». Од­нов­ре­мен­но с этим в особ­ня­ке уже зна­ко­мо­го нам по по­ли­цейс­кой свод­ке предп­ри­ни­ма­те­ля и об­щест­вен­но­го дея­те­ля Сам­ве­ла Ки­ра­ко­ся­на по­че­му-то не сра­бо­та­ла ав­то­ма­ти­ка в систе­ме ав­то­ном­но­го обес­пе­че­ния, уста­нов­лен­ная имен­но для та­ких экст­рен­ных си­туа­ций, что при­ве­ло к сбою сиг­на­ли­за­ции и ка­мер на­руж­но­го наб­лю­де­ния. По­ка ох­ра­на су­до­рож­но раз­би­ра­лась в при­чи­нах и пы­та­лась доз­во­нить­ся до ава­рий­ной служ­бы, дом стре­ми­тель­но стал за­пол­нять­ся ка­ким-то слад­ко­ва­тым за­па­хом. Че­рез па­ру мгно­ве­ний все бы­ло кон­че­но, и на­хо­див­шие­ся в нем лю­ди без­мя­теж­но ус­ну­ли там, где их застал не­ви­ди­мый и ко­вар­ный газ. Один из ох­ран­ни­ков осел с по­ник­шей го­ло­вой у пуль­та ви­деооб­зо­ра, дру­гой неук­лю­же об­мяк в хол­ле с те­ле­фо­ном в ру­ках. В своих уг­лах не­под­виж­но за­мер­ла прис­лу­га. И толь­ко сон лю­бим­ца хо­зяи­на до­ма - трех­лет­не­го се­реб­ристо­го до­га Мар­ки­за, был сбив­чив и тре­во­жен. Вре­мя от вре­ме­ни он им­пуль­сив­но вздра­ги­вал, си­лясь отк­рыть гла­за и под­нять­ся.

В это же са­мое вре­мя со сто­ро­ны ущелья, или ниж­ней око­неч­ности до­ма, где раз­ме­ща­лись раз­но­го ро­да под­соб­ные по­ме­ще­ния и га­ра­жи, без осо­бых уси­лий спра­вив­шись с за­со­вом во­рот, во двор кра­ду­чись проб­ра­лись чет­ве­ро лю­дей. Все они бы­ли в мас­ках и оде­ты в лег­кие чер­ные курт­ки. Дви­га­лись бес­шум­но, от­лич­но ориен­ти­руясь в обста­нов­ке, нес­мот­ря на кро­меш­ную тьму. Не то­ро­пясь прос­ле­до­ва­ли парк, за­тем бас­сейн и лет­ние пост­рой­ки. Пе­ред тем как по­пасть в дом, натянули поверх обуви тап­ки из цел­ло­фа­но­вой плен­ки, а на ли­ца - про­ти­во­га­зы с пристег­ну­ты­ми к ним фо­на­ри­ка­ми, ка­кие встре­чают­ся обыч­но на гор­няц­ких кас­ках. В та­ком нео­быч­ном ви­де они и пе­ресту­пи­ли по­рог ки­ра­ко­ся­новс­ко­го до­ма.

Очу­тив­шись в простор­ном хол­ле, «гости» вклю­чи­ли какие-то прис­по­соб­ле­ния, осветив при­хо­жую впол­не доста­точ­ным для об­зо­ра с­ветом, де­ло­ви­то ос­мот­ре­лись и быст­ро расс­ре­до­то­чи­лись кто ку­да, ви­ди­мо стро­го сле­дуя раз­ра­бо­тан­но­му пла­ну. Так, са­мый вы­со­ко­рос­лый из гра­би­те­лей пря­ми­ком нап­ра­вил­ся к пуль­ту в ком­на­те ох­ра­ны. Дру­гой, слег­ка прих­ра­мы­ваю­щий на пра­вую но­гу, поо­че­ред­но обо­шел спя­щих. А остав­шие­ся двое, то­же не меш­кая, дви­ну­лись к па­рад­ной лест­ни­це, ве­ду­щей на вто­рой этаж, и даль­ше, в сто­ро­ну оваль­но­го ка­би­не­та хо­зяи­на. Место, где на­хо­дил­ся ин­те­ре­сую­щий их пред­мет, они, по все­му, зна­ли на­вер­ня­ка. Но пе­ред тем как вой­ти ту­да, тот, кто шел впе­ре­ди, достал из кар­ма­на курт­ки мо­биль­ник и по­слал неиз­вест­но­му а­бо­нен­ту уже наб­ран­ное за­ра­нее сооб­ще­ние с од­ним-единст­вен­ным сло­вом: «МОЖ­НО».

И в тот же миг, слов­но по вол­шебст­ву, дом, как и весь центр, вновь оза­рил­ся яр­ким нео­но­вым све­том, что нис­коль­ко не вспо­ло­ши­ло и да­же не оза­да­чи­ло гра­би­те­лей. Нао­бо­рот, стар­ший груп­пы, на­зо­вем его по­ка так, вместо ожи­дае­мых па­ни­чес­ких ме­та­ний, ка­кие обыч­но бы­вают у лю­дей, застиг­ну­тых врасп­лох на месте преступ­ле­ния, лишь обы­ден­но кив­нул на­пар­ни­ку. Сам же прист­роил­ся у две­рей, от­ку­да с не­под­дель­ным лю­бо­пытст­вом стал взи­рать на дейст­вия то­ва­ри­ща. А тот, враз­ва­лоч­ку, по-мат­росс­ки под­ко­вы­ляв к стояв­ше­му в уг­лу сей­фу, спо­кой­но при­нял­ся за ра­бо­ту. По его чет­ким и вы­ве­рен­ным дви­же­ниям мож­но бы­ло по­нять, что за­ни­мал­ся он этим не впер­вые и де­ло свое знал хо­ро­шо. Во вся­ком слу­чае, слож­ный за­мок, на­пич­кан­ный шиф­ром и про­чи­ми муд­ре­ны­ми сек­ре­та­ми, ко­то­рым так гор­дил­ся хо­зяин до­ма, под­дал­ся ему за ка­кие-то пол­ча­са. При этом за все то вре­мя, по­ка на­лет­чи­ки «кол­до­ва­ли» в ка­би­не­те, они так и не сня­ли с се­бя неу­доб­ные про­ти­во­га­зы и при необ­хо­ди­мости пе­ре­го­ва­ри­ва­лись на язы­ке жестов. Как сей­час, ког­да ус­пеш­но за­вер­шив­ший свою мис­сию мед­ве­жат­ник по­ка­зал стар­ше­му боль­шой па­лец и ото­шел в сто­ро­ну, усту­пив место у сей­фа. Тот не меш­кая ре­ши­тель­но по­тя­нул на се­бя мас­сив­ную сталь­ную дверь. Од­на­ко вместо же­лан­ных зе­ле­но­ва­тых ку­пюр с порт­ре­том пре­зи­ден­та Франк­ли­на их взо­ру предста­ли лишь го­лые от­се­ки нес­го­рае­мо­го шка­фа, где, кро­ме слег­ка по­тер­то­го ко­жа­но­го порт­фе­ля с весь­ма да­ле­ки­ми от де­неж­ных ку­пюр бе­зо­бид­ны­ми пред­ме­та­ми внут­ри, ни­че­го дру­го­го не ока­за­лось. Сейф был без­на­деж­но пуст. Гости пе­рег­ля­ну­лись и по­жа­ли пле­ча­ми. Ни­ка­кой иной реак­ции на уви­ден­ное с их сто­ро­ны так и не пос­ле­до­ва­ло. Как ни в чем не бы­ва­ло, они быст­ро ре­ти­ро­ва­лись из ка­би­не­та, прих­ва­тив с со­бой зло­по­луч­ный порт­фель. Ис­кать что-ли­бо по до­му им ка­те­го­ри­чес­ки бы­ло зап­ре­ще­но. В хол­ле к ним при­сое­ди­ни­лись осталь­ные чле­ны груп­пы, так­же вы­пол­нив­шие свою часть ра­бот. Кас­се­ты с ка­мер наб­лю­де­ния бы­ли стер­ты, а жиз­ни спя­щих лю­дей и лю­бим­ца хо­зяи­на Мар­ки­за нич­то не уг­ро­жа­ло.

Оки­нув взгля­дом на­пос­ле­док холл, стар­ший сно­ва по­тя­нул­ся к мо­биль­ни­ку и отп­ра­вил свое­му не­ве­до­мо­му ад­ре­са­ту все то же ма­ги­чес­кое сло­во «МОЖ­НО». И все вок­руг опять пог­ру­зи­лось в неп­рог­ляд­ную тьму. Что тут по­де­лаешь, ава­рия, по­ду­ма­ли, на­вер­ное, в этот мо­мент мно­гие жи­те­ли цент­ра, ру­гая на чем свет стоит ни в чем не по­вин­ных на сей раз элект­ри­ков.

Что до не­за­дач­ли­вых гра­би­те­лей, то они возв­ра­ща­лись по то­му же марш­ру­ту, по ко­то­ро­му и приш­ли. Уже во дво­ре стя­ну­ли с се­бя не­нуж­ные тап­ки и про­ти­во­га­зы. Спо­кой­но выс­кольз­ну­ли за во­ро­та, не за­быв за­щелк­нуть за со­бой вход­ную дверь. В ста мет­рах от особ­ня­ка Ки­ра­ко­ся­на их жда­ла неп­ри­мет­ная се­рая ино­мар­ка с за­тем­нен­ны­ми стек­ла­ми и за­ля­пан­ны­ми грязью но­ме­ра­ми. Сев в нее, «гости», не за­жи­гая фар, раст­во­ри­лись в тем­но­те ноч­но­го го­ро­да.

 

 

2

 

В это самое время Сам­вел Вар­та­но­вич Ки­ра­ко­сян - на­род­ный изб­ран­ник, круп­ный собст­вен­ник и «ко­реш» пре­зи­ден­та, с на­слаж­де­нием за­го­рал с семьей на пес­ча­ном пля­же приоб­ре­тен­ной им не так дав­но фе­ше­не­бель­ной вил­лы в ты­ся­чах ки­ло­мет­ров от род­но­го до­ма. Эк­зо­ти­чес­кое место, ко­то­рое об­лю­бо­ва­ли толсто­су­мы со все­го ми­ра, с ро­ман­ти­чес­ким наз­ва­нием Паль­мо­вый Бе­рег на­хо­ди­лось на бе­ре­гу Пер­сидс­ко­го за­ли­ва и представ­ля­ло со­бой ис­кусст­вен­ный по­луост­ров, чем-то на­по­ми­наю­щий свои­ми очер­та­ния­ми слег­ка изог­ну­тую арабс­кую саб­лю, глу­бо­ко вкли­нив­шую­ся в си­нюю океанс­кую гладь.

Это дав­но для не­го ста­ло тра­ди­цией - сбе­гать зи­мой из Ере­ва­на. Ког­да пов­сю­ду неуб­ран­ные гру­ды сне­га, хлип­кая сля­коть на тро­туа­рах и сви­саю­щие с крыш ле­дя­ные глы­бы. Бук­сую­щие на го­ло­ле­де ма­ши­ны и постоян­ные за­то­ры на до­ро­гах. А еще про­ни­зы­ваю­щий наск­возь ве­тер и мо­роз, заш­ка­ли­ваю­щий по­рой аж до ми­нус трид­ца­ти и тем са­мым оп­ро­вер­гаю­щий из­вест­ный посту­лат, что Ар­ме­ния - стра­на юж­ная. За­то здесь, в своем но­вом за­мор­ском до­ме, в ус­ло­виях круг­ло­го ле­та и мак­си­маль­но соз­дан­но­го ком­фор­та, он расс­лаб­лял­ся по пол­ной, за­бы­вая обо всем на све­те.

Быв­ший инст­рук­тор сто­лич­но­го гор­ко­ма, а ны­не преус­пе­ваю­щий биз­нес­мен Сам­вел Ки­ра­ко­сян был из чис­ла тех лю­дей, ко­то­рых за гла­за на­зы­ва­ли не ина­че как «ве­зун­чик», по­то­му как он всег­да ока­зы­вал­ся в нуж­ное вре­мя в нуж­ном месте. В чутье ему, дейст­ви­тель­но, труд­но бы­ло от­ка­зать. Так, своев­ре­мен­но уга­дав приб­ли­жаю­щий­ся крах ве­ли­кой со­ветс­кой им­пе­рии, он вмиг со­риен­ти­ро­вал­ся в обста­нов­ке и, без со­жа­ле­ния оста­вив гор­ко­мов­ские пе­на­ты, а заод­но и взрастив­шую его род­ную пар­тию, од­ним из пер­вых в го­ро­де соз­дал произ­водст­вен­ный коо­пе­ра­тив с мно­гоо­бе­щаю­щим наз­ва­нием «Сти­мул». Имея к произ­водст­ву от­но­ше­ние лишь на сло­вах, но­воис­пе­чен­ный биз­нес­мен на де­ле пре­иму­щест­вен­но за­ни­мал­ся тем, что за бес­це­нок ску­пал у мест­ных масте­ро­вых обувь, три­ко­таж и про­чий вост­ре­бо­ван­ный шир­пот­реб и фу­ра­ми отп­рав­лял их в рос­сийс­кую глу­бин­ку и сред­не­азиатс­кие рес­пуб­ли­ки. Там, на беск­рай­них просто­рах не­ког­да еди­ной ро­ди­ны, в ус­ло­виях хро­ни­чес­ко­го то­таль­но­го де­фи­ци­та, про­дук­ция с лейб­лом «Made in Аrmenia» тра­ди­цион­но поль­зо­ва­лась бе­ше­ным спро­сом. За срав­ни­тель­но ко­рот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни «Сти­мул» прев­ра­тил свое­го ос­но­ва­те­ля из не­состояв­ше­го­ся строи­те­ля ком­му­низ­ма в преус­пе­ваю­ще­го бо­га­ча-»мил­лион­щи­ка», как по-простец­ки в на­ро­де на­зы­ва­ли тех, кто еже­ме­сяч­но за­ра­ба­ты­вал мил­лион и бо­лее руб­лей.

Сле­дую­щим клю­че­вым ша­гом на пу­ти ста­нов­ле­ния бу­ду­ще­го оли­гар­ха яви­лась пос­лед­няя в со­ветс­кую эпо­ху де­неж­ная ре­фор­ма, ког­да ста­рые ку­пю­ры в ав­раль­ном ре­жи­ме за­ме­ня­лись на но­вые, при­чем по за­ко­ну мож­но бы­ло об­ме­нять лишь стро­го ог­ра­ни­чен­ное ко­ли­чест­во де­нег. Най­дя ла­зей­ку и за­ру­чив­шись под­держ­кой нуж­ных лю­дей из Мин­фи­на, Сам­вел Вар­та­но­вич вы­га­дал и здесь, поста­вив этот про­цесс на кон­ве­йер, бла­го же­лаю­щих обой­ти уста­нов­лен­ный ли­мит бы­ло не­ма­ло. И каж­дая по­доб­ная сдел­ка при­но­си­ла ее ор­га­ни­за­то­рам со­лид­ные ба­ры­ши. Сою­за в тот мо­мент уже прак­ти­чес­ки не су­щест­во­ва­ло, а ца­рив­шая пов­се­мест­но не­раз­бе­ри­ха при­но­си­ла Ки­ра­ко­ся­ну все но­вые и но­вые ди­ви­ден­ды. Прав­да, «де­ре­вян­ные руб­ли» к то­му мо­мен­ту его ин­те­ре­со­ва­ли не так, как преж­де. Все боль­ше - зо­ло­то, брил­лиан­ты, ан­тик­ва­риат. Ну и, в до­ве­сок к ним, - дол­ла­ры, мар­ки, фун­ты…

Даль­ней­шее са­мо­вы­ра­же­ние быв­ше­го пар­тап­па­рат­чи­ка проис­хо­ди­ло уже в ус­ло­виях дол­гож­дан­но­го об­ре­те­ния стра­ной не­за­ви­си­мости, ког­да каж­до­му граж­да­ни­ну мо­ло­дое ре­фор­ма­торс­кое пра­ви­тельст­во га­ран­ти­ро­ван­но пе­ре­да­ло в дар спе­циаль­ный вау­чер, по ко­то­ро­му его вклад в гос­собст­вен­ность был оце­нен при­мер­но в нес­коль­ко де­сят­ков дол­ла­ров. Что из это­го тог­да по­лу­чи­лось, не знает се­год­ня раз­ве что сла­боум­ный. За счи­тан­ные ме­ся­цы эти так на­зы­вае­мые на­род­ные че­ки пе­ре­ко­че­ва­ли из рук об­ни­щав­ших вко­нец лю­дей в без­дон­ные кар­ма­ны но­во­рож­ден­ных ну­во­ри­шей, оп­том и фак­ти­чес­ки за гро­ши вы­ку­пив­ших у го­су­дарст­ва всю ра­зом став­шую бес­хоз­ной на­род­ную собст­вен­ность - за­во­ды, фаб­ри­ки, ад­ми­нист­ра­тив­ные зда­ния… В чис­ле со­тен дру­гих но­вояв­лен­ных ар­мянс­ких ка­пи­та­листов за­ха­пал пре­доста­точ­но и наш ге­рой, став об­ла­да­те­лем престиж­ных строе­ний в цент­ре го­ро­да, дейст­вую­ще­го хим­ком­би­на­та и ря­да дру­гих зна­чи­мых объек­тов. А ког­да страсть к на­ко­пи­тельст­ву у не­го нес­коль­ко поосты­ла, ре­шил поп­ро­бо­вать се­бя в ро­ли по­ли­ти­ка, став­шей весь­ма мод­ной сре­ди мест­ной эли­ты. Не­дол­го ду­мая, пред­ло­жил се­бя пар­тии власти и бла­го­по­луч­но очу­тил­ся в мяг­ком крес­ле пар­ла­мен­та­рия, где и пре­бы­вал по­ны­не без за­бот и вол­не­ний.

А сей­час у на­род­ных изб­ран­ни­ков за­кон­ные ка­ни­ку­лы. И Киракосян наслаждается от­дыхом на вил­ле, где зи­ма - са­мая луч­шая по­ра го­да. Теп­лое мо­ре, пляж, ях­та, разв­ле­че­ния. Что еще нуж­но для ду­ши и те­ла и о чем еще мо­жет меч­тать че­ло­век, по­дустав­ший от бесп­ро­буд­но­го за­ко­нот­вор­чест­ва на бла­го лю­дей и род­ной стра­ны! До на­ча­ла оче­ред­ной ве­сен­ней сес­сии пар­ла­мен­та вре­ме­ни пре­доста­точ­но, так что с возв­ра­ще­нием до­мой мож­но не то­ро­пить­ся. Ну а ес­ли не­на­ро­ком опоз­даешь, то стоит ли пе­ре­жи­вать из-за та­ко­го пустя­ка, ког­да все вок­руг схва­че­но!

Прав­да, впер­вые со вре­ме­ни приез­да сю­да ми­нув­шая ночь вы­да­лась для Ки­ра­ко­ся­на бес­по­кой­ной. Сон упор­но не шел, а в го­ло­ву лез­ли ка­кие-то тре­вож­ные мыс­ли, ко­то­рые он пы­тал­ся ото­гнать хо­лод­ным ба­варс­ким пи­вом. Бы­ло да­ле­ко за пол­ночь, ког­да, в оче­ред­ной раз вый­дя на ве­ран­ду и удоб­но раз­местив­шись в шез­лон­ге, Ки­ра­ко­сян, на­ко­нец, зад­ре­мал.

Прос­нул­ся он так же вне­зап­но, как и зас­нул. Но не сам, а от трез­во­нив­ше­го ря­дом с ним на сто­ли­ке те­ле­фо­на.

- Слу­шаю, - рез­ко под­няв труб­ку, су­хо произ­нес он.

- Сам­вел Вар­та­но­вич, это Па­пян на про­во­де.

Неу­же­ли пред­чувст­вие не об­ма­ну­ло его и что-то слу­чи­лось?

- Го­во­ри, Ар­ман. - За не­дол­гий срок их сов­мест­ной ра­бо­ты Ки­ра­ко­сян ни ра­зу не усом­нил­ся в спо­соб­ностях свое­го мо­ло­до­го по­мощ­ни­ка уме­ло вести де­ла и впол­не был до­во­лен им.

- Сам­вел Вар­та­но­вич, ночью злоу­мыш­лен­ни­ки, усы­пив ох­ра­ну, предп­ри­ня­ли по­пыт­ку ог­раб­ле­ния ва­ше­го до­ма. Внеш­не ни­че­го вро­де не тро­ну­то, и ник­то из обс­лу­ги не пост­ра­дал. Но сейф в ка­би­не­те вскрыт и пуст. - Ес­ли бы Ар­ман уви­дел в этот мо­мент смер­тель­но поб­лед­нев­ше­го хо­зяи­на, он на­вер­ня­ка по­жа­лел бы, что вот так, с хо­ду, вы­ло­жил ему эту неп­рият­ную весть.

Серд­це де­пу­та­та уча­щен­но за­би­лось, и, что­бы не упасть, он ух­ва­тил­ся за рез­ные брон­зо­вые пе­ри­ла и простоял так ка­кое-то вре­мя, по­ка не при­шел в се­бя. За­тем из­ме­нив­шим­ся го­ло­сом чуть слыш­но дал ука­за­ние по­мощ­ни­ку:

- Жди моих рас­по­ря­же­ний. Без ме­ня ни­че­го не предп­ри­ни­мать. Я вы­ле­чу сра­зу, как бу­дет го­тов са­мо­лет…

 

3

 

По­ка Ки­ра­ко­сян бо­лез­нен­но ос­мыс­ли­вал неж­дан­но сва­лив­шую­ся на не­го бе­ду, ли­цо Го­ра Ца­ту­ря­на, бо­лее из­вест­но­го сре­ди дру­зей и в оп­ре­де­лен­ных кру­гах как Ме­так­си Гор, или Гор из Ме­так­са, вы­ра­жа­ло отк­ро­вен­ное ра­зо­ча­ро­ва­ние. Он то­же си­дел в оди­но­чест­ве, но не на ве­ран­де рос­кош­ной вил­лы с ви­дом на безб­реж­ный океан, а в наг­лу­хо за­дер­ну­той што­ра­ми гости­ной ста­ро­го ро­ди­тельс­ко­го до­ма в ок­рест­ностях Ере­ва­на, не ми­гая уста­вив­шись в од­ну точ­ку и ду­мая о чем-то. На сто­ле пе­ред ним вре­мя от вре­ме­ни над­ры­ва­лись то те­ле­фон, то мо­биль­ник, на что он ни­как не реа­ги­ро­вал. С мо­мен­та по­се­ще­ния его людь­ми ки­ра­ко­ся­новс­ко­го особ­ня­ка прош­ли ча­сы, а ис­ход опе­ра­ции, ка­зав­шей­ся ему вна­ча­ле та­кой перс­пек­тив­ной, все не ук­ла­ды­вал­ся в го­ло­ве.

- Пол­ный об­лом… - Это од­ноз­нач­ное приз­на­ние свое­го про­ва­ла да­лось Го­ру не­лег­ко. Он не при­вык проиг­ры­вать там, где каж­дый ход был прос­чи­тан до ме­ло­чей. И тем не ме­нее слу­чи­лось то, что слу­чи­лось. Тща­тель­но спла­ни­ро­ван­ная ак­ция, на ко­то­рую он по­шел ра­ди спа­се­ния трех­лет­не­го ма­лы­ша, с трес­ком про­ва­ли­лась. Ожи­дае­мых де­нег в сей­фе не ока­за­лось, а зна­чит, с опе­ра­цией в Гер­ма­нии при­дет­ся пов­ре­ме­нить, по­ка он не най­дет долж­но­го ре­ше­ния.

На­вод­ка бы­ла стоп­ро­цент­ной. С этой сто­ро­ны, не сом­не­вал­ся Гор, про­ко­ла быть не мог­ло. Оба ин­фор­ма­то­ра - как «бан­кир», так и «са­дов­ник», име­ли в де­ле свой не­боль­шой ин­те­рес, и про­вал им был не­вы­го­ден. Да и по­лу­чен­ные от них све­де­ния пол­ностью подт­вер­ди­лись впос­ледст­вии. Как и пред­по­ла­га­лось, в наз­на­чен­ный день из бан­ка в особ­няк Ки­ра­ко­ся­на вые­ха­ла спе­циаль­но обо­ру­до­ван­ная ма­ши­на для пе­ре­воз­ки де­нег. По ин­фор­ма­ции «бан­ки­ра» - кас­си­ра бан­ка, с дву­мя мил­лио­на­ми дол­ла­ров. В свою оче­редь под­роб­ный план до­ма оли­гар­ха, всех его внеш­них и внут­рен­них ком­му­ни­ка­ций, мест раз­ме­ще­ния ка­мер сле­же­ния, ох­ра­ны, прис­лу­ги и да­же мар­ка сей­фа, до­бы­тые быв­шим са­дов­ни­ком Ки­ра­ко­ся­на, так­же ока­за­лись досто­вер­ны и бы­ли мак­си­маль­но уч­те­ны при под­го­тов­ке. Ну а пос­лан­цы Гле­ба Ти­хо­ни­на - масти­то­го кри­ми­наль­но­го ге­не­ра­ла с бе­ре­гов До­на с не­ти­пич­ным для предста­ви­те­лей его сре­ды проз­ви­щем «Ти­хо­ня», ко­то­рый в от­вет на прось­бу дру­га «от­ко­ман­ди­ро­вал» в Ере­ван опыт­но­го мед­ве­жат­ни­ка и двух отстав­ных спе­цов, - блестя­ще спра­ви­лись со своей за­да­чей: ох­ра­ну усы­пи­ли, кас­се­ты с ка­мер наб­лю­де­ния унич­то­жи­ли, сейф вскры­ли. И, не­за­ви­си­мо от ис­хо­да опе­ра­ции, по­лу­чив от Го­ра при­чи­таю­щий­ся го­но­рар, уже че­рез па­ру ча­сов бла­го­по­луч­но ука­ти­ли об­рат­но в Ростов. Чет­вер­тый и пя­тый участ­ни­ки опе­ра­ции - стар­ший груп­пы Ар­тур Сте­па­нян, он же Ар­то, и во­ди­тель Вреж Са­тян - «ста­ро­жи­лы» ко­ман­ды Го­ра. Оба про­ве­рен­ные и бы­ва­лые пар­ни, тя­нув­шие с ним срок в од­ной из ко­ло­ний. А по­се­му, по­нят­но, то­же бы­ли вне вся­ких по­доз­ре­ний.

«Все вро­де бы спла­ни­ро­ва­ли и сде­ла­ли вер­но, а де­нег в сей­фе не ока­за­лось. Где же они?» - Мысль эта не да­ва­ла Го­ру расс­ла­бить­ся. Он так и остал­ся в не­ве­де­нии, что они на­хо­ди­лись в до­ме, но все­го лишь па­ру ча­сов. А пос­ле, по не раз уже про­ве­рен­ным ка­на­лам, опе­ра­тив­но бы­ли вы­ве­зе­ны из стра­ны и бла­го­по­луч­но осе­ли в од­ном из швей­царс­ких бан­ков. Где как-ни­как хра­нить их всег­да на­деж­нее, чем в род­ном оте­чест­ве.

«Да, а ку­да де­вал­ся тот чер­тов порт­фель из сей­фа, ко­то­рый при­нес Ар­то? В по­ры­ве ярости, пом­нит­ся, я отш­выр­нул его…» - Слов­но оч­нув­шись от глу­бо­ко­го нар­ко­за, Гор ве­лел тот­час же поз­вать Ар­ту­ра.

 

4

 

Ар­то воз­ник в двер­ном прое­ме, слов­но тень от­ца Гам­ле­та, и вы­жи­да­тель­но пос­мот­рел на Го­ра.

- Где порт­фель из сей­фа?

- У ме­ня, - как ни в чем не бы­ва­ло от­ве­тил Ар­то, хит­ро улы­баясь. Его вы­ра­зи­тель­ное смуг­лое ли­цо с боль­ши­ми ка­ри­ми гла­за­ми от­ра­жа­ло уди­ви­тель­ную смесь пре­дан­ности и плу­товст­ва. Ка­за­лось, вче­раш­ний крах опе­ра­ции со­вер­шен­но не тро­гает его. Но Гор, знав­ший нрав то­ва­ри­ща, прек­рас­но по­ни­мал, что он пе­ре­жи­вает не мень­ше, просто не по­ка­зы­вает ви­ду.

- И что там?

- Ни­че­го ин­те­рес­но­го. Флеш­ка компью­тер­ная да ау­дио­кас­се­ты с ка­ким-то трёпом. О день­гах, меж­ду про­чим… Да, и пап­ка еще с бу­ма­га­ми…

- Хо­ро­шо, да­вай все сю­да. Бу­дем раз­би­рать­ся. И зах­ва­ти дик­то­фон.

Уже че­рез ми­ну­ту он с го­ло­вой ушел в изу­че­ние со­дер­жи­мо­го порт­фе­ля. В от­ли­чие от Ар­то, ко­то­рый пред­по­чи­тал не за­би­вать се­бе го­ло­ву вся­кой ерун­дой, не свя­зан­ной с фи­нан­са­ми, Гор сра­зу понял всю нео­быч­ность нео­жи­дан­ной «на­ход­ки». И ес­ли ис­пи­сан­ные листы из пап­ки с пе­реч­нем нез­на­ко­мых фа­ми­лий, да­та­ми встреч и сме­той рас­хо­дов ни­че­го ему не объяс­ни­ли, то, прос­лу­шав лишь на­ча­ло дик­то­фон­ной за­пи­си, он насто­ро­жил­ся.

Отос­лав из ком­на­ты ни­че­го не по­доз­ре­вав­ше­го то­ва­ри­ща, Гор пе­ре­мо­тал кас­се­ту и при­нял­ся за­но­во прос­лу­ши­вать ее. Зву­ча­щие на ней го­ло­са и фа­ми­лии бы­ли ему нез­на­ко­мы, за­то со­дер­жа­ние да­ва­ло обиль­ную пи­щу для раз­мыш­ле­ний.

«- Не упорст­вуй, Ба­да­лян. Пом­нит­ся, те­бе не раз по-доб­ро­му на­ме­ка­ли не пу­тать­ся под но­га­ми. Вы­хо­дит, не внял дру­жес­ко­му со­ве­ту… - до­нес­ся из ди­на­ми­ка чей-то скри­пу­чий ба­ри­тон. - Пред­ла­гаем сот­руд­ни­чест­во с на­ми в пос­лед­ний раз. Иг­рать про­тив, сам по­ни­маешь, глу­по и толь­ко се­бе во вред. За­то в об­мен на лояль­ность пре­доста­вим места в пар­ла­мен­те, да и на нуж­ды пар­тии ре­гу­ляр­но бу­дем вы­де­лять по­мощь.

- Мне необ­хо­ди­мо по­ду­мать, - по­пы­тал­ся бы­ло воз­ра­зить го­лос, по-ви­ди­мо­му, при­над­ле­жав­ший Ба­да­ля­ну.

- Позд­но, - гру­бо пе­ре­бил его всту­пив­ший в раз­го­вор про­ку­рен­ный бас. - Вре­мя для раз­ду­мий выш­ло. Твое сог­ла­сие мы долж­ны по­лу­чить здесь и сей­час. А ес­ли хо­чешь по­раз­мыш­лять, то по­ду­май луч­ше о том, ку­да ­де­вал­ся ка­надс­кий кре­дит - пять мил­лио­нов дол­ла­ров, вы­де­лен­ных на гу­ма­ни­тар­ные прог­рам­мы ве­домст­ву, ко­то­рым ты в ту по­ру ру­ко­во­дил. А еще о том, от­ку­да у ря­до­во­го чи­нов­ни­ка, ра­дею­ще­го о на­ро­де, и неп­ри­ми­ри­мо­го бор­ца с кор­руп­цией, к коим ты во всеус­лы­ша­ние при­чис­ляешь се­бя на ми­тин­гах, особ­няк на по­бе­режье Ис­па­нии, а де­ти учат­ся в престиж­ных плат­ных уни­вер­си­те­тах за ру­бе­жом? Мо­жет, ба­буш­ка нас­ледст­во оста­ви­ла или в ру­лет­ку выиг­рал? Да толь­ко в ка­зи­но ты, по слу­хам, в пос­лед­нее вре­мя толь­ко проиг­ры­ваешь, а ба­буш­ка, по твоим же сло­вам, ни­ког­да не ра­бо­та­ла и си­де­ла до­ма. Все эти фак­ты мо­гут всплыть, а мо­гут и нет. Все за­ви­сит от те­бя.

- Хо­ро­шо-хо­ро­шо, да­вай­те ва­ши бу­ма­ги…» - мгно­вен­но ка­пи­ту­ли­ро­вал Ба­да­лян. Слыш­но бы­ло, как го­лос его дро­жал и сры­вал­ся. За­тем пос­лы­шал­ся ше­лест бу­ма­ги и быст­рый рос­черк пе­ра…

Пос­ле­дую­щие за этим за­пи­си дру­гих бе­сед ока­за­лись столь же «бе­зо­бид­ны­ми», как и в слу­чае с Ба­да­ля­ном. При этом Гор сра­зу об­ра­тил вни­ма­ние, что все они ка­са­лись предстоя­щих на тот мо­мент в стра­не пар­ла­ментс­ких вы­бо­ров и шли при­мер­но по од­ной на­ка­тан­ной схе­ме. Приг­ла­шен­но­му на встре­чу че­ло­ве­ку де­ла­лось от име­ни ка­кой-то влия­тель­ной груп­пы в об­щем-то за­ман­чи­вое пред­ло­же­ние о «взаи­мо­вы­год­ном сот­руд­ни­чест­ве», или, про­ще го­во­ря, его нед­вус­мыс­лен­но пы­та­лись под­ку­пить, ну а в слу­чае нес­го­вор­чи­вости отк­ры­тым текстом пе­ре­хо­ди­ли на шан­таж и уг­ро­зы. Благо, по всему, было чем шантажировать и угрожать. И ес­ли до­ка­за­тельст­ва бы­ли вес­ки­ми и с да­ле­ко иду­щи­ми для не­го по­следст­вия­ми, сто­ро­ны быст­ро при­хо­ди­ли к сог­ла­сию. Сре­ди та­ких за­фик­си­ро­ван­ных Го­ром «сог­ла­шен­цев», не по­же­лав­ших ог­лас­ки не­же­ла­тель­ных стра­ниц своей биог­ра­фии, зна­чи­лись некие За­ка­рян, Га­ри­бян, Слоян… И толь­ко чет­ве­ро из две­над­ца­ти, не­смот­ря на уг­ро­зы, не усту­пи­ли дав­ле­нию и оста­лись на своих по­зи­циях. Ник­то из них Го­ру зна­ком не был. Он ни­ког­да преж­де да­же не слы­шал о них. Но в том, что это бы­ли от­нюдь не рядовые лю­ди, не сом­не­вал­ся.

Гор вык­лю­чил дик­то­фон и за­ду­мал­ся: «Че­ло­век, ко­то­рый во­ро­чает мил­лио­на­ми, вряд ли ста­нет из чисто обы­ва­тельс­ко­го ин­те­ре­са хра­нить в до­маш­нем сей­фе обыч­ную пи­са­ни­ну и дик­то­фон­ные за­пи­си с ни­че­го не зна­ча­щим под­текстом. А зна­чит, в них есть что-то та­кое, че­го я не знаю или не по­ни­маю. И остает­ся еще флеш­ка. Что таит она?»

- Ар­то, зай­ди, - гром­ко поз­вал он то­ва­ри­ща и, когда тот пришел, спросил: - Кто из на­ше­го ок­ру­же­ния в ла­дах с компью­те­ром?

- Ваагн, сын Ге­во. Он как-то ска­зал мне, что его сын ра­бо­тает в круп­ной иност­ран­ной ком­па­нии. Ка­жет­ся, прог­рам­мистом, - поч­ти не за­ду­мы­ваясь, слов­но ждал это­го воп­ро­са, от­ве­тил Ар­то.

- От­лич­но. Поз­во­ни Ге­во, пусть ут­ром приш­лет сю­да сы­на. Да, и по­ру­чи ре­бя­там най­ти Ашота Пет­ро­со­ва, - до­ба­вил по не­дол­гом раз­думье.

- Га­зет­чи­ка Ашота? - уди­вил­ся Ар­то. - Он-то те­бе за­чем?

- Зна­чит, ну­жен, - нео­жи­дан­но от­ре­зал Гор, да­вая по­нять, что спо­рить по это­му по­во­ду не на­ме­рен, чем еще раз креп­ко уди­вил то­ва­ри­ща.

 

5

 

Не­боль­шой част­ный са­мо­лет биз­нес-клас­са во­шел в воз­душ­ное прост­ранст­во Ар­ме­нии со сто­ро­ны со­сед­не­го го­су­дарст­ва и взял курс на сто­ли­цу. На его бор­ту был толь­ко один пас­са­жир - Ки­ра­ко­сян. По­лу­чив ин­фор­ма­цию о место­на­хож­де­нии лай­не­ра, Хо­зяин дал ука­за­ние стюар­ту свя­зать­ся по спут­ни­ково­му те­ле­фо­ну с Ар­ма­ном, его по­мощ­ни­ком.

- Слу­шаю, Сам­вел Вар­та­но­вич.

- Кто бу­дет ме­ня встре­чать?

- Как вы и ве­ле­ли, Сам­вел Вар­та­но­вич, толь­ко на­чаль­ник служ­бы бе­зо­пас­ности и во­ди­тель.

- Хо­ро­шо. Най­ди Ата­не­ся­на и пе­ре­дай ему, что при­мер­но че­рез час я бу­ду ждать его у се­бя. - Го­лос Хо­зяи­на об­рел преж­нюю уве­рен­ность и зву­чал твер­до, а при­ка­зы бы­ли ла­ко­нич­ны и чет­ки. - Да­лее, обз­во­нишь всех, ко­го сле­дует опо­вестить о прои­зо­шед­шем, - ну, ты знаешь кого. Пусть к вось­ми со­бе­рут­ся в Джрве­же у Ва­но…

По­вис­ла пау­за, ко­то­рую Ар­ман не ре­шал­ся на­ру­шить. Ви­ди­мо, Хо­зяин о чем-то тя­гост­но раз­ду­мы­вал.

- И пос­лед­нее, - ре­шил­ся он на­ко­нец. - Поз­во­нишь Хос­ро­ву Шах­на­за­ря­ну. Поп­ро­сишь от мое­го име­ни быть се­год­ня ве­че­ром к де­ся­ти ча­сам там же у Ва­но. Все по­нял? За­пи­ши но­мер его те­ле­фо­на. Ес­ли сог­ла­сит­ся, пош­лешь за ним ма­ши­ну…

 

6

 

Еще со сту­ден­чес­кой скамьи бу­ду­щий пра­во­вед Ар­ман Па­пян с при­су­щим в его воз­расте юно­шес­ким мак­си­ма­лиз­мом меч­тал о гром­ких де­лах и собст­вен­ной ад­во­катс­кой прак­ти­ке. Это от­части и пре­доп­ре­де­ли­ло его уст­рем­ле­ние про­дол­жить уче­бу в ас­пи­ран­ту­ре. К то­му же, по мне­нию де­ка­на, дру­гой, бо­лее достой­ной кан­ди­да­ту­ры на вы­де­лен­ное фа­куль­те­ту единст­вен­ное место на юр­фа­ке не бы­ло. От­лич­ник, ак­ти­вист, по­бе­ди­тель сту­ден­чес­ких олим­пиад, он и в са­мом де­ле вро­де от­ве­чал всем кри­те­риям, но, как ока­за­лось, не имел глав­но­го и са­мо­го ве­со­мо­го ар­гу­мен­та в се­год­няш­них реа­лиях - «спи­ны». В ито­ге ас­пи­ран­том стал его со­курс­ник, ко­то­рый на про­тя­же­нии всей уче­бы ни­чем се­бя не проя­вил и еле сда­вал все сес­сии. За­то, в от­ли­чие от Па­пя­на, он имел на ру­ках джо­кер в ли­це «доб­ро­го дя­ди» из Ми­нюста. А крас­но­дип­лом­ник и ро­ман­тик Па­пян, за­быв на вре­мя о своих ад­во­катс­ких пре­тен­зиях, заг­ре­мел в ар­мию. Здесь-то и на­шел его Ки­ра­ко­сян во вре­мя своей де­пу­татс­кой встре­чи в под­шеф­ной воинс­кой части. Мо­ло­дой человек прият­но уди­вил оли­гар­ха свои­ми глу­бо­ки­ми поз­на­ния­ми в об­ласти при­ни­мае­мых пар­ла­мен­том за­ко­нов и, что не­ма­ло­важ­но, их ори­ги­наль­ной трак­тов­кой. Судь­ба Ар­ма­на бы­ла пред­ре­ше­на. Де­пу­тат, дав­но ис­кав­ший се­бе тол­ко­во­го по­мощ­ни­ка, сде­лал свой вы­бор. И ни­чуть об этом не жа­лел.

…Ар­ман, сам то­го не ожи­дая, быст­ро за­кон­чил все по­ру­чен­ные ему хо­зяи­ном де­ла. Вна­ча­ле без проб­лем ре­шил воп­рос с Ген­ри­хом Ата­не­ся­ном: зам­ми­нист­ра внут­рен­них дел, ку­ри­ро­вав­ший следст­вен­ный де­пар­та­мент, мно­гим был обя­зан оли­гар­ху.

- Бу­ду, - по-воен­но­му чет­ко от­реа­ги­ро­вал он на прось­бу о встре­че.

Сре­ди тех же, ко­го сле­до­ва­ло соб­рать у Ва­но, зна­чи­лись два круп­ных биз­нес­ме­на, три де­пу­та­та, ми­нист­ры фи­нан­сов и юсти­ции и но­во­наз­на­чен­ный ру­ко­во­ди­тель пре­зи­дентс­ко­го ап­па­ра­та. Са­мые близ­кие и до­ве­рен­ные лю­ди. Все они, за иск­лю­че­нием глав­но­го фи­нан­систа, ко­то­рый на­хо­дил­ся за пре­де­ла­ми стра­ны, и предп­ри­ни­ма­те­ля Аве­та Нал­бан­дя­на, обе­ща­ли быть в нуж­ное вре­мя у Ва­но.

Оста­ва­лась наи­бо­лее слож­ная часть за­да­ния - Хос­ров Шах­на­за­рян. Он же из­вест­ный вор в за­ко­не Шах, так на­зы­вае­мый смот­ря­щий по Ар­ме­нии, ко­то­рый от­ве­чал за об­щак и по­ря­док в мест­ном во­ровс­ком сооб­щест­ве. «На­вер­ное, и в са­мом де­ле прои­зош­ло неч­то из ря­да вон вы­хо­дя­щее, ес­ли Хо­зяин про­сит его о встре­че», - ду­мал Ар­ман, на­би­рая но­мер те­ле­фо­на Ша­ха.

Выс­лу­шав прось­бу Ки­ра­ко­ся­на, Шах, в свою оче­редь, дол­го ко­ле­бал­ся - при­ни­мать или нет приг­ла­ше­ние оли­гар­ха.

- Хо­ро­шо, - сог­ла­сил­ся он на­ко­нец, хо­тя, су­дя по его то­ну, при­нял это ре­ше­ние без осо­бо­го эн­ту­зиаз­ма. - Ма­ши­ну приш­ли к гости­ни­це «А­ни» к по­ло­ви­не де­ся­то­го.

 

7

 

При подъез­де к до­му в гла­за Ки­ра­ко­ся­ну бро­сил­ся при­пар­ко­ван­ный у во­рот слу­жеб­ный ав­то­мо­биль зам­ми­нист­ра.

«Ждет», - с удов­лет­во­ре­нием от­ме­тил он про се­бя. Де­жу­рив­ший у вхо­да ох­ран­ник, за­ви­дев «мер­се­дес» Хо­зяи­на, тот­час на­жал на пульт уп­рав­ле­ния, и мас­сив­ные во­ро­та мед­лен­но по­полз­ли в сто­ро­ну, про­пус­кая машину.

Не за­ме­чая ни­ко­го вок­руг, да­же свое­го лю­бим­ца Мар­ки­за, но­ро­вив­ше­го на ра­достях лиз­нуть его в ли­цо, Ки­ра­ко­сян пря­ми­ком нап­ра­вил­ся в зна­ко­мый нам оваль­ный ка­би­нет, где его уже жда­ли Ата­не­сян с по­мощ­ни­ком. Су­хо поз­до­ро­вав­шись с зам­ми­нист­ра, он корот­ко бро­сил Ар­ма­ну:

- Оставь нас и пре­дуп­ре­ди Ада­мя­на, что­бы ни­ку­да не от­лу­чал­ся. Воз­мож­но, он мне по­на­до­бит­ся, - и лишь пос­ле то­го, как Ар­ман плот­но прик­рыл за со­бой дверь, об­ра­тил­ся к Ата­не­ся­ну: - Ну, чем по­ра­дуешь?

- Толь­ко тем, что сра­бо­та­ли про­фес­сио­на­лы. И су­дя по по­чер­ку - асы свое­го де­ла, - ла­ко­нич­но от­ве­тил по­ли­цейс­кий.

- За­цеп­ка, хоть ка­кая-ни­будь, есть? Что за лю­ди, от­ку­да? - Ки­ра­ко­сян тя­же­ло ды­шал, от­ки­нув­шись в крес­ле. - Лад­но, рас­ска­зы­вай по по­ряд­ку все, что уда­лось рас­ко­пать с ут­ра.

- К со­жа­ле­нию, нес­мот­ря на все предп­ри­ня­тые уси­лия, при­хо­дит­ся конста­ти­ро­вать - ни­ка­ких сле­дов. Пол­ностью стер­ты и за­пи­си с кас­сет внеш­не­го наб­лю­де­ния. По сло­вам ох­ра­ны, они нео­жи­дан­но по­чувст­во­ва­ли за­пах га­за и прак­ти­чес­ки сра­зу от­клю­чи­лись.

- Что за газ?

- Еди­но­го мне­ния у спе­циа­листов по­ка нет, но пред­по­ло­жи­тель­но - из раз­ря­да усып­ляю­щих, ко­то­рый ис­поль­зует спец­наз толь­ко в иск­лю­чи­тель­ных обстоя­тельст­вах, для вре­мен­ной нейт­ра­ли­за­ции че­ло­ве­ка. При­мер­но та­кой, ка­кой был за­дейст­во­ван в свое вре­мя в Моск­ве при ос­во­бож­де­нии теат­раль­но­го цент­ра на Дуб­ров­ке. Ну, вы по­ни­май­те, о чем я. Прав­да, в на­шем слу­чае уро­вень кон­цент­ра­ции был на по­ря­док сла­бее. Ви­ди­мо, за­да­ча ста­ви­лась - толь­ко усы­пить. Но что ин­те­рес­но, в ар­се­на­ле на­ше­го спец­на­за, да и дру­гих ана­ло­гич­ных под­раз­де­ле­ний, та­ко­го средст­ва нет. - Ата­не­сян го­во­рил убе­ди­тель­но и со зна­нием де­ла.

- И все-та­ки до ме­ня ни­как не до­хо­дит, как им уда­лось рас­пы­лить газ по все­му до­му. Кру­гом ох­ра­на, ка­ме­ры, посто­рон­не­му сю­да не про­ник­нуть, тем бо­лее с бал­ло­ном… - Хо­зяин не мог свык­нуть­ся с мыслью, что его неп­риступ­ная, как он по­ла­гал, оби­тель, на по­вер­ку ока­за­лась обыч­ным мыль­ным пу­зы­рем, ко­то­рый лоп­нул при пер­вом же к не­му п­ри­кос­но­ве­нии.

- Просто, Сам­вел Вар­та­но­вич. С по­мощью под­ко­па, про­ры­то­го из строя­ще­го­ся по со­седст­ву зда­ния. И еще зная о том, что в до­ме в эти дни на­хо­ди­лась лишь прис­лу­га да па­ра ох­ран­ни­ков, - пояс­нил Ата­не­сян. Оста­ваясь внеш­не не­воз­му­ти­мым, он в глу­би­не ду­ши не пе­реста­вал удив­лять­ся то­му раз­ма­ху и фан­та­зии, с ка­кими бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на и осу­ществ­ле­на гра­би­те­ля­ми эта опе­ра­ция.

- Там, кста­ти, и наш­ли пустой га­зо­вый бал­лон, - про­дол­жал он. - Под­коп вел­ся в сто­ро­ну сау­ны, че­рез ко­то­рую «гости» по­лу­чи­ли доступ к систе­ме вен­ти­ля­ции, а под­роб­ный план до­ма и всех его внут­рен­них ком­му­ни­ка­ций, су­дя по все­му, у них имел­ся.

- Ка­кая по­мощь те­бе нуж­на от ме­ня, го­во­ри? - Мо­ля­щий взгляд Ки­ра­ко­ся­на свиде­тельст­во­вал о том, что он го­тов на все.

- На этом эта­пе ни­че­го, кро­ме под­роб­ной ин­фор­ма­ции о всех, кто жи­вет или ра­бо­тает в до­ме, - не­мед­лен­но от­реа­ги­ро­вал по­ли­цейс­кий. - Кто из обс­лу­ги в пос­лед­нее вре­мя ушел сам, а кто не по своей во­ле. Да­лее, кто, по­ми­мо до­мо­чад­цев, мог быть зна­ком с чер­те­жа­ми заст­рой­ки. И кро­ме то­го, от ох­ра­ны - о всех по­доз­ри­тель­ных фак­тах, свя­зан­ных с до­мом, ко­то­рые прив­лек­ли их вни­ма­ние. Мо­жет, что-то или ко­го-то при­ме­ти­ли, но не при­да­ли зна­че­ния. Для следст­вия сей­час важ­на лю­бая ме­лочь.

- Ко­му по­ру­че­но де­ло?

- Пол­ков­ни­ку Ка­за­ря­ну, од­но­му из опыт­ней­ших на­ших кри­ми­на­листов.

- Хо­ро­шо, дер­жи ме­ня постоян­но в кур­се расс­ле­до­ва­ния. Пе­ре­дай Ка­за­ря­ну - пусть при­сы­лает своих лю­дей. Я пре­дуп­ре­жу в до­ме, что­бы мак­си­маль­но по­мо­га­ли им. - Ки­ра­ко­сян за­мол­чал. Он ку­рил си­га­ре­ту за си­га­ре­той, стря­хи­вая пе­пел пря­мо на ко­вер. На­ко­нец под­нял гла­за и впер­вые об­ра­тил­ся к зам­ми­нист­ра по име­ни:

- Ген­рих, ты дол­жен най­ти этих лю­дей и вер­нуть то, что они заб­ра­ли из сей­фа. И за­пом­ни. Вер­нешь - ми­нист­ром сде­лаю. Нет - за­будь о по­го­нах, участ­ко­вым бу­дешь мо­тать до кон­ца свой век. Ты ме­ня знаешь: я дер­жу свое сло­во.

Ата­не­сян так и дер­нул­ся, не зная, как восп­ри­нять эти сло­ва: то ли как неу­дач­ную шут­ку, то ли как пре­дуп­реж­де­ние.

- Поста­раюсь, но я дол­жен хо­тя бы знать, что ис­кать.

Ки­ра­ко­сян вновь сде­лал пау­зу: ему необ­хо­ди­мо бы­ло оп­ре­де­лить­ся, нас­коль­ко он мо­жет до­ве­рять по­ли­цейс­ко­му.

- Ни­че­го осо­бен­но­го, - про­бор­мо­тал он нев­нят­но, - раз­ные де­ло­вые бу­ма­ги, проек­ты за­ко­но­да­тель­ных ак­тов и дик­то­фон­ные за­пи­си не­ко­то­рых зак­ры­тых за­се­да­ний, ко­то­рые не хо­те­лось бы, что­бы по­па­ли в чу­жие ру­ки, - но, уви­дев иро­ни­чес­кую ус­меш­ку на ли­це Ата­не­ся­на, по­нял, что скры­вать даль­ше истин­ное по­ло­же­ние дел бесс­мыс­лен­но.

- Там и впрямь до­ку­мен­ты. Но это - бом­ба, Ген­рих, настоя­щая бом­ба для всех нас…

 

8

 

Остав­шись один, Ки­ра­ко­сян достал из ба­ра по­ча­тую бу­тыл­ку свое­го лю­би­мо­го вис­ки «Бе­лая ло­шадь», сде­лал со­лид­ный гло­ток и сра­зу по­чувст­во­вал, как по жи­лам растек­лось теп­ло… И толь­ко пос­ле это­го ве­лел поз­вать Ада­мя­на.

- Вы­зы­ва­ли, Сам­вел Вар­та­но­вич?

Алек­сан Ада­мян толь­ко пол­го­да на­зад был наз­на­чен ру­ко­во­ди­те­лем служ­бы бе­зо­пас­ности Ки­ра­ко­ся­на. Кад­ро­вый офи­цер спец­на­за, он впол­не под­хо­дил на роль на­чаль­ни­ка ох­ра­ны оли­гар­ха. Вско­ре Ки­ра­ко­сян все­це­ло стал до­ве­рять ему, в том чис­ле и в воп­ро­сах, не имею­щих пря­мо­го от­но­ше­ния к его слу­жеб­ной дея­тель­ности. Но об этом чуть поз­же.

- Ты уже в кур­се слу­чив­ше­го­ся? Ког­да уз­нал? - пер­вым де­лом поин­те­ре­со­вал­ся у не­го Ки­ра­ко­сян.

- Ут­ром, как и все, Сам­вел Вар­та­но­вич. Поз­во­нил Ар­ман, и я прие­хал тот­час же… - по­жал пле­ча­ми ох­ран­ник.

- По­нят­но. Что ду­маешь обо всем этом?

- По­ка ни­че­го оп­ре­де­лен­но­го. Что­бы ра­зоб­рать­ся, необ­хо­ди­мо вре­мя и ин­фор­ма­ция о том, что имен­но бы­ло изъя­то из сей­фа. День­ги, цен­ности?

Еще один Ата­не­сян на мою го­ло­ву, не­воль­но по­ду­мал оли­гарх, но, умуд­рен­ный опы­том пре­ды­ду­щей бе­се­ды с по­ли­цейс­ким, юлить и уви­ли­вать от от­ве­та на сей раз не стал, а пря­мо от­ве­тил:

- Ес­ли бы… Но в том-то и де­ло, что ни то и ни дру­гое. Взя­ли толь­ко порт­фель с важ­ны­ми для ме­ня до­ку­мен­та­ми. Впро­чем, ни­че­го дру­го­го в сей­фе и не бы­ло.

- А кто, кро­ме вас, знал еще, что до­ку­мен­ты на­хо­дят­ся там?

- Представь, ник­то. И это то­же стран­но. Они, как пра­ви­ло, по­па­да­ли сю­да раз­ны­ми пу­тя­ми и от раз­ных лиц, поэ­то­му отс­ле­дить их дви­же­ние ко мне прак­ти­чес­ки не­воз­мож­но.

- В та­ком слу­чае, Сам­вел Вар­та­но­вич, впол­не мож­но пред­по­ло­жить, что ва­ши гости приш­ли вов­се не за до­ку­мен­та­ми, а за чем-то дру­гим и на них на­толк­ну­лись слу­чай­но.

- Мо­жет быть, но тог­да за чем? Ни на­лич­ных де­нег, ни зо­ло­та, ни дру­гих цен­ностей, пов­то­ряю, в до­ме нет и не бы­ло. Мы дав­но поль­зуем­ся кре­дит­ка­ми, а все сво­бод­ные средст­ва сос­ре­до­то­че­ны на сче­тах. Кста­ти, и свои ук­ра­ше­ния же­на то­же хра­нит в бан­ковс­кой ячей­ке.

- Но что-то же посту­пает по­рой в дом? Поста­рай­тесь при­пом­нить, мо­жет, та­кой факт имел место в пос­лед­ние дни…

Ки­ра­ко­сян мол­чал, по­ти­рая вис­ки. По­том вдруг как ужа­лен­ный подс­ко­чил к се­лек­то­ру и зао­рал:

- Ар­ман, что ста­ло с той на­лич­ностью, ко­то­рую долж­ны бы­ли под­везти сю­да из бан­ка два дня на­зад?

- Все нор­маль­но. Сде­ла­ли, как вы ве­ле­ли, Сам­вел Вар­та­но­вич. В тот же день пе­ре­да­ли по наз­на­че­нию…

Смах­нув сво­бод­ной ру­кой высту­пив­шие на лбу ка­пель­ки по­та и об­лег­чен­но вздох­нув, Ки­ра­ко­сян вы­жи­да­тель­но пос­мот­рел на Ада­мя­на:

- Слы­шал?

- Да. Ну вот и ве­роят­ный от­вет, ко­то­рый вы ис­ка­ли. Они шли сю­да, по­ла­гаю по на­вод­ке, имен­но за ни­ми, но не зна­ли, что де­нег в до­ме уже нет.

- И что те­перь де­лать?

- Как что? Ис­кать кро­та-на­вод­чи­ка в ва­шем ок­ру­же­нии, ко­то­рый слил ин­фор­ма­цию, и че­рез не­го вый­ти на гра­би­те­лей.

- Мне нра­вит­ся ход твоих мыс­лей, Алек­сан, нес­мот­ря на то что это лишь го­лые пред­по­ло­же­ния. Зай­мись этим вплот­ную. С кро­та­ми и про­чей жив­ностью раз­би­рай­ся, как пос­чи­таешь нуж­ным. Для ме­ня сей­час глав­ное - вер­нуть до­ку­мен­ты, быст­ро и лю­бой це­ной. О том, что бу­дешь вести расс­ле­до­ва­ние па­рал­лель­но с мен­та­ми, ник­то не дол­жен знать, кро­ме нас двоих. Воз­мож­но, к это­му де­лу я подк­лю­чу для подст­ра­хов­ки еще од­но­го че­ло­ве­ка. Кон­так­ти­ро­вать с ним те­бе не при­дет­ся, но всю ин­фор­ма­цию, ко­то­рая посту­пит ко мне, по­лу­чишь в пол­ном объе­ме. Дейст­вуй!

 

9

 

Место для экст­рен­но­го сбо­ра в Джрве­же у Ва­но Ки­ра­ко­сян выб­рал не слу­чай­но. Зак­ры­тый при­го­род­ный VIР-клуб для биз­нес­ме­нов, ос­но­ван­ный быв­шим бу­фет­чи­ком и име­нуе­мый в на­ро­де «У Ва­но», как нель­зя луч­ше под­хо­дил для вся­ко­го ро­да не­афи­ши­руе­мых де­ло­вых встреч или уз­ких засто­лий. Все­го ка­ких-то па­ру лет на­зад это место представ­ля­ло со­бой пять гек­та­ров ка­ме­нистой, за­рос­шей бурья­ном зем­ли не­по­да­ле­ку от дач­но­го по­сел­ка. Сей­час же его бы­ло не уз­нать. Предп­риим­чи­вый бу­фет­чик раз­местил здесь не­боль­шую гости­ни­цу в сти­ле сред­не­ве­ко­во­го зам­ка со своим зим­ним са­дом и ресто­ра­ном, на кух­не ко­то­ро­го од­нов­ре­мен­но хо­зяй­ни­ча­ли ар­мянс­кие, фран­цузс­кие и ки­тайс­кие по­ва­ра, и ба­ром, где име­лись настоя­щие га­ванс­кие си­га­ры. К ус­лу­гам клиен­тов имел­ся и удоб­ный, ос­на­щен­ный всем необ­хо­ди­мым для ра­бо­ты кон­фе­ренц-зал, а так­же бас­сейн с сау­ной, фит­нес-центр, тен­нис­ный корт. Глав­ной же изю­мин­кой клу­ба не­сом­нен­но яв­лял­ся при­ле­гаю­щий к не­му ип­под­ром с по­ро­диста­ми ры­са­ка­ми в ко­нюш­не и настоя­щее, хо­тя и усе­чен­ное в раз­ме­рах, по­ле для голь­фа с ак­ку­рат­но подст­ри­жен­ной густой тра­вой и не­боль­шой госте­вой ло­жей, над ко­то­рой воз­вы­ша­лась уто­паю­щая в зе­ле­ни тер­ра­са.

Быть чле­ном это­го клу­ба бы­ло де­лом престиж­ным и весь­ма до­ро­гостоя­щим. Впро­чем, ува­жаю­щие се­бя биз­нес­ме­ны не ску­пи­лись и еже­год­но отсте­ги­ва­ли Ва­но круг­лень­кую сум­му, по­лу­чая бесп­лат­но вза­мен весь комп­лекс пре­достав­ляе­мых ус­луг. До­пол­ни­тель­ная пла­та взи­ма­лась толь­ко за част­ные де­ло­вые обе­ды. Все осталь­ное бы­ло за счет за­ве­де­ния.

…При­сутст­во­вав­шие на чрез­вы­чай­ной встре­че в простор­ной гости­ной но­ме­ра люкс слу­ша­ли Ки­ра­ко­ся­на не пе­ре­би­вая. Собст­вен­но, ни­че­го но­во­го он им не сооб­щил, кро­ме то­го, что ус­лы­шал па­ру ча­сов на­зад от Ата­не­ся­на.

- Итак, да­вай­те по­ды­то­жим то, что мы имеем, - пер­вым на­ру­шил за­тя­нув­шее­ся мол­ча­ние Да­вид Ми­на­сян, де­пу­тат и од­нов­ре­мен­но вла­де­лец са­мой боль­шой се­ти бен­зо­ко­ло­нок «Ми­нас», конт­ро­ли­рую­щий прак­ти­чес­ки весь ры­нок неф­теп­ро­дук­тов в стра­не. - Ес­ли я пра­виль­но по­нял, в ру­ках каких-то неиз­вест­ных лю­дей ока­за­лась вся кон­фи­ден­циаль­ная ин­фор­ма­ция по прош­лым пар­ла­ментс­ким вы­бо­рам и на­ши пла­ны от­но­си­тель­но предстоя­щих пре­зи­дентс­ких. Так?

- Толь­ко от­части, - хму­ро поп­ра­вил его Ки­ра­ко­сян. - Ес­ли те, кто стоит за всем этим, по­лу­чат доступ к флеш­ке, отк­роет­ся и вся фи­нан­со­вая состав­ляю­щая со все­ми име­на­ми, сум­ма­ми и ад­ре­са­ми. Бан­ковс­кие сче­та, на ко­то­рые пе­ре­чис­ляют­ся доб­ро­воль­ные по­жерт­во­ва­ния, рас­ход­ные дан­ные. В ау­дио­кас­се­тах соб­ра­ны за­пи­си не­ко­то­рых бе­сед с ли­де­ра­ми ря­да дви­же­ний. Кро­ме то­го, на­ра­бот­ки предстоя­щей пре­зи­дентс­кой из­би­ра­тель­ной кам­па­нии с ука­за­нием конк­рет­ных лиц, необ­хо­ди­мых для прив­ле­че­ния к сот­руд­ни­чест­ву. А в слу­чае их от­ка­за - пред­по­ла­гае­мые ме­ры по их диск­ре­ди­та­ции…

По пом­рач­нев­шим ли­цам при­сутст­вую­щих нет­руд­но бы­ло оп­ре­де­лить, нас­коль­ко серьез­ной и нео­жи­дан­ной ока­за­лась для них соз­дав­шая­ся си­туа­ция. Ес­ли по­хи­щен­ные до­ку­мен­ты слу­чай­но по­па­дут в ру­ки их по­ли­ти­чес­ких оп­по­нен­тов и бу­дут об­на­ро­до­ва­ны, стра­ну ждут пот­ря­се­ния. И это в луч­шем слу­чае, а в худ­шем… Но об этом ду­мать сей­час ни­ко­му не хо­те­лось.

- Кто ве­дет следст­вие? - Гла­ва пре­зи­дентс­ко­го ап­па­ра­та то­же был встре­во­жен не на шут­ку. Всё, о чем здесь го­во­ри­лось, име­ло к не­му са­мое не­пос­редст­вен­ное от­но­ше­ние. Ведь имен­но он был той са­мой пе­ре­мыч­кой меж­ду дейст­вую­щим пре­зи­ден­том и те­ми си­ла­ми, ко­то­рые по­мог­ли ему в свое вре­мя прий­ти к власти. Раз­ра­бо­тан­ная схе­ма бы­ла доста­точ­но при­ми­тив­ной, но дейст­во­ва­ла бе­зот­каз­но. Груп­па оли­гар­хов, ис­поль­зуя свои безг­ра­нич­ные воз­мож­ности, фак­ти­чес­ки ста­ви­ла у ру­ля го­су­дарст­ва удоб­но­го че­ло­ве­ка в об­мен на лояль­ность к ним, или, про­ще го­во­ря, от­во­ди­ла пре­зи­ден­ту роль пос­луш­ной ма­рио­нет­ки в их ру­ках. Вся же реаль­ная власть от­да­ва­лась на от­куп ско­ро­бо­га­чей.

- В настоя­щий мо­мент по­ли­ция. Ку­ри­рует Ата­не­сян. Всё на­хо­дит­ся под его лич­ным конт­ро­лем, - от­ве­тил Ки­ра­ко­сян, умол­чав об Алек­са­не, ко­то­ро­му он по­ру­чил вести па­рал­лель­ный поиск до­ку­мен­тов. И, как бы пред­ви­дя с­ле­дую­щий воп­рос, до­ба­вил: - Но по­ка, увы, ни­че­го.

- Ка­ков твой прог­ноз на даль­ней­шее раз­ви­тие со­бы­тий? - за­дал оче­ред­ной воп­рос гла­ва апп­ара­та.

- В слу­чае ес­ли по­хи­ти­те­ли прес­ле­дуют чисто фи­нан­со­вый ин­те­рес, то они неп­ре­мен­но и очень ско­ро вый­дут на нас с пред­ло­же­нием вы­ку­пить до­ку­мен­ты, - уве­рен­но сказал Ки­ра­ко­сян. - А нам только это и надо, что­бы вый­ти на их след и вер­нуть по­хи­щен­ное. Ес­ли же от­ра­ба­ты­вает­ся чей-то за­каз, то пер­вые от­го­лос­ки кра­жи бу­дут слыш­ны уже в бли­жай­шие дни.

- По­лу­чает­ся, ес­ли это­го не про­зой­дет, нам оста­нет­ся толь­ко ждать, что и от­ку­да мо­жет всплыть? - оза­бо­чен­но пе­рег­ля­нул­ся с ми­нист­ром юсти­ции гла­ва ап­па­ра­та.

- При­мер­но так, - подт­вер­дил Ки­ра­ко­сян.

- Ду­маешь, они пой­дут на ог­лас­ку?

- Да, ес­ли кра­жа - де­ло рук оп­по­зи­ции. Ина­че за­чем они все это за­те­ва­ли?.. Но ме­ня сей­час боль­ше вол­нует дру­гое. От­ку­да мог­ла прои­зой­ти утеч­ка, что до­ку­мен­ты на­хо­ди­лись имен­но у ме­ня в до­ме? Ведь ник­то, кро­ме нас, это­го не знал. - Ки­ра­ко­сян на­ме­рен­но кос­нул­ся дан­но­го воп­ро­са, что­бы хо­тя бы частич­но снять с се­бя от­ветст­вен­ность за слу­чив­шее­ся и соб­рав­ши­е­ся раз­де­лили ее с ним.

- Ты что, Сам­вел, ко­го-то из нас по­доз­ре­ваешь? Не­хо­ро­шо... - воз­му­тил­ся Ми­на­сян и смач­но вы­ру­гал­ся. - За­был, что мы заод­но, что по­доб­ным не­до­ве­рием друг к дру­гу мы толь­ко усу­гу­бим си­туа­цию, не­воль­но по­дыг­раем нед­ру­гам, ко­то­рые толь­ко и до­би­вают­ся того, чтобы внести рас­кол в на­ши ря­ды.

Ка­за­лось, пос­ле этой гнев­ной ти­ра­ды Ми­на­ся­на все вот-вот взор­вут­ся и бро­сят­ся ос­корб­лять друг дру­га, но в за­ле сно­ва насту­пи­ло гро­бо­вое мол­ча­ние. Каж­дый ду­мал о чем-то своем, пе­ре­ва­ри­вая ус­лы­шан­ное, и, су­дя по вы­ра­же­нию лиц, от­части был сог­ла­сен как с од­ним, так и с дру­гим своим со­рат­ни­ком.

- Да, де­ла… А пре­зи­дент в кур­се? - Этот воп­рос, ви­тав­ший в про­ку­рен­ной ком­на­те с са­мо­го на­ча­ла встре­чи, был об­ра­щен иск­лю­чи­тель­но к од­но­му че­ло­ве­ку - гла­ве пре­зи­дентс­кой ад­ми­нист­ра­ции, в сто­ро­ну ко­то­ро­го все сно­ва друж­но по­вер­ну­ли го­ло­вы.

- Толь­ко в об­щих чер­тах, - не­воз­му­ти­мо от­ве­тил тот. - Не мне вам объяс­нять, что пре­зи­дент про­хо­дит курс пос­лео­пе­ра­цион­ной реа­би­ли­та­ции и ему настоя­тель­но ре­ко­мен­до­ван пол­ный по­кой. Так что слу­чив­шее­ся я предста­вил ему как ба­наль­ное ог­раб­ле­ние.

- И как он от­реа­ги­ро­вал? - Ки­ра­ко­сян весь сжал­ся, слов­но ожи­дая уда­ра.

- Представь, это его в ка­кой-то ме­ре да­же по­за­ба­ви­ло.

- По­за­ба­ви­ло?! Это как? - зло блес­нул гла­за­ми Ки­ра­ко­сян, не за­ме­тив­ший скры­той иро­нии в сло­вах гла­вы ад­ми­нист­ра­ции.

- А вот так, - вновь не­воз­му­ти­мо от­реа­ги­ро­вал тот. - Мо­гу пов­то­рить сло­во в сло­во то, что он ска­зал: «Наш друг, - он имел в ви­ду те­бя, - на по­вер­ку ока­зал­ся не та­ким уж кру­тым, ка­ким представ­ляет­ся, ес­ли поз­во­ляет обыч­ным улич­ным во­рюгам так нап­ле­ва­тельс­ки от­но­сить­ся к се­бе. Те­перь каж­дый ур­ка бу­дет счи­тать се­бя кру­че нас…»

- Да, смеш­но. Пос­мот­рим, бу­дет ли он смеять­ся, ког­да уз­нает всё.

- Хо­чет­ся ве­рить, что к то­му вре­ме­ни воп­рос уже бу­дет зак­рыт и мы бу­дем вспо­ми­нать о нем иск­лю­чи­тель­но как о до­сад­ном не­до­ра­зу­ме­нии, - жест­ко поста­вил точ­ку гла­ва ап­па­ра­та, да­вая всем по­нять, что он не на­ме­рен да­лее про­дол­жать эту те­му.

Ки­ра­ко­сян пос­мот­рел на ча­сы. Они по­ка­зы­ва­ли без пя­ти ми­нут де­сять.

- Сам­вел, ты ска­зал, что ждешь здесь ко­го-то еще и на­деешь­ся на его по­мощь. Ко­го ты имел в ви­ду? - спро­сил мол­чав­ший до сих пор ми­нистр юсти­ции.

- Хос­ро­ва Шах­на­за­ря­на.

- Ша­ха?! - в уни­сон ис­пу­ган­но вскрик­ну­ли ми­нистр и гла­ва ап­па­ра­та. - Это не­воз­мож­но, нас не долж­ны ви­деть вместе!

- Вас и не уви­дят, - ус­по­коил Ки­ра­ко­сян. - Я пе­ре­го­во­рю с ним от­дель­но в госте­вой ком­на­те или в зим­нем са­ду, а по­том вер­нусь… Мне по­ра, его ма­ши­на уже на подъез­де к клу­бу.

 

10

 

Вор в за­ко­не Шах, ко­неч­но, до­га­ды­вал­ся, по­че­му все­силь­ный Ки­ра­ко­сян так настой­чи­во до­би­вал­ся встре­чи с ним. Уж боль­но гром­ко аук­нул­ся в го­ро­де на­лет на его дом. Единст­вен­ное, че­го он отк­ро­вен­но не по­ни­мал, так это то, ка­кую реаль­ную по­мощь он мо­жет ока­зать в сло­жив­ших­ся обстоя­тельст­вах че­ло­ве­ку, ко­то­рый не толь­ко на­хо­дит­ся под пол­ным пок­ро­ви­тельст­вом властей, но и сам ее представ­ляет. Мо­жет, на­деет­ся, что Шах не­на­ро­ком про­го­во­рит­ся и вы­даст ис­пол­ни­те­лей или на­ве­дет на след ки­ра­ко­ся­новс­ких ищеек? Так зря на­деет­ся. Это иск­лю­че­но, да­же с уче­том оче­вид­ных зас­луг Ки­ра­ко­ся­на пе­ред сооб­щест­вом. Хо­тя, ко­неч­но, доб­ро за­бы­вать не сле­дует. Раз­ве что са­мо­му по­пы­тать­ся вна­ча­ле ра­зоб­рать­ся во всей этой стран­но­ва­той исто­рии, а уж пос­ле ре­шить - по­мо­гать или нет. И ес­ли да, то как имен­но, что­бы ник­то не остал­ся внак­ла­де - ни свои, ни чу­жие - и всё бы­ло по по­ня­тиям.

Вот с та­ки­ми нес­коль­ко раз­мы­ты­ми представ­ле­ния­ми Шах и подъе­хал к месту, где его уже ждал Ки­ра­ко­сян. Не­то­роп­ли­во про­гу­ли­ваясь по ал­леям зим­не­го са­да, они спо­кой­но по­ве­ли бе­се­ду. Как Шах и пред­по­ла­гал, оли­гарх поин­те­ре­со­вал­ся его мне­нием о прои­зо­шед­шем и поп­ро­сил по своим ка­на­лам на­вести справ­ки об ин­те­ре­сую­щих его лю­дях, а в слу­чае вы­хо­да на них уз­нать, что они хо­тят в об­мен на возв­рат по­хи­щен­но­го. При бла­гоп­рият­ном ис­хо­де, по­нят­но, не бу­дет за­быт и Шах.

- Я вор, Сам­вел, но в этой си­туа­ции для ме­ня глав­ное не день­ги, - рав­но­душ­но отк­лик­нул­ся он на это пред­ло­же­ние. И, вы­дер­жав мно­гоз­на­чи­тель­ную пау­зу, с уда­ре­нием до­ба­вил: - Но и лиш­ние, ду­маю, кар­ман тя­нуть не бу­дут. Так что, чем смо­гу, как го­во­рит­ся… Тем бо­лее, са­мо­му ин­те­рес­но, кто это за моей спи­ной анар­хию раз­во­дит.

- Зна­чит, по­ла­гаешь, что ог­раб­ле­ние - де­ло рук за­лет­ных? И на­ши тут не в те­ме?

- Из тех, кто не­пос­редст­вен­но участ­во­вал, поч­ти на­вер­ня­ка. Мест­ных мо­жешь иск­лю­чить. Раз­ве что ко­му-то из них не­на­ро­ком приш­ла в го­ло­ву эта шаль­ная идея и он не­бес­ко­рыст­но по­де­лил­ся ею с приез­жи­ми друж­ка­ми. Я так ду­маю…

- От­ку­да та­кая уве­рен­ность, Шах?

- Бу­дет весь­ма прис­корб­но, ес­ли я оши­баюсь. А ес­ли го­во­рю, зна­чит, знаю… - На­ме­кая на это, Шах имел в ви­ду то, что еще нес­коль­ко лет на­зад во­ровс­кой сход­няк при­нял ре­ше­ние не тро­гать тех, кто по доб­рой во­ле вно­сит пай в об­щак и вся­чес­ки по­мо­гает брат­ве. К та­ким лю­дям по пра­ву от­но­сил­ся и Ки­ра­ко­сян. А то па­мят­ное ре­ше­ние ник­то еще не от­ме­нял.

О чем имен­но шла речь, ник­то из них в раз­го­во­ре так и не кос­нул­ся. Шах не спро­сил, а Ки­ра­ко­сян про­мол­чал. Они раз­го­ва­ри­ва­ли еще ми­нут пять о раз­ном. На том и расста­лись, нес­мот­ря на настой­чи­вые уго­во­ры оли­гар­ха вместе ото­бе­дать.

В том, что кра­жа не свя­за­на с день­га­ми, Шах поч­ти уже не сом­не­вал­ся. Не стал бы Ки­ра­ко­сян под­ни­мать та­кой шум и об­ра­щать­ся к не­му, да­же ес­ли бы его ки­ну­ли на мил­лион. Не то­го ка­либ­ра это че­ло­век…

 

11

 

Гор всег­да спал чут­ко. Посто­рон­ние зву­ки, до­но­сив­шие­ся во сне до его соз­на­ния, ни­ког­да не ме­ша­ли ему. Нао­бо­рот, как бы до­пол­ня­ли ка­лей­дос­коп сно­ви­де­ний. Прав­да, сни­лось ему поч­ти всег­да од­но и то же. Вы­со­кий за­бор за ко­лю­чей про­во­ло­кой да тю­рем­ная ба­лан­да в тес­ной ка­ме­ре, про­пи­тан­ной за­па­хом по­та. И то и дру­гое он не­на­ви­дел оди­на­ко­во.

…Труд­но ска­зать, кем бы предстал се­год­ня Гор, будь пред­на­чер­тан­ный свы­ше сце­на­рий его детст­ва нес­коль­ко иным. Но мать Го­ра умер­ла от тя­же­лой бо­лез­ни, ког­да маль­чи­ку ед­ва стук­ну­ло семь. А за­дол­го до это­го, в ре­зуль­та­те нес­част­но­го слу­чая, по­гиб отец. Окон­ча­тель­но оси­ро­теть не дал тог­да стар­ший брат Акоп, ра­но оста­вив­ший ро­ди­тельс­кий кров и уе­хав­ший на за­ра­бот­ки в Рос­сию. О том, как он жил там, пест­рят ар­хив­ные ми­ли­цейс­кие свод­ки тех лет. Де­сят­ки преступ­ле­ний возг­лав­ляе­мой им бан­ды, жесто­ких по су­ти и дерз­ких по ис­пол­не­нию - от Моск­вы до са­мых до ок­раин. Но без­жа­лост­ный в своих преступ­ных дея­ниях Акоп был со­вер­шен­но иным по от­но­ше­нию к Го­ру, ко­то­ро­го пос­ле смер­ти ма­те­ри заб­рал к се­бе. Вос­пи­ты­вая пар­ня на свой лад, он вся­чес­ки ста­рал­ся ог­ра­дить его от кри­ми­на­ла, но не ус­пел. Оче­ред­ное гром­кое ог­раб­ле­ние та­ки под­ве­ло его под «выш­ку».

Остав­шись один в свои че­тыр­над­цать лет, Гор вер­нул­ся в Ере­ван. В то тя­же­лое для всех вре­мя жил как при­дет­ся. Под­ра­ба­ты­вал на поч­те сор­ти­ров­щи­ком пи­сем или на ав­то­мой­ке, а ког­да и пе­ре­би­рал ово­щи в по­лу­под­валь­ном па­вильо­не не­да­ле­ко от до­ма. Со­се­ди не остав­ля­ли маль­чи­ка без прис­мот­ра, не за­бы­ва­ли и друзья бра­та - по­мо­га­ли от слу­чая к слу­чаю кто про­дук­та­ми, а кто день­га­ми.

Улоч­ка, на ко­то­рой вы­рос Гор, как и весь Ме­такс, из­дав­на име­ла дур­ную сла­ву - счи­та­лась «вот­чи­ной» от­си­дев­ших зе­ков. Но имен­но она, эта ули­ца ста­ла тог­да для Го­ра свое­го ро­да шко­лой вы­жи­ва­ния и до­мом од­нов­ре­мен­но. Здесь он чувст­во­вал се­бя как ры­ба в во­де, хо­тя, по еди­но­душ­но­му мне­нию пе­да­го­гов, об­ла­дал фе­но­ме­наль­ной па­мятью и при же­ла­нии лег­ко мог из­ме­нить свою жизнь. Для не­го, к при­ме­ру, не состав­ля­ло осо­бо­го тру­да бе­зо­ши­боч­но пе­рем­но­жать в уме лю­бые ком­би­на­ции цифр или с од­но­го взгля­да за­по­ми­нать це­лые стра­ни­цы слож­но­го текста. Но при всех своих неос­по­ри­мых спо­соб­ностях Гор уче­бу не жа­ло­вал и за­ня­тия в шко­ле по­се­щал нео­хот­но, за­то обо­жал кни­ги и по но­чам за­чи­ты­вал­ся ими.

Нес­мот­ря на все труд­ности, Гор тем не ме­нее иг­раю­чи по­лу­чил ат­тестат зре­лости и так же без осо­бо­го нап­ря­же­ния посту­пил на исто­ри­чес­кий в уни­вер­си­тет, по­ко­рив чле­нов прием­ной ко­мис­сии эру­ди­цией, ког­да пои­мен­но, с точ­ным ука­за­нием исто­ри­чес­ких дат пе­ре­чис­лил всех царс­ких особ ар­мянс­ко­го проис­хож­де­ния, пра­вив­ших в раз­ное вре­мя в раз­ных стра­нах, и оз­ву­чил при этом на гра­ба­ре клят­ву, ко­то­рую да­ва­ли обыч­но ца­ри во вре­мя своей ко­ро­на­ции. Так он стал сту­ден­том. Хо­ро­шо, пла­та за обу­че­ние в тот мо­мент еще толь­ко вхо­ди­ла в оби­ход и он был ос­во­бож­ден от этой не­по­силь­ной для се­бя но­ши.

А ров­но че­рез пол­го­да Го­ра от­чис­ли­ли из уни­вер­си­те­та за систе­ма­ти­чес­кие про­гу­лы, а спустя ме­сяц он уже от­бы­вал свое пер­вое на­ка­за­ние в ко­ло­нии для не­со­вер­шен­но­лет­них. Ему еще по­вез­ло: как кос­вен­но­му участ­ни­ку преступ­ле­ния да­ли все­го год. По уго­лов­ным по­ня­тиям - срок не­боль­шой, и бы­ва­лые зе­ки на­зы­вают его все­го лишь экс­кур­сией. Он от­си­дел от звон­ка до звон­ка и вы­шел на во­лю с твер­дым на­ме­ре­нием на­чать жить с чисто­го листа, не пред­по­ла­гая, что бе­зо­бид­ная юно­шес­кая «экс­кур­сия» пе­ре­растет впос­ледст­вии в дол­гие эта­пы по дру­гим тюрь­мам - в Ка­за­ни, Пи­те­ре, на Ко­лы­ме…

В свои не­пол­ные трид­цать пять Гор поч­ти де­сять лет про­вел за ре­шет­кой. Он зас­лу­жил се­бе имя и поль­зо­вал­ся ува­же­нием в кри­ми­наль­ном ми­ре как сре­ди простых уго­лов­ни­ков, так и из­вест­ных за­кон­ни­ков. По до­шед­шим на во­лю слу­хам - за сме­ка­листость и сме­лость. А еще поч­ти за па­то­ло­ги­чес­кое неп­рия­тие лю­бо­го ви­да ли­зоб­людст­ва. Ни пе­ред кем. Прав­да, до по­чет­но­го ти­ту­ла ВОР так и не до­тя­нул. Мо­жет, сам не очень стре­мил­ся, а мо­жет, по ка­кой дру­гой при­чи­не. Кто знает…

Пос­ле пос­лед­ней от­сид­ки и возв­ра­ще­ния до­мой Гор соб­рал вок­руг се­бя мо­ло­дых ре­бят. В ос­нов­ном быв­ших или не­состояв­ших­ся спортс­ме­нов - бок­се­ров, бор­цов, штан­гистов. По­мог с ра­бо­той, дал де­нег на пер­вое вре­мя. Юри­ди­чес­ки груп­пи­ров­ка Го­ра бы­ла оформ­ле­на как част­ное ох­ран­ное предприятие, или, про­ще го­во­ря, ЧОП, но на де­ле за­ни­ма­лась тем, что вы­би­ва­ла дол­ги у не­доб­ро­со­вест­ных клиен­тов, кры­шуя од­нов­ре­мен­но ряд объек­тов на юго-восто­ке сто­ли­цы. Отк­ры­тым рэ­ке­том Гор не за­ни­мал­ся. Да и не­воз­мож­но бы­ло это в ус­ло­виях Ар­ме­нии, где все друг дру­га знают не по­нас­лыш­ке. Из­ред­ка, для по­пол­не­ния «кас­сы», как го­во­рил он в шут­ку, а фак­ти­чес­ки иск­лю­чи­тель­но для ока­за­ния сроч­ной ма­те­риаль­ной по­мо­щи по­пав­шим в бе­ду лю­дям, его ре­бя­та про­во­ди­ли мол­ние­нос­ные опе­ра­ции по «эксп­роп­риа­ции» со­кры­тых или не­за­кон­но на­жи­тых фи­нан­со­вых из­лиш­ков у мест­ных во­ро­тил, по­доб­но не­дав­ней ки­ра­ко­ся­новс­кой, за­вер­шив­шей­ся, как из­вест­но, провалом. Так и жил пос­лед­ние два го­да.

 

12

 

Ут­ром сле­дую­ще­го дня пер­вым из чис­ла «приг­ла­шен­ных» к Го­ру в за­го­род­ный дом при­вез­ли га­зет­чи­ка Ашота. Идея про­кон­суль­ти­ро­вать­ся имен­но с ним по по­во­ду имен, проз­ву­чав­ших с кас­се­ты оли­гар­ха, подс­ка­за­ла Го­ру слу­чай­но по­пав­шая­ся ему на гла­за мест­ная га­зе­тен­ка.

Ашот Пет­ро­сов, двад­ца­ти­вось­ми­лет­ний бе­же­нец из Ба­ку, сни­мав­ший ком­на­ту в Ме­так­се по со­седст­ву с до­мом Ца­ту­ря­на, ра­бо­тал как раз в од­ной из та­ких га­зет с при­чуд­ли­вым своей псев­доз­на­чи­мостью наз­ва­нием то ли «Власть», то ли «ПроВ­ласть», то ли еще как-то. Слыл неп­ло­хим ре­пор­те­ром, пи­сал о по­ли­ти­ке и кри­ми­на­ле. Сам Гор, прав­да, пе­рио­ди­ку чи­тал из­ред­ка и не очень охот­но - всё боль­ше на­легал на кни­ги, а сле­до­ва­тель­но, осо­бых сим­па­тий к предста­ви­те­лям этой про­фес­сии не пи­тал. Об­щих ин­те­ре­сов у со­се­дей, по­нят­ное де­ло, то­же не бы­ло да и быть не мог­ло. Просто жур­на­лист был дол­жен Го­ру за од­ну, так ска­зать, де­ли­кат­ную ус­лу­гу, ко­то­рую тот в свое вре­мя без­воз­мезд­но ока­зал ему. Од­наж­ды ночью, ког­да мест­ная шпа­на уст­рои­ла га­зет­чи­ку «гоп-стоп» и заб­ра­ла у бе­до­ла­ги всё, что мож­но бы­ло взять, - день­ги, мо­биль­ник и да­же кое-что из одеж­ды, он по со­ве­ту своих хо­зяев об­ра­тил­ся к Го­ру, и уже на сле­дую­щий день па­ца­ны с из­ви­не­ния­ми вер­ну­ли всё об­рат­но… По­во­да отб­ла­го­да­рить со­се­да Ашот впос­ледст­вии так и не на­шел и поэ­то­му с го­тов­ностью ото­звал­ся на прось­бу Го­ра по­мочь ему.

Выс­лу­шав нео­быч­ное пред­ло­же­ние, жур­на­лист без лиш­них рассп­ро­сов при­нял­ся вни­ма­тель­но изу­чать представ­лен­ный ему спи­сок с фа­ми­лия­ми. Ка­ким-ли­бо об­ра­зом отк­ры­то ис­поль­зо­вать га­зет­чи­ка Гор не со­би­рал­ся. Во вся­ком слу­чае, по­ка сам не раз­бе­рет­ся, что к че­му. В настоя­щий мо­мент ему нуж­на бы­ла от Ашота лишь «рас­шиф­ров­ка» имен и не­боль­шие ком­мен­та­рии к ним. Ведь сам он был так да­лек от все­го это­го.

Чутье Го­ра не об­ма­ну­ло. Поч­ти не раз­ду­мы­вая, Ашот пря­мо «с листа» стал вы­да­вать ем­кие ха­рак­те­ристи­ки каж­до­му фи­гу­ран­ту спис­ка. А пер­вым в нем зна­чил­ся Ар­так Ба­да­лян.

- Зна­ко­мая лич­ность. Ли­дер так на­зы­вае­мо­го дви­же­ния «Воз­рож­де­ние», - на­чал он не­то­роп­ли­во. - На мой взгляд, отк­ро­вен­ный по­пу­лист. Ка­ким-то не­пости­жи­мым об­ра­зом су­мел соб­рать вок­руг се­бя бо­лее пят­над­ца­ти ты­сяч сто­рон­ни­ков. Имен­но за их го­ло­са бо­рют­ся сей­час власть и оп­по­зи­ция. Что ка­сает­ся лич­ности са­мо­го Ба­да­ля­на, то он - экс-де­пу­тат, экс-ми­нистр, у ко­то­ро­го в свое вре­мя бы­ли серьез­ные проб­ле­мы с за­ко­ном. Но, как вид­но, он су­мел вык­ру­тить­ся и те­перь вот сно­ва вост­ре­бо­ван…

Гор слу­шал жур­на­листа вни­ма­тель­но, не пе­ре­би­вая, па­рал­лель­но де­лая в своем блок­но­те по­нят­ные толь­ко ему по­мет­ки.

- Да­лее по спис­ку Ми­сак Дав­тян - то­же пар­тий­ный функ­цио­нер, толь­ко из «Е­ди­ной Ар­ме­нии». Мы зо­вем его Фи­га­ро, - не сдер­жав­шись, хмык­нул Пет­ро­сов.

- В ка­ком смыс­ле? - Гор пе­рестал пи­сать и вски­нул гла­за на жур­на­листа.

- В пря­мом. Он, как плу­то­ва­тый ге­рой Бо­мар­ше, мель­кает пов­сю­ду, то здесь, то там. Еще вче­ра чис­лил­ся в ря­дах ком­му­нистов, по­том пе­ре­мет­нул­ся к со­циа­листам. Пос­ле со­шел­ся с ли­бе­ра­ла­ми, а сей­час во­дит друж­бу с на­цио­нал-пат­рио­та­ми. Впро­чем, та­ким не­постоянст­вом гре­шат мно­гие из ны­неш­них на­ших по­ли­ти­ков: стоит им по­чуять за­пах па­ле­но­го, как дёру дают из своей пар­тии. А вместе с пар­тией ме­няют и свои убеж­де­ния.

- По­нят­но. Хо­чешь ска­зать, что у та­ких лю­дей вооб­ще нет и не мо­жет быть ни­ка­кой идео­ло­гии? И они там, где им вы­год­но на­хо­дить­ся в дан­ный мо­мент? Хо­ро­шо, я уч­ту это. Но да­вай вер­нем­ся к Давтяну и его те­пе­реш­ним од­но­пар­тий­цам.

- Ни­ка­ких осо­бых зас­луг за ни­ми не за­ме­че­но. Обыч­ная кар­ли­ко­вая пар­тия-од­нод­нев­ка, но, как ни стран­но, ак­тив­но под­дер­жи­вает­ся спюр­ком. И в этом, ду­мает­ся, весь сек­рет ин­те­ре­са к ней. Дав­тян уда­рил­ся в по­ли­ти­ку пос­ле то­го, как его поп­ро­си­ли из де­пар­та­мен­та по строи­тельст­ву жилья для бе­жен­цев. Его «по­тем­кин­ские де­рев­ни» до сих пор на слу­ху у пе­ре­се­лен­цев. Тем­ная ло­шад­ка, ник­то не знает, чью сто­ро­ну он в ито­ге под­дер­жит. Хо­тя, ду­маю, кто боль­ше даст, тем и бу­дет слу­жить до по­ры до вре­ме­ни…

По­ка всё, о чем го­во­рил Ашот, пол­ностью сов­па­да­ло с тем, что вы­нес для се­бя Гор, прос­лу­шав дик­то­фон­ные за­пи­си. Сле­дую­щим по спис­ку оли­гар­ха зна­чил­ся ге­не­рал Мир­зоян.

- Этот не че­та тем двоим. Бое­вой офи­цер. Вое­вал в Аф­га­не, по­том в Ка­ра­ба­хе. Три го­да на­зад уво­лил­ся из ар­мии, пред­по­ло­жи­тель­но за неп­рия­тие не­ко­то­рых по­зи­ций властей по Ар­ца­ху. В настоя­щее вре­мя ру­ко­во­дит об­щест­вен­ной ор­га­ни­за­цией ве­те­ра­нов. Весь­ма по­пу­ля­рен в на­ро­де. Не под­дер­жи­вает ни власть, ни оп­по­зи­цию. Счи­тает, что и те и дру­гие за­ни­мают­ся сло­воб­лу­дием и стре­мят­ся во власть толь­ко ра­ди своих кла­но­вых ин­те­ре­сов…

- Алек­сандр Ма­лян, бан­кир. Что-то конк­рет­ное ска­зать о нем труд­но, но, по слу­хам, его банк яко­бы ока­зы­вает оп­ре­де­лен­ные ус­лу­ги те­не­во­му биз­не­су и «спе­циа­ли­зи­рует­ся» на от­мы­ва­нии де­нег… - Ашот от­пил не­боль­ши­ми глот­ка­ми дав­но остыв­ший чай, со­би­раясь с мыс­ля­ми.

- Ова­нес Иш­ха­нян. Этот из мо­нар­хи­чес­кой пар­тии…

- Что, и та­кая есть? - не­до­вер­чи­во взгля­нул Гор на жур­на­листа. - Стран­но, мне всег­да ка­за­лось, что эпо­ха ар­мянс­ких ца­рей за­вер­ши­лась с Ле­во­ном Шестым, где-то в че­тыр­над­ца­том ве­ке.

- Вы­хо­дит, нет, и имеют­ся лю­ди, у ко­то­рых на сей счет иная точ­ка зре­ния, - доб­ро­душ­но от­ве­тил Ашот. - Гра­чик Вос­ка­нян - аг­ра­рий…

Чем даль­ше прод­ви­гал­ся жур­на­лист по спис­ку, тем всё от­чет­ли­вее соз­на­вал Гор, в ка­ком неп­ро­хо­ди­мом бо­ло­те уго­раз­ди­ло его очу­тить­ся. Те, кто все­ми прав­да­ми и неп­рав­да­ми стре­мил­ся до­ка­зать свою при­вер­жен­ность на­ро­ду, что­бы по­пасть на вер­ши­ну власт­ной пи­ра­ми­ды, в сущ­ности, ма­ло чем от­ли­ча­лись от обыч­ных уго­лов­ни­ков и аван­тю­ристов, по ко­то­рым тос­ко­ва­ли тю­рем­ные на­ры. Единст­вен­ная раз­ни­ца состоя­ла в том, что они дейст­во­ва­ли го­раз­до изощ­рен­нее, а по­то­му бы­ли бо­лее опас­ны и не­предс­ка­зуе­мы.

Про­шел час, а Пет­ро­сов про­дол­жал вык­ла­ды­вать Го­ру всё но­вые лю­бо­пыт­ные фак­ты из жиз­ни тех, кто са­мо­чин­но вер­шил ны­не судь­бу стра­ны.

- Ну вот, ка­жет­ся, и всё. Вро­де ни­ко­го не за­был, - произ­нес, на­ко­нец, уста­ло жур­на­лист и, с об­лег­че­нием вздох­нув, вы­жи­да­тель­но пос­мот­рел на хо­зяи­на до­ма.

- Не сов­сем. Я бы хо­тел, что­бы ты поз­на­ко­мил ме­ня с еще од­ним че­ло­ве­ком. Ки­ра­ко­сян, слы­хал о та­ком? - как бы невз­на­чай спро­сил Гор, не от­ры­вая взгля­да от свое­го пест­рев­ше­го по­мет­ка­ми блок­но­та.

- Ки­ра­ко­сян? - уди­вил­ся га­зет­чик и быст­ро про­бе­жал гла­за­ми спи­сок. - Стран­но, но та­кой фа­ми­лии я здесь не на­хо­жу.

- Не ищи. Ее в спис­ке нет. Но не мо­жет быть, что­бы ты не знал или не слы­шал об этом че­ло­ве­ке.

- Вооб­ще-то я знаю мно­гих из­вест­ных в стра­не лиц, но­ся­щих та­кую фа­ми­лию. Сей­час поп­ро­бую уга­дать, кто имен­но мог бы заин­те­ре­со­вать вас… - Ашот сно­ва бро­сил бег­лый взгляд на по­ряд­ком на­доев­ший ему лист и пе­ре­ве­дя взгляд на Го­ра, спро­сил: - Сам­вел Ки­ра­ко­сян?

- Что ж, ин­туи­ция те­бя не под­ве­ла, - впер­вые за вре­мя встре­чи улыб­нул­ся Гор. - Это об­на­де­жи­вает. Те­перь оста­лось убе­дить­ся, нас­коль­ко хо­ро­шо ты его знаешь.

Ук­лон­чи­вый от­вет га­зет­чи­ка не столь­ко уди­вил, сколь­ко оза­да­чил Го­ра.

- Боюсь, что как раз об этом че­ло­ве­ке ска­зать мне осо­бо не­че­го. Раз­ве что Ки­ра­ко­сян - один из бо­га­тей­ших в стра­не лю­дей. Так он это­го и не скры­вает. Что ка­сает­ся его де­пу­татст­ва, то, приз­наюсь, внеш­не оно впе­чат­ле­ния не произ­во­дит, хо­тя по су­ти это да­ле­ко не так.

- То есть?

- Де­ло в том, что, в от­ли­чие от мно­гих своих кол­лег, он доста­точ­но умен и всег­да дер­жит­ся в те­ни, что­бы не вы­пя­чи­вать той ро­ли, ко­то­рую в реаль­ности иг­рает. А роль эта ве­со­ма и ка­сает­ся прак­ти­чес­ки всех при­ни­мае­мых пар­ла­мен­том ре­ше­ний. Прав­да, с од­ной не­боль­шой ого­вор­кой. Все за­ко­ны, ко­то­рые он лоб­би­рует, идут по­че­му-то в ак­тив толь­ко круп­но­го ка­пи­та­ла и слу­жат иск­лю­чи­тель­но их ин­те­ре­сам…

- Что еще ду­мает о нем ва­ша жур­на­листс­кая бра­тия? - Гор отор­вал­ся от блок­но­та и пос­мот­рел на гостя.

- Нет, боюсь, что до­ба­вить к ска­зан­но­му мне боль­ше не­че­го, - ска­зал тот по не­дол­гом раз­думье. - Прав­да, од­наж­ды я по­че­му-то срав­нил Ки­ра­ко­ся­на с пау­ком-кук­ло­во­дом, а всех нас с ма­рио­нет­ка­ми в его пау­ти­не. Как по­тя­нет за ве­рев­ку, так мы и дер­гаем­ся… И ни­ку­да от это­го не деть­ся…

Гор со­поста­вил ска­зан­ное жур­на­листом с тем, что он уже знал. Те­перь ему предстоя­ло сде­лать неп­ростой вы­бор, как пра­виль­но рас­по­ря­дить­ся тем, что не­воль­но ока­за­лось в его ру­ках. Са­мое простое - вер­нуть Ки­ра­ко­ся­ну и за­быть обо всём. Или всё же по­пы­тать­ся как-то ис­поль­зо­вать эти ма­те­риа­лы?

Внут­рен­не Гор чувст­во­вал, что оба ва­риан­та край­не опас­ны. Он не мог не по­ни­мать то­го, что лю­бо­го, кто хо­тя бы раз соп­ри­кос­нул­ся с этим убийст­вен­ным комп­ро­ма­том, в по­кое не оста­вят и вряд ли по­ща­дят. Бо­лее то­го, до­ку­мен­ты, да и его са­мо­го, на­вер­ня­ка уже ищут. Воп­рос лишь в том, сколь­ко для это­го Ки­ра­ко­ся­ну пот­ре­бует­ся вре­ме­ни.

Лад­но, до­пустим, с кас­се­та­ми и бу­ма­га­ми он кое-как ра­зоб­рал­ся. Но остает­ся еще флеш­ка. Неиз­вест­но, ка­кой еще сюрп­риз таит­ся в ней…

Пос­лед­ние сло­ва, ко­то­ры­ми Гор, про­щаясь, на­путст­во­вал га­зет­чи­ка, вновь оза­да­чи­ли то­го:

- Для твое­го же бла­га, за­будь о спис­ке и о том, что был у ме­ня се­год­ня. Встре­чи со мной не ищи. По­на­до­бишь­ся - сам най­ду…

 

13

 

Бли­же к по­луд­ню подъе­хал и Ваагн, сын Ге­во. Мо­ло­дой че­ло­век дейст­ви­тель­но слыл про­фес­сио­на­лом в своей сре­де и, не­смот­ря на воз­раст, был уже систем­ным ад­ми­нист­ра­то­ром в круп­ной аме­ри­канс­кой ком­па­нии, раз­вер­нув­шей дея­тель­ность в Ар­ме­нии. Тот, кто хоть нем­но­го све­дущ в спе­ци­фи­ке дан­ной ра­бо­ты, знает, спе­циа­листов ка­кой ква­ли­фи­ка­ции под­би­рают обыч­но на та­кие места. Прав­да, ма­ло кто до­га­ды­вал­ся, что в сво­бод­ное от ра­бо­ты вре­мя этот по­даю­щий на­деж­ды прог­рам­мист ув­ле­кал­ся ха­керст­вом. Об этом зна­ли лишь еди­ни­цы та­ких же, как он, «компью­тер­ных фа­на­тов», для ко­то­рых, впро­чем, вскрыть чу­жой сайт са­мо­целью ни­ког­да не бы­ло. Все­го лишь удо­вольст­вием, хоб­би. А хоб­би это сей­час мог­ло по­мочь Го­ру раз­ре­шить воз­ник­шую пе­ред ним за­да­чу.

Ког­да юно­ша пе­ре­чис­лил всё, что необ­хо­ди­мо для прос­мот­ра флеш­ки, Гор просто ска­зал:

- По­нял, пое­дешь с Ар­то, ку­пи­те компью­тер и все что на­до к не­му. Жду вас че­рез час…

Они вер­ну­лись че­рез два. А уже че­рез час Ваагн, с лег­костью взло­мав па­роль флеш­ки, оше­лом­лен­но уста­вил­ся на мо­ни­тор. С тру­дом отор­вав­шись от эк­ра­на, он, ис­пу­ган­но взгля­нув на Го­ра, вы­да­вил:

- От­ку­да это у вас?

На за­пи­си чет­ко прос­ле­жи­ва­лась вся ор­га­ни­за­цион­ная и фи­нан­со­вая состав­ляю­щая дея­тель­ности Ки­ра­ко­ся­на и иже с ним по предстоя­щим в кон­це го­да пре­зи­дентс­ким вы­бо­рам. Бан­ков­ские сче­та и вно­си­мые сум­мы. Фа­ми­лии и долж­ности всех, кто вов­ле­чен в этот про­цесс. Их ад­ре­са, те­ле­фо­ны. Что сде­ла­но, а что еще предстоит сде­лать. Кто заод­но с ни­ми, а кто про­тив. При­чем, что ни имя, то бом­ба.

- По­ка­жи, как поль­зо­вать­ся компью­те­ром и флеш­кой, - иг­но­ри­руя воп­рос юно­ши, поп­ро­сил Гор. К боль­шо­му удив­ле­нию пос­лед­не­го, уже ми­нут че­рез де­сять Гор лов­ко уп­рав­лял мыш­кой и впол­не са­мостоя­тель­но мог произ­во­дить на компью­те­ре простей­шие опе­ра­ции. Необ­хо­ди­мость в даль­ней­шей по­мо­щи Вааг­на от­па­ла. Вык­лю­чив про­цес­сор, он по­вер­нул­ся к пар­ню.

- Те­перь слу­шай вни­ма­тель­но, - ска­зал он. - Те­бе же­ла­тель­но на вре­мя уе­хать из стра­ны. Ес­ли твои ра­бо­то­да­те­ли смо­гут по­мочь со ста­жи­ров­кой в США или в Ев­ро­пе, все рас­хо­ды я возь­му на се­бя. О том, что ви­дел, ни­ко­му ни сло­ва, да­же от­цу. По­нял? Ес­ли воз­ник­нут проб­ле­мы с ру­ко­водст­вом ком­па­нии, поз­во­нишь Ар­ту­ру - он все ула­дит.

- Ни­ку­да я не пое­ду. - От­вет Вааг­на был настоль­ко ка­те­го­рич­ным, что уди­вил Го­ра.

- По­че­му? - с ин­те­ре­сом взгля­нул он на пар­ня.

- Мне там де­лать не­че­го, - не­воз­му­ти­мо ска­зал прог­рам­мист. - Все, че­му там учат, я знаю дав­но. Так что луч­ше оста­нусь до­ма: здесь я вост­ре­бо­ван как спе­циа­лист.

- А не боишь­ся, что те­бя вы­чис­лят?

- Ну, раз­ве что толь­ко с ва­шей по­мощью. По-дру­го­му, это не­воз­мож­но, - расс­меял­ся Ваагн.

- На­мек по­нял, но будь осто­ро­жен и пом­ни, что уви­ден­ное - да­ле­ко не вир­туаль­ная иг­ра, ко­то­рую мож­но по же­ла­нию и в лю­бой мо­мент оста­но­вить кли­ком. И раз уж ты ре­шил не уез­жать, про­бей мне, ес­ли мо­жешь, ин­фор­ма­цию об од­ном че­ло­ве­ке. Семья, друзья, биз­нес, где бы­вает, чем ув­ле­кает­ся, с кем спит. Ко­ро­че, все. При­чем ус­лу­га плат­ная и бу­дет оце­не­на по достоинст­ву.

При упо­ми­на­нии о день­гах Ваагн снис­хо­ди­тель­но пос­мот­рел на Го­ра и улыб­нул­ся:

- Не воп­рос. С кем спит, прав­да, вы­ве­дать не обе­щаю, но в осталь­ном поста­раюсь по­мочь. Как зо­вут ге­роя?

- Ки­ра­ко­сян Сам­вел Вар­та­но­вич.

- Мо­же­те не про­дол­жать, я знаю, кто это. Мне пот­ре­бует­ся для этой ра­бо­ты нес­коль­ко дней. Нор­маль­но?

- Впол­не. Ког­да за­кон­чишь, сооб­щи от­цу. Он до­го­во­рит­ся о встре­че. А те­перь иди и, по­жа­луйста, пом­ни, что я ска­зал, - кив­нув на про­ща­ние Вааг­ну, Гор уже сам вклю­чил компью­тер и за­нял­ся изу­че­нием флеш­ки.

 

14

 

Проа­на­ли­зи­ро­вав ма­те­риа­лы, соб­ран­ные следст­вен­ной груп­пой, пол­ков­ник Ка­за­рян док­ла­ды­вал о пер­вых ито­гах Ата­не­ся­ну. Шел тре­тий день поис­ков, но конк­рет­ных ре­зуль­та­тов бы­ло по­ка, на его взгляд, неоп­рав­дан­но ма­ло.

- Что уда­лось на­ко­пать, Кар­лен Аб­га­ро­вич? - Шеф был яв­но не в ду­хе. Это чувст­во­ва­лось и по устав­ше­му го­ло­су, и по гла­зам, пок­рас­нев­шим от бес­сон­ни­цы. Доста­ли его вко­нец и неп­рестан­ные звон­ки по пра­ви­тельст­вен­ной свя­зи, не даю­щие по­коя ни днем, ни ночью. Но не брать труб­ку это­го те­ле­фо­на он не мог. Его бы там, на­вер­ху, просто не по­ня­ли. И не прости­ли бы впоследст­вии. До­пе­ка­ли так­же и бес­ко­неч­ные звон­ки из бли­жай­ше­го ок­ру­же­ния оли­гар­ха. Чисто по-че­ло­ве­чес­ки по­нять этих лю­дей бы­ло мож­но. Ведь то, что уже прои­зош­ло и мог­ло еще про­изой­ти в даль­ней­шем, не­пос­редст­вен­но ка­са­лось их…

- Ра­бо­таем. Бу­дут ре­зуль­та­ты, сооб­щим, - по инер­ции реа­ги­ро­вал Ата­не­сян де­жур­ной фра­зой на каж­дый по­доб­ный зво­нок.

- Пер­во­на­чаль­ная вер­сия по га­зу подт­вер­ди­лась пол­ностью, уста­нов­лен его вид и состав, - ров­ным го­ло­сом на­чал док­ла­ды­вать Ка­за­рян. - Газ РС-42, как его име­нуют спе­цы, - средст­во иск­лю­чи­тель­но усып­ляю­щее и, по ин­фор­ма­ции на­ших рос­сий­ских кол­лег, имеет­ся в ар­се­на­ле ан­ти­тер­ро­ристи­чес­ких групп. Ка­ким пу­тем он за­ве­зен от­ту­да - по­ка выяс­няем.

- Даль­ше, - лег­ким кив­ком одоб­рил свое­го под­чи­нен­но­го Ата­не­сян и при­нял­ся рас­ха­жи­вать по ка­би­не­ту.

- Вто­рое. Ме­ся­ца два на­зад в ар­хив го­родс­ко­го тех­бю­ро об­ра­тил­ся не­кий мо­ло­дой че­ло­век. Наз­вал­ся ин­же­не­ром од­ной из строи­тель­ных фирм, ко­то­рой яко­бы предстоя­ло уст­ра­нить в до­ме Ки­ра­ко­ся­на ка­кие-то не­по­лад­ки, воз­ник­шие в систе­ме вен­ти­ля­ции. Поп­ро­сил на вре­мя ар­хив­ный эк­земп­ляр тех­до­ку­мен­та­ции, мо­ти­ви­руя свою прось­бу тем, что до­маш­ний най­ти не мо­гут, а ре­монт сле­дует на­чать не­за­мед­ли­тель­но. Осо­бо­го зап­ре­та на вы­да­чу по­доб­ных до­ку­мен­тов нет, но по пред­пи­са­нию их пре­достав­ляют толь­ко ли­цам, про­жи­ваю­щим в дан­ном до­ме, или че­ло­ве­ку, имею­ще­му на то соот­ветст­вую­щие пол­но­мо­чия.

- И что, бы­ло та­кое раз­ре­ше­ние от Ки­ра­ко­ся­на? - спро­сил Ата­не­сян.

- В ар­хи­ве не пом­нят это­го, но ду­маю - нет, - от­ве­тил Ка­за­рян. - Они ведь пре­доста­вят до­ку­мент лю­бо­му за не­боль­шую мзду, как это по­рой бы­вает и у нас. По сло­вам ра­бот­ни­ков, их эк­земп­ляр был возв­ра­щен в тот же день: по­ла­гаю, пос­ле то­го как сня­ли с не­го ксе­ро­ко­пию. Мы оп­ро­си­ли до­мо­чад­цев Ки­ра­ко­ся­на - ни­ка­ких не­по­ла­док в ра­бо­те вен­ти­ля­ции в те­че­ние пос­лед­них пя­ти лет, то есть с мо­мен­та фак­ти­чес­ко­го за­вер­ше­ния строи­тельст­ва до­ма, не бы­ло.

- По­нят­но. В ар­хи­ве, естест­вен­но, не пом­нят, как выг­ля­дел тот че­ло­век, не так ли?

- К со­жа­ле­нию, да. Дав­но, мол, бы­ло, за­бы­ли...

- Так, с этим яс­но. А что прояс­ни­лось со све­том? Дейст­ви­тель­но име­ла место ава­рия?

- Ни­ка­кой ава­рий­ной си­туа­ции не бы­ло и в по­ми­не. Еди­но­вре­мен­ное отк­лю­че­ние све­та во всем ра­йо­не и ог­раб­ле­ние до­ма Ки­ра­ко­ся­на - звенья од­ной це­пи.

- Ка­кая связь меж­ду ни­ми, объяс­ни­те. - Ата­не­сян оста­но­вил­ся и воп­ро­си­тель­но пос­мот­рел на пол­ков­ни­ка.

- Вот офи­циаль­ное заяв­ле­ние в по­ли­цию от на­чаль­ни­ка элект­ро­се­ти ок­ру­га Центр по по­во­ду ноч­но­го на­па­де­ния на дис­пет­черс­кую стан­цию груп­пы неиз­вест­ных лиц. Мо­лод­чи­ки в мас­ках обе­зо­ру­жи­ли ох­ран­ни­ка, а за­тем за­пер­ли его с од­ним из двух де­жу­рив­ших дис­пет­че­ров в под­соб­ке.

- А что сде­ла­ли со вто­рым?

- Ни­че­го страш­но­го, просто застав­ля­ли его по ко­ман­де в нуж­ный мо­мент вклю­чать и вык­лю­чать ру­биль­ник.

- За­чем?

- Сейф Ки­ра­ко­ся­на уст­роен та­ким об­ра­зом, что без на­ли­чия элект­ри­чест­ва вскрыть его не­воз­мож­но… Вот та­кая бы­ла ава­рия…

- Что ста­ло с людь­ми?

- Их не тро­ну­ли. Просто поп­ро­си­ли не дер­гать­ся в те­че­ние ча­са пос­ле свое­го ухо­да, что и бы­ло сде­ла­но. По сло­вам дис­пет­че­ра, гости про­бы­ли на стан­ции при­мер­но пол­то­ра ча­са; ров­но столь­ко же, по на­шим рас­че­там, за­ня­ла и вся опе­ра­ция. Сло­вом, я заб­рал это заяв­ле­ние элект­ри­ков из по­ли­ции и объе­ди­нил его с на­шим де­лом.

- По­нят­но, пра­виль­но сде­лал. Пе­рей­дем те­перь к до­маш­ним на­ра­бот­кам. Что уда­лось выяс­нить здесь?

- Кро­ме чле­нов семьи, в до­ме постоян­но на­хо­дят­ся че­ты­ре ох­ран­ни­ка, за иск­лю­че­нием тех пе­рио­дов, ког­да семья от­сутст­вует. Плюс по­вар, две дом­ра­бот­ни­цы, са­дов­ник и, на­ко­нец, управ­ляю­щий. Ито­го во­семь-де­вять че­ло­век. Так вот, из ох­ран­ни­ков в по­след­нее вре­мя был за­ме­нен толь­ко один. По сло­вам на­чаль­ни­ка служ­бы бе­зо­пас­ности, ушел по собст­вен­но­му же­ла­нию - со­би­рает­ся уе­хать к род­не в Шта­ты. Но по­ка он здесь, ниг­де не ра­бо­тает. Мы про­ве­ряем его по своим ка­на­лам. - Ка­за­рян за­мол­чал, со­би­раясь с мыс­ля­ми. За­тем, поп­ра­вив оч­ки на пе­ре­но­си­це, про­дол­жил: - Из тех же, кто ра­бо­тал по до­му, за­ме­ни­ли са­дов­ни­ка и од­ну из ра­бот­ниц. При­чем ес­ли жен­щи­на уш­ла по бо­лез­ни, то са­дов­ни­ка уво­ли­ли где-то с пол­го­да на­зад, ули­чив в мел­ком во­ровст­ве.

- Вот это уже ин­те­рес­но, - ожи­вил­ся Ата­не­сян. - Да­вай-ка по­под­роб­нее об этом че­ло­ве­ке.

- Ме­лик Ме­ли­кян, пять­де­сят во­семь лет. Не су­дим. Жи­вет один в не­боль­шом част­ном до­ме в ра­йо­не Ме­так­са. Мои ре­бя­та бы­ли у не­го, но до­ма не заста­ли. Со­се­ди го­во­рят, уст­роил­ся прис­мат­ри­вать за чьей-то да­чей в ок­рест­ностях го­ро­да. Жи­вет там же, до­ма прак­ти­чес­ки не бы­вает.

- Наб­лю­де­ние за до­мом уста­но­ви­ли?

- Так точ­но.

- Ме­ли­кя­на на­до бы най­ти. Чем черт не шу­тит, оби­жен­ный че­ло­век спо­со­бен на мно­гое, в том чис­ле и на месть. Осо­бен­но ес­ли убеж­ден, что с ним посту­пи­ли несп­ра­вед­ли­во. Сло­вом, он впол­не мо­жет быть за­цеп­кой. По­ка единст­вен­ной, так что по­ра­бо­тай­те ин­тен­сив­но в этом нап­рав­ле­нии. Хо­ро­шо, а что дал раз­го­вор с ох­ра­ной?

- Нем­но­го, но и тут кое-что на­ко­па­ли, - не без гор­дости за своих ре­бят ска­зал Ка­за­рян, вы­та­щив изо рта дуж­ку оч­ков, ко­то­рую по при­выч­ке вре­мя от вре­ме­ни грыз. - Ох­ран­ни­ки сооб­щи­ли, в част­ности, что строи­тельст­во ин­те­ре­сую­ще­го нас до­ма, от­ку­да был осу­ществ­лен под­коп, на­ча­лось го­да два на­зад. Поч­ти год все шло нор­маль­но - за­вер­ши­ли фун­да­мент, на­ча­ли воз­во­дить сте­ны, кры­шу, а по­том строй­ка рез­ко приоста­но­ви­лась. Ви­ди­мо, из-за от­сутст­вия средств. А где-то в кон­це нояб­ря на стройп­ло­щад­ке вдруг опять поя­ви­лись строи­те­ли. Ох­ра­на за­сек­ла их, но вни­ма­ния не об­ра­ти­ла. Ну а те, про­ра­бо­тав не­де­ли две, боль­ше на строй­ке не появ­ля­лись.

- Да, пол­ков­ник, на­вер­ня­ка это бы­ли те, кто сде­лал под­коп. Это все?

- Поч­ти. Че­рез мест­но­го участ­ко­во­го мы выш­ли на реаль­ных хо­зяев строя­ще­го­ся особ­ня­ка, точ­нее, их близ­ко­го родст­вен­ни­ка, ко­то­рый все это вре­мя за­ни­мал­ся строй­кой.

При упо­ми­на­нии об участ­ко­вом Ка­за­рян с удив­ле­нием за­ме­тил, как ис­ка­зи­лось ли­цо ше­фа, но, бу­ду­чи не в кур­се уг­ро­зы оли­гар­ха, при­пи­сал это не­до­мо­га­нию, выз­ван­но­му чрез­мер­ной уста­лостью.

- А где са­ми вла­дель­цы? - поин­те­ре­со­вал­ся Ата­не­сян.

- Да­ле­ко. Где-то в Си­би­ри. Участок под дом ку­пи­ли по слу­чаю нес­коль­ко лет на­зад. Вот те­перь все.

- Ну, ла­ды, Кар­лен Аб­га­ро­вич, иди ра­бо­тай. Да, вот еще что, - оста­но­вил он Ка­за­ря­на у са­мых две­рей ка­би­не­та. - Ин­фор­ма­то­ру свое­му в Ме­так­се по­ру­чи, пусть по­шуст­рит в ра­йо­не - мо­жет, уз­нает что-то ин­те­рес­ное или вы­ве­дет нас на Ме­ли­кя­на. И пусть сооб­щит, кто там в ра­йо­не нег­лас­но вер­хо­во­дит сей­час. Сло­вом, подк­лю­чи и его.

- По­нял. Раз­ре­ши­те ид­ти?

- Иди, - кив­нув на про­ща­ние пол­ков­ни­ку, Атанесян с яв­ной нео­хо­той по­тя­нул­ся к не­на­вист­но­му ап­па­ра­ту. Зво­нить Ки­ра­ко­ся­ну.

 

15

 

В свою оче­редь и сам Хо­зяин под­нял те­ле­фон­ную труб­ку без осо­бо­го же­ла­ния. Наст­рое­ние у не­го бы­ло ху­же не­ку­да. Весь вче­раш­ний день его му­чи­ли го­лов­ные бо­ли. Не по­мо­га­ли ни на­род­ные средст­ва, ни уси­лия до­маш­не­го вра­ча.

- Нер­вы, - поста­вил ка­те­го­рич­ный диаг­ноз ста­рый док­тор. И поу­чи­тель­но до­ба­вил: - От стрес­са до ин­фарк­та - один шаг. Мой доб­рый со­вет, Сам­вел Вар­та­но­вич, за­будь­те на вре­мя о де­лах, вам сле­дует от­дох­нуть нем­но­го, ус­по­коить­ся.

«Да уж, да­дут за­быть­ся, как же», - с до­са­дой по­ду­мал Ки­ра­ко­сян, но, сле­дуя со­ве­ту вра­ча, дал ука­за­ние по­мощ­ни­ку не сое­ди­нять его ни с кем, кро­ме Ата­не­ся­на.

- Слу­шай, Ген­рих Пет­ро­со­вич, ты не бу­дешь про­тив, ес­ли мы пе­ре­не­сем раз­го­вор на ве­чер, а то мне что-то нез­до­ро­вит­ся, хо­чу от­ле­жать­ся.

- От­че­го же, ко­неч­но, - с го­тов­ностью, но с отк­ро­вен­ной из­дев­кой в го­ло­се отоз­вал­ся Ата­не­сян. - Мож­но и от­ле­жать­ся, да толь­ко по­том не то­ро­пи­те ме­ня и не об­ви­няй­те в без­дейст­вии. Впро­чем, ду­маю, вы пра­вы: по­лу­чен­ная ин­фор­ма­ция не столь уж зна­чи­ма, что­бы ра­ди нее стои­ло бес­по­коить вас. При­но­шу из­ви­не­ния…

- Ну хо­ро­шо, хо­ро­шо, каюсь, ви­но­ват. Ска­зал чушь, не по­ду­мав. А те­перь го­во­ри, что там на­ры­ли твои сле­да­ки, - с до­са­дой прер­вал по­ли­цейс­ко­го Ки­ра­ко­сян.

- Так-то луч­ше, - вы­дох­нул об­лег­чен­но Ата­не­сян. - У след­ствия поя­вил­ся пер­вый по­доз­ре­вае­мый, воз­мож­но при­част­ный к ог­раб­ле­нию. Это Ме­лик Ме­ли­кян, быв­ший ваш са­дов­ник…

Мол­ча выс­лу­шав Ата­не­ся­на, Хо­зяин быст­ро чирк­нул что-то в ежед­нев­ни­ке. А за­вер­шив раз­го­вор, не­мед­лен­но выз­вал к се­бе уже зна­ко­мо­го нам на­чаль­ни­ка служ­бы бе­зо­пас­ности Ада­мя­на. О стрес­сах и го­лов­ной бо­ли он нап­рочь за­был.

- Слу­шаю, Сам­вел Вар­та­но­вич. - Не прош­ло и ми­ну­ты, как глав­ный ох­ран­ник предстал пе­ред ним. Нес­мот­ря на зау­ряд­ную внеш­ность, это был на ред­кость под­тя­ну­тый и с креп­ким нат­ре­ни­ро­ван­ным те­лом че­ло­век сред­не­го роста, с ко­то­рым наста­ло вре­мя поз­на­ко­мить­ся поб­ли­же.

Быв­ший боец спец­под­раз­де­ле­ния, со­ро­кад­вух­лет­ний Алек­сан Ада­мян дол­гое вре­мя пос­ле уволь­не­ния из ар­мии за­ни­мал­ся впол­не обы­ден­ным для опыт­но­го офи­це­ра де­лом, а имен­но за­ра­ба­ты­вал на жизнь тем, что днем разг­ру­жал ящи­ки на про­дук­то­вой яр­мар­ке, а ве­че­ра­ми под­ра­ба­ты­вал вы­ши­ба­лой в од­ном из иг­ро­вых за­ве­де­ний, при­над­ле­жа­щих Ки­ра­ко­ся­ну. Же­на Ада­мя­на, ре­шив, что муж ее за­кон­чен­ный неу­дач­ник, для ко­то­ро­го по­ло­са не­ве­зе­ний ста­ла при­выч­ным состоя­нием, в один прек­рас­ный день упорх­ну­ла из до­ма, оста­вив на по­пе­че­нии отстав­ни­ка преста­ре­лую свою свек­ровь и де­ся­ти­лет­нюю дочь. Что­бы ма­лыш­ка ни в чем не нуж­да­лась, Ада­мян мог ра­бо­тать сут­ка­ми кем угод­но. Он обо­жал свою единст­вен­ную дочь и ра­ди нее го­тов был на всё.

Жизнь Ада­мя­на кру­то из­ме­ни­лась с то­го са­мо­го мо­мен­та, ког­да од­наж­ды его слу­чай­но при­ме­тил Хо­зяин, с лю­бо­пытст­вом наб­лю­дав­ший из са­ло­на своей ма­ши­ны, как не­ка­зистый с ви­ду па­рень вмиг «ус­по­коил» трех не в ме­ру зар­вав­ших­ся по­се­ти­те­лей ка­зи­но. Поин­те­ре­со­вав­шись у уп­рав­ляю­ще­го лич­ностью вы­ши­ба­лы, он уже на сле­дую­щий день выз­вал его к се­бе и взял лич­ным ох­ран­ни­ком, прав­да, с ис­пы­та­тель­ным сро­ком. Но спустя все­го три ме­ся­ца нео­жи­дан­но для всех пред­ло­жил то­му возг­ла­вить служ­бу бе­зо­пас­ности…

Дваж­ды пов­то­рять Ки­ра­ко­ся­ну не приш­лось. Алек­сан сра­зу по­нял, что хо­чет от не­го Хо­зяин. Лю­бой це­ной най­ти са­дов­ни­ка. И ес­ли по­на­до­бит­ся, пе­ре­вер­нуть с этой целью весь Ме­такс, в ко­то­ром он оби­тает. Подк­лю­чить к это­му де­лу мест­ных зап­ра­вил, шпа­ну, со­се­дей, род­ню. Обе­щать воз­наг­раж­де­ние за лю­бую досто­вер­ную ин­фор­ма­цию о место­на­хож­де­нии Ме­ли­кя­на. Сло­вом, пол­ный карт-бланш. При этом на поиск са­дов­ни­ка Хо­зяин от­во­дил Ада­мя­ну ров­но не­де­лю, и ни дня боль­ше.

 

16

 

Шах сдер­жал сло­во, дан­ное се­бе по де­лу Ки­ра­ко­ся­на, - вна­ча­ле са­мо­му ра­зоб­рать­ся с ог­раб­ле­нием, а уж пос­ле ре­шить, по­мо­гать то­му или нет. Од­на­ко все уси­лия его лю­дей, бро­шен­ных на поиск ис­пол­ни­те­лей, ока­за­лись тщет­ны. Ник­то из мест­ной брат­вы ин­фор­ма­цией не вла­дел, ни­че­го не слы­шал и, соот­ветст­вен­но, не мог сооб­щить Ша­ху что-ли­бо конк­рет­ное. Этот ин­фор­ма­цион­ный ва­куум вок­руг столь на­шу­мев­шей исто­рии так оза­да­чил и ра­зоз­лил Ша­ха, что он не­мед­ля ре­шил соз­вать не­боль­шой во­ров­ской сход­няк, приг­ла­сив на не­го всех влия­тель­ных за­кон­ни­ков из чис­ла тех, кто в настоя­щее вре­мя пре­бы­вал в Ар­ме­нии. Это был Саак Ха­чат­рян, боль­ше из­вест­ный как Хач у ар­мян и Крест у русс­ких. Проз­ван­ный так за свою вну­ши­тель­ных раз­ме­ров та­туи­ров­ку на гру­ди это­го христианс­ко­го сим­во­ла и еще по­то­му, что из всех тю­рем, где до­ве­лось ему бы­вать, он от­да­вал пред­поч­те­ние зна­ме­ни­тым пи­терс­ким Крестам. По­че­му? А бог его знает, стран­ность, она вез­де стран­ность. Приг­ла­ше­ние по­лу­чил и Са­шик Аб­га­рян, он же Са­шик Ки­ро­ва­канс­кий, он же Опель, по­ме­шан­ный на до­ро­гих ра­ри­тет­ных ав­то­мо­би­лях и толь­ко-толь­ко в оче­ред­ной раз вернув­ший­ся из мест не столь от­да­лен­ных, и, на­ко­нец, Овик Мир­за­бе­кян, не­бе­зыз­вест­ный вор-ре­ци­ди­вист с проз­ви­щем «Рей­ка» - за чрез­мер­ную ху­до­бу и поч­ти двух­мет­ро­вый рост.

За­кон­ни­ки си­де­ли в от­дель­ном ка­би­не­те не­боль­шо­го уют­но­го ресто­ран­чи­ка, ко­то­рый по иро­нии судь­бы на­хо­дил­ся как раз на­про­тив зда­ния МВД. Впро­чем, по­доб­ное со­седст­во ни­коим об­ра­зом не ме­ша­ло тра­пе­зе: во­ры с ап­пе­ти­том обе­да­ли и нег­ром­ко пе­ре­го­ва­ри­ва­лись, об­суж­дая раз­ные ин­те­ре­сую­щие их те­мы. Вре­мя от вре­ме­ни в по­ме­ще­ние, в ко­то­ром они си­де­ли, нес­лыш­но заг­ля­ды­ва­ли офи­циан­ты, за­но­ся на под­но­сах от име­ни вла­дель­ца за­ве­де­ния всё но­вые и но­вые блю­да. Для дру­гих по­се­ти­те­лей ресто­ран в этот час был зак­рыт. В об­щем за­ле си­де­ли толь­ко те, кто соп­ро­вож­дал во­ров; для них то­же бы­ло раз­вер­ну­то обиль­ное уго­ще­ние.

Застолье под­хо­ди­ло к кон­цу, ког­да сло­во, на­ко­нец, взял Шах; все за­тих­ли, с не­тер­пе­нием ожи­дая, что он ска­жет, ибо с са­мо­го на­ча­ла те­ря­лись в до­гад­ках, за­чем их так нео­жи­дан­но соб­ра­ли.

- Братья, - мед­лен­но и с па­фо­сом на­чал Шах. - Вы знае­те, как я рад всег­да на­шим встре­чам. Но на днях прои­зош­ло со­бы­тие, ми­мо ко­то­ро­го нель­зя прой­ти просто так, ибо оно нап­ря­мую ка­сает­ся каж­до­го из нас. Вы уже слы­ша­ли, что кто-то не­дав­но по­се­тил дом Ки­ра­ко­ся­на и не­зас­лу­жен­но оби­дел в об­щем-то хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка, всег­да с по­ни­ма­нием и го­тов­ностью по­мо­гаю­ще­го нам. Бо­лее то­го, этот кто-то, нес­мот­ря на зап­рет, не удо­су­жил­ся да­же по за­вер­ше­нии де­ла прий­ти к нам и сде­лать то, что де­лает обыч­но по по­ня­тиям каж­дый из нас. А имен­но пе­ре­дать на нуж­ды братст­ва при­чи­таю­щую­ся часть. Поэ­то­му, про­шу, ес­ли этот кто-то не­на­ро­ком вдруг ста­нет из­вестен вам, сооб­щи­те или, луч­ше, при­ве­ди­те его ко мне. И еще пре­дуп­ре­ди­те, что за ним идет охо­та со сто­ро­ны тех, ко­го он своим поступ­ком оби­дел, и спасти его мо­жем толь­ко мы…

- А с че­го это ты так пе­чешь­ся об этом Ки­ра­ко­ся­не? И вооб­ще, я в толк не возь­му, что мы тут, собст­вен­но, пе­ре­ти­раем? Ну по­раз­мя­лись у не­го нем­но­го ре­бя­та, и что? Обед­неет он с это­го или, мо­жет, но­ги с го­ло­ду­хи про­тя­нет?.. - Го­лос, так бес­це­ре­мон­но прер­вав­ший Ша­ха, при­над­ле­жал Опе­лю, ко­то­рый еще не ус­пел уз­нать о ре­ше­нии сход­ня­ка не тро­гать оли­гар­хов. - Уж не по­ду­мы­ваешь ли ты из-за та­кой ме­ло­чев­ки сдать брат­ков это­му на­би­то­му баб­ка­ми фар­ма­зо­ну?

Шах не­воль­но нап­ряг­ся. Он дав­но до­га­ды­вал­ся, что Опель не­до­люб­ли­вает его, за­ви­дует его неп­ре­ре­кае­мо­му ав­то­ри­те­ту в во­ровс­кой сре­де и всег­да ищет по­во­да, что­бы пуб­лич­но при­ни­зить его роль в сооб­щест­ве и тем са­мым на­чать пе­ре­дел сфер влия­ния, боль­шая часть ко­то­рых на­хо­ди­лась под конт­ро­лем смот­ря­ще­го. Но так отк­ры­то и нах­ра­писто он ни­ког­да еще не поз­во­лял се­бе высту­пать про­тив не­го.

- Я-то так не ду­маю, но толь­ко и те­бя сей­час по­нять не мо­гу. Шу­тишь ты или всерьез?.. - опе­шив­ший от нео­жи­дан­ности Шах быст­ро су­мел взять се­бя в ру­ки. - Ты так рья­но за­щи­щаешь их, что не­воль­но ду­мает­ся: уж не твои ли стоят за всем этим?

- Нет, мои тут не при де­лах… - не от­во­ра­чи­вая взгля­да, от­чет­ли­во вы­го­во­рил Опель. - И ты это знаешь.

- Ну, ко­ли так, расс­лабь­ся. Чем быст­рее раз­бе­рем­ся, тем луч­ше бу­дет всем. По­ря­док ну­жен вез­де, в том чис­ле и у нас. Уж по­верь во­ру со ста­жем, я знаю, что го­во­рю…

- А мне по ба­ра­ба­ну, что ты там го­во­ришь или ду­маешь, - опять взвил­ся Опель. - Оставь свои со­ве­ты соп­ля­кам. А ес­ли вдруг на­ду­мал иг­рать с на­ми втем­ную и не по пра­ви­лам, от­вет бу­дешь дер­жать пе­ред всей брат­вой. Пом­ни об этом.

- Ты что же, уг­ро­жаешь мне, Опель? Не сом­не­вай­ся, от­ве­чу за всё, ког­да при­дет вре­мя, на то я здесь и постав­лен. А тех ма­лых, ког­да най­дем, при­зо­ву к по­ряд­ку и на­ка­жу, ес­ли бу­дет за что. И ник­то ме­ня не оста­но­вит…

В остав­шее­ся вре­мя, по­ка Шах го­во­рил, ник­то боль­ше не про­ро­нил ни сло­ва. Поо­че­ред­но чок­нув­шись с каж­дым из во­ров в от­дель­ности, в том чис­ле и с Опе­лем, Шах за­вер­шил свой про­стран­ный мо­но­лог сло­ва­ми:

- За нас и за то­ва­ри­ща Ста­ли­на, как лю­бил го­ва­ри­вать мой учи­тель Ми­ша-Одес­сит. Упо­кой Гос­по­ди его ду­шу. - За­тем, не гля­дя ни на ко­го, быст­ро пе­рек­рестил­ся и зал­пом осу­шил свой ста­кан.

Единст­вен­ное, о чем умол­чал Шах на этой сход­ке, был обе­щан­ный лич­но ему оли­гар­хом «бо­нус» за со­дейст­вие, а еще то, что, по имею­щим­ся у не­го све­де­ниям, при­мер­но в то вре­мя, ког­да прои­зош­ло ог­раб­ле­ние до­ма Ки­ра­ко­ся­на, из Росто­ва в Ере­ван при­ле­та­ли лю­ди Ти­хо­ни. Их слу­чай­но за­сек­ли в аэ­ро­пор­ту. Но к ко­му и за­чем, Шах не знал. И поэ­то­му увя­зы­вать эти два со­бы­тия не то­ро­пил­ся. Он всег­да умел вы­жи­дать. И ког­да си­дел, до­жи­даясь за­вет­но­го ча­са ос­во­бож­де­ния. И ког­да ко­ро­но­ва­ли его в тюрь­ме. Вы­жи­дал и сей­час, ког­да, по­лу­чив ти­тул смот­ря­ще­го, фак­ти­чес­ки под­чи­нил се­бе весь мест­ный кри­ми­наль­ный мир, став пол­нов­ласт­ным хо­зяи­ном стра­ны. Де­лить с кем-ли­бо власть он не со­би­рал­ся и лю­бое не­пос­лу­ша­ние или иг­но­ри­ро­ва­ние его по­ло­же­ния восп­ри­ни­мал как лич­ное ос­корб­ле­ние и вы­зов. С та­ки­ми, как он их на­зы­вал, бун­та­ря­ми, Шах вел бес­по­щад­ную вой­ну, унич­то­жая всех, кто хо­тел раз­де­лить стра­ну на зо­ны влия­ния и ли­шить его тем са­мым мо­но­по­льной власти. Не слу­чай­но кра­жу в до­ме Ки­ра­ко­ся­на Шах восп­ри­нял как бунт на ко­раб­ле. И те­перь де­ло его во­ровс­кой чести - най­ти и по­ка­рать рас­коль­ни­ков.

 

17

 

Ког­да го­су­дарст­во, в ли­це от­дель­ных его предста­ви­те­лей, пы­тает­ся под­мять под се­бя все осталь­ное об­щест­во и застав­ляет его жить по сце­на­рию, на­пи­сан­но­му иск­лю­чи­тель­но для уз­ко­го кру­га лю­дей, при­бе­гая при этом к уг­ро­зам, на­ру­ше­нию эле­мен­тар­ных прав и все­воз­мож­ным фаль­си­фи­ка­циям, - оно, рань­ше или поз­же, не­ми­нуе­мо на­тал­ки­вает­ся на про­ти­во­дейст­вие тех граж­дан, ко­то­рые не же­лают ми­рить­ся с ролью пас­сив­ных наб­лю­да­те­лей тво­ри­мо­го бесп­ре­де­ла. И вов­се не важ­но, кто они, эти граж­да­не, и ка­кое по­ло­же­ние они за­ни­мают.

 

Все пос­лед­ние дни Гор му­чи­тель­но ис­кал вы­ход из ту­пи­ка и ни­как не мог оп­ре­де­лить­ся, как ему посту­пить. Он сно­ва и сно­ва прос­мат­ри­вал най­ден­ные до­ку­мен­ты и прок­ру­чи­вал дик­то­фон­ные за­пи­си из сей­фа. Осо­бен­но од­но место в раз­го­во­ре, ко­то­рое не пе­реста­ва­ло удив­лять его своей ци­нич­ностью и ощу­ще­нием пол­ной все­доз­во­лен­ности. Этот го­лос, с ко­то­рым «поз­на­ко­мил» его жур­на­лист Ашот Пет­ро­сов, Гор уз­нал бы се­год­ня из со­тен дру­гих, ибо при­над­ле­жал Ки­ра­ко­ся­ну. А вот кто был его со­бе­сед­ник - так и оста­ва­лось тай­ной. Как, впро­чем, и то, с ка­кой целью бы­ла сде­ла­на эта яв­но комп­ро­ми­ти­рую­щая по­ли­ти­ка за­пись, об­на­жав­шая до пре­де­ла нра­вы той части об­щест­ва, ко­то­рая счи­та­ла се­бя эли­той. Воз­мож­но, это сде­ла­ли нед­ру­ги, что­бы, об­на­ро­до­вав впос­ледст­вии, вы­вести оли­гар­ха из иг­ры, а воз­мож­но, и сам Ки­ра­ко­сян по ка­ким-то своим собст­вен­ным сооб­ра­же­ниям, естест­вен­но не пред­по­ла­гая, что кас­се­та мо­жет по­пасть в чу­жие ру­ки. Но что уди­ви­тель­но, у Го­ра, неод­нок­рат­но прок­ру­чи­ваю­ще­го кас­се­ту, воз­ник­ло ощу­ще­ние, что все­силь­ный оли­гарх яв­но счи­тал­ся со своим со­бе­сед­ни­ком и мо­мен­та­ми да­же по­баи­вал­ся его, заис­ки­вал пе­ред ним.

«Как на­ши до­го­во­рен­ности, в си­ле?»

«Мо­жешь не бес­по­коить­ся, Сам­вел. Я сло­во дер­жу».

«Хо­чет­ся ду­мать, что так оно и бу­дет…»

«А ты не ду­май. И ста­рай­ся не дер­гать­ся. Го­во­рю же, не дрейф. Мои лю­ди ра­бо­тают на всех ука­зан­ных то­бой участ­ках».

«Толь­ко, будь добр, на­пом­ни им еще раз, что сре­ди них есть проб­лем­ные, где по­зи­ции на­ших оп­по­нен­тов силь­ны, и там ну­жен осо­бый под­ход».

Раз­дал­ся лег­кий сме­шок.

«Э­то для те­бя они, мо­жет, оп­по­нен­ты, а для ме­ня та­ко­го по­ня­тия уже дав­но не су­щест­вует. Мое сло­во - за­кон для всех, к ко­му оно ад­ре­со­ва­но. И не важ­но, кто они: на­ши или ва­ши. Как ска­жу, так и бу­дет. А что­бы те­бе окон­ча­тель­но все ста­ло по­нят­но, пояс­ню: лю­дей я убеж­даю по раз­но­му - ко­го кну­том, а ко­го и пря­ни­ком. Усек?»

«Ну спа­си­бо. Тог­да я спо­коен. Здесь в дип­ло­ма­те по­ло­ви­на то­го, о чем мы до­го­ва­ри­ва­лись. Осталь­ное пе­ре­дам че­рез па­ру дней, ког­да за­кон­чим де­ла».

«Хо­ро­шо… Слу­шай, Сам­вел, дав­но хо­чу спро­сить, да все как-то не по­лу­чает­ся. Толь­ко от­веть по со­вести, как на ду­ху. Неу­же­ли этот ваш ман­дат та­кая уж прият­ная шту­ка, что ра­ди об­ла­да­ния им вы го­то­вы жерт­во­вать всем?»

Су­дя по за­тя­нув­шей­ся пау­зе, эти сло­ва оза­да­чи­ли Ки­ра­ко­ся­на.

«Мо­жет, и так. Я ни­ког­да не за­ду­мы­вал­ся об этом… На­вер­ное, для од­них лю­дей быть во власти оз­на­чает са­моут­вер­дить­ся как лич­ность, а для дру­гих, уже про­шед­ших че­рез нее, это ста­ло своеоб­раз­ной за­ви­си­мостью, без ко­то­рой они не мо­гут уже обой­тись».

«Как нар­ко­тик, что ли?»

«Я бы не стал де­лать та­кие гру­бые срав­не­ния, но что-то об­щее в них есть».

«Ну а ты сам? Те­бе-то че­го не хва­тает в жиз­ни, ад­ре­на­ли­на?»

«Не толь­ко. Хо­тя вна­ча­ле, не скрою, это и вправ­ду боль­ше бы­ло от ску­ки. Но сей­час неч­то дру­гое. А за­чем ты спра­ши­ваешь, ведь мы в этом стрем­ле­нии чем-то схо­жи с то­бой, а зна­чит, ты дол­жен всё по­ни­мать. Кто мо­жет заста­вить те­бя се­год­ня доб­ро­воль­но от­ка­зать­ся от за­ни­мае­мо­го то­бой по­ло­же­ния? Никто! А по­че­му ты, собст­вен­но, заин­те­ре­со­вал­ся этим?»

«Да вот смот­рю на весь этот кор­де­ба­лет и ду­маю: а мо­жет, и мне за ком­па­нию по­дать­ся в де­пу­та­ты? Чем не изб­ран­ник? Сам жи­ву по за­ко­нам и дру­гих застав­ляю жить по ним. Ува­же­ния то­же не мень­ше, чем у тех, ко­го ты се­год­ня так упор­но про­тал­ки­ваешь. А про ав­то­ри­тет так вооб­ще мол­чу».

«Ты это серьез­но?»

«Аб­со­лют­но. Или, ска­жешь, не под­хо­жу? Да не смот­ри ты на ме­ня так ис­пу­ган­но. Ад­ре­на­ли­на мне по­ка хва­тает, так что эти вы­бо­ры, так и быть, про­пу­щу, что­бы не ло­мать сце­на­рий, ну а по­том не обес­судь - как жизнь подс­ка­жет, так и поступ­лю. Ну, бы­вай, Сам­вел Вар­та­но­вич…»

С од­ной сто­ро­ны, «за­го­вор оли­гар­хов», как ок­рестил это досье Гор, был столь оче­ви­ден, что сом­не­вать­ся в досто­вер­ности до­ку­мен­тов не при­хо­ди­лось. Но с дру­гой - бы­ли оче­вид­ны и воз­мож­ные пос­ледст­вия для тех, кто зав­ла­дел ими. Поэ­то­му и Гор не мог прив­лечь к это­му де­лу ко­го-ни­будь, не подста­вив е­го под удар. Хо­тя и по­ни­мал, что один он, толь­ко со свои­ми людь­ми, про­ти­востоять пла­нам оли­гар­хов не смо­жет. Сле­до­ва­тель­но, ес­ли он и ре­шит­ся все-та­ки высту­пить про­тив них, нуж­ны союз­ни­ки. Но кто? Оп­по­зи­ция, су­дя по то­му, что он уз­нал о ней, настоль­ко ам­би­циоз­на, что, по су­ти, не представ­ляет реаль­ной си­лы. К то­му же она поч­ти на­вер­ня­ка за­хо­чет вос­поль­зо­вать­ся си­туа­цией ис­клю­чи­тель­но для зах­ва­та власти. Нич­то дру­гое ее не ин­те­ре­сует. Есть, прав­да, че­ло­век, ко­то­рый и по­со­ве­тует, и в сто­ро­не не оста­нет­ся. Но он - на са­мый край­ний слу­чай: за­дейст­во­вать его мож­но бу­дет лишь тог­да, ког­да все дру­гие пу­ти ре­ше­ния этой проб­ле­мы бу­дут ис­про­бо­ва­ны и не да­дут же­лае­мо­го ре­зуль­та­та. По­ка же сле­до­ва­ло быть край­не осто­рож­ным, тем бо­лее что посту­пав­шая из го­ро­да ин­фор­ма­ция бы­ла весь­ма тре­вож­ной. На­ка­ну­не от­ту­да приш­ло сооб­ще­ние, что дом Ме­ли­кя­на взят по­ли­цией под наб­лю­де­ние. Зна­чит, они все-та­ки вы­чис­ли­ли са­дов­ни­ка и Ме­ли­ку там появ­лять­ся нель­зя. Ведь че­рез не­го ни­точ­ка по­тя­нет­ся к не­му. Прав­да, им уже то­же ин­те­ре­суют­ся. Во-пер­вых, Шах. Он пы­тает­ся выяс­нить, к ко­му приез­жа­ли пос­лан­цы Ти­хо­ни. Хо­ро­шо, гостей тог­да встре­ча­ли не све­тясь и сооб­ра­зи­ли по­се­лить за го­ро­дом. В Ере­ва­не они прак­ти­чес­ки не поя­ви­лись. Ну и по­ли­ция по своим ка­на­лам про­би­вает име­на и коор­ди­на­ты всех ав­то­ри­те­тов Ме­так­са. В том, что в чис­ле дру­гих бу­дет наз­ва­но и его имя, сом­не­вать­ся не при­хо­ди­лось…

 

18

 

Бы­ло да­ле­ко за пол­ночь, ког­да в ка­би­не­те Ки­ра­ко­ся­на раз­дал­ся те­ле­фон­ный зво­нок. Нес­мот­ря на позд­ний час, хо­зяин был не один, а вместе с уже зна­ко­мым нам по Джрве­жу де­пу­та­том Да­ви­дом Ми­на­ся­ном, ко­то­рый, ак­тив­но жести­ку­ли­руя, пы­тал­ся что-то втол­ко­вать дру­гу. Но­мер это­го те­ле­фо­на зна­ли лишь нем­но­гие из бли­жай­ше­го ок­ру­же­ния оли­гар­ха. А по­то­му, взяв труб­ку, Ки­ра­ко­сян не сом­не­вал­ся, что зво­нит кто-то из своих. Од­на­ко он ус­лы­шал ка­кой-то нез­на­ко­мый го­лос.

- Сам­вел Вар­та­но­вич? - Тембр го­во­ривше­го был необычайно мяг­кий.

- Да, это я.

- Вас еще ин­те­ре­сует со­дер­жи­мое сей­фа? - Нео­жи­дан­ное упо­ми­на­ние о порт­фе­ле и са­ма поста­нов­ка воп­ро­са заста­ли Ки­ра­ко­ся­на врасп­лох. Он сра­зу же об­ра­тил вни­ма­ние, что оп­ре­де­ли­тель но­ме­ра на ап­па­ра­те не сра­бо­тал - ви­ди­мо, зво­ни­ли с за­ко­ди­ро­ван­но­го но­ме­ра или с обыч­но­го улич­но­го так­со­фо­на.

- Кто вы? И от­ку­да у вас этот но­мер? - Ки­ра­ко­сян по­дал знак Ми­на­ся­ну взять па­рал­лель­ную труб­ку.

- Это не важ­но. От­ве­чай­те толь­ко на воп­ро­сы, - рез­ко прер­вал его нез­на­ко­мец. Дав­но уже ник­то не ос­ме­ли­вал­ся раз­го­ва­ри­вать с Ки­ра­ко­ся­ном та­ким наг­лым то­ном, из че­го мож­но бы­ло зак­лю­чить, что зво­нив­ший имен­но тот, ко­го он бе­зус­пеш­но ищет.

- Да, ин­те­ре­сует. Что вы хо­ти­те по­лу­чить вза­мен? Мы мог­ли бы до­го­во­рить­ся по-мир­но­му? - Го­лос хо­зяи­на пре­да­тельс­ки дро­жал: он был вы­нуж­ден ле­бе­зить пе­ред че­ло­ве­ком, ко­то­ро­го не за­ду­мы­ваясь при­ду­шил бы собст­вен­ны­ми ру­ка­ми.

- По-мир­но­му? Это за­бав­но. И сколь­ко вы го­то­вы пред­ло­жить в об­мен на та­кой мир? - с отк­ро­вен­ной из­дев­кой спро­сил нез­на­ко­мец.

- Ука­жи­те место, и вам че­рез пол­ча­са доста­вят пять­де­сят ты­сяч дол­ла­ров.

- По­ми­луй­те, Сам­вел Вар­та­но­вич, вы бле­фуе­те. Вы не ху­же ме­ня знае­те, что каж­дый из­вест­ный вам фи­гу­рант это­го досье не ко­леб­лясь вы­ло­жит сум­му, в ра­зы го­раз­до боль­шую.

В ка­би­не­те по­вис­ла пау­за, во вре­мя ко­то­рой друзья нерв­но пе­рег­ля­ну­лись.

- Хо­ро­шо, на­зо­ви­те ее са­ми, - с тру­дом вы­да­вил Ки­ра­ко­сян.

- Мно­го, очень мно­го. Но не сей­час. Ког­да мы ре­шим, с ва­ми свя­жут­ся. Ес­ли, ко­неч­но, к то­му мо­мен­ту вы не на­де­лае­те глу­постей. Вы по­ни­мае­те, о чем я? - На этом нез­на­ко­мец, - а это был Гор, ко­то­рый ре­шил­ся на проб­ный зво­нок, что­бы про­зон­ди­ро­вать на­ме­ре­ния Ки­ра­ко­ся­на, - отк­лю­чил ап­па­рат. А друзья-оли­гар­хи про­дол­жа­ли стоять, уста­вив­шись друг на дру­га, с при­жа­ты­ми к уху те­ле­фон­ны­ми труб­ка­ми.

- Как ты ду­маешь, им все из­вест­но? - ре­шил­ся на­ко­нец на­ру­шить мол­ча­ние Ми­на­сян.

- Ско­рее все­го, да, - с до­са­дой от­мах­нул­ся хо­зяин. - Но в лю­бом слу­чае зво­нок этот уже не­ма­ло зна­чит…

 

19

 

На встре­чу с ин­фор­ма­то­ром, ко­то­рый зна­чил­ся в опе­ра­тив­ной раз­ра­бот­ке под ко­до­вым име­нем «Поч­тальон», пол­ков­ник Ка­за­рян ре­шил пос­лать лей­те­нан­та Ара­маи­са Пет­ро­ся­на, сы­на свое­го ста­рин­но­го прия­те­ля, толь­ко не­дав­но при­шед­ше­го к не­му в от­дел пос­ле окон­ча­ния выс­шей по­ли­цейс­кой шко­лы.

- Чем про­си­жи­вать шта­ны в ка­би­не­те за компью­те­ром, по­ра на­би­рать­ся опы­та, - стро­го, по-оте­чес­ки на­путст­во­вал он пе­ред за­да­нием мо­ло­до­го кол­ле­гу. - И глав­ное, не за­будь о Ме­ли­кя­не. - Наб­лю­де­ние за до­мом пос­лед­не­го ре­зуль­та­та не да­ва­ло.

Встре­ча с Поч­тальо­ном, быв­шим раз­нос­чи­ком га­зет в Ме­так­се, бы­ла наз­на­че­на в скве­ре у па­мят­ни­ка Сарья­ну. Вот уже ко­то­рый год - и зи­мой и ле­том - это место в са­мом серд­це Ере­ва­на об­лю­бо­ва­ли мест­ные ху­дож­ни­ки: уст­раи­ва­ли здесь по вы­ход­ным отк­ры­тые вер­ни­са­жи своих ра­бот. На­ро­ду в скве­ре по это­му по­во­ду всег­да со­би­ра­лось не­ма­ло, и за­те­рять­ся в тол­пе с нуж­ным че­ло­ве­ком, не прив­ле­кая к се­бе вни­ма­ния, бы­ло здесь просто.

Прие­хав на место не­за­дол­го до наз­на­чен­но­го вре­ме­ни, Пет­ро­сян с ви­дом зна­то­ка при­нял­ся про­гу­ли­вать­ся по ал­леям с за­топ­тан­ным сне­гом, лю­буясь кар­ти­на­ми. Свое­го ос­ве­до­ми­те­ля - не­мо­ло­до­го и не­ряш­ли­во оде­то­го муж­чи­ну, оди­но­ко стоя­ще­го спи­ной к па­мят­ни­ку, он при­ме­тил сра­зу. Это бы­ла их вто­рая встре­ча за пос­лед­ние дни. Не по­да­вая ви­ду, что они зна­ко­мы, оба, не сго­ва­ри­ваясь, нап­ра­ви­лись по до­рож­ке в сто­ро­ну прос­пек­та, вре­ме­на­ми оста­нав­ли­ваясь пе­ред ка­ким-ни­будь по­лот­ном.

- Го­во­ри, - по­луо­бер­нув­шись к Поч­тальо­ну, чуть слыш­но произ­нес Маис, ког­да ря­дом ни­ко­го не ока­за­лось.

- По сло­вам со­се­дей, Ме­лик зво­нил вче­ра, от­ку­да - не знают, - буд­то го­во­ря сам с со­бой, то­же ше­по­том, но впол­не внят­но от­ве­тил ос­ве­до­ми­тель. - Поп­ро­сил прис­мот­реть за до­мом и своим ко­том. Ска­зал, что жи­вет на чьей-то да­че и бу­дет от­сутст­во­вать еще ка­кое-то вре­мя - по­ка не вер­нут­ся хо­зяе­ва, ко­то­рые его на­ня­ли…

Лей­те­нант спро­сил его о мест­ных зап­ра­ви­лах.

- Ме­такс нег­лас­но конт­ро­ли­рует­ся тре­мя груп­пи­ров­ка­ми - Ман­ве­ла Ав­да­ля­на, Го­ра Ца­ту­ря­на и Вре­жа Шах­ба­зя­на. Наи­бо­лее силь­ные по­зи­ции у Ца­ту­ря­на. Осталь­ные так се­бе, ме­ло­чев­ка. Прав­да, Гор в ра­йо­не появ­ляет­ся сей­час ред­ко, все боль­ше жи­вет где-то за го­ро­дом. Ес­ли бу­дет нуж­но, уточ­ню где…

- Он что, в за­ко­не? - не гля­дя на со­бе­сед­ни­ка, спро­сил Пет­ро­сян.

- Нет, но по свое­му ав­то­ри­те­ту не усту­пает им. Ца­ту­рян - лич­ность из­вест­ная…

- Всё?

- Нет, не всё. Еще по­го­ва­ри­вают, что не­дав­но он отк­рыл фир­му, но чем конк­рет­но она за­ни­мает­ся, не знаю. Вот те­перь всё. Бу­дут еще но­вости, дам знать…

Че­рез пол­ча­са лей­те­нант док­ла­ды­вал об ито­гах встре­чи Ка­за­ря­ну.

- Как же, как же, пом­ню Го­ра. Пре­лю­бо­пыт­ней­шая лич­ность! Настоя­щий та­лант, жаль толь­ко, что кри­ми­наль­ный, - за­дум­чи­во по­ти­рая лоб про­бор­мо­тал пол­ков­ник. - Зна­чит, вер­нул­ся… Так, Маис, слу­шай. Ра­зуз­най, от­ку­да был зво­нок Ме­ли­кя­на со­се­дям. А сей­час при­не­си-ка мне из ар­хи­ва всё, что имеет­ся у нас на Ца­ту­ря­на…

 

20

 

Об­ло­жив­шись ма­те­риа­ла­ми из об­шир­но­го досье Ца­ту­ря­на, остав­ше­го­ся еще с вре­мен СССР, пол­ков­ник Ка­за­рян ве­лел ни­ко­го к се­бе не впус­кать и ни с кем его не сое­ди­нять. Ему хо­те­лось до оче­ред­но­го ра­пор­та Ата­не­ся­ну спо­кой­но проа­на­ли­зи­ро­вать все соб­ран­ные фак­ты.

То, что быв­ший са­дов­ник Ки­ра­ко­ся­на пря­мо или кос­вен­но имеет от­но­ше­ние к на­ле­ту на дом оли­гар­ха, сом­не­ний не вы­зы­ва­ло. Ина­че за­чем бы­ло Ме­ли­кя­ну так нео­жи­дан­но ис­че­зать, бро­сив без прис­мот­ра хо­зяйст­во и ко­та, и тем бо­лее скры­вать от близ­ких со­се­дей свои коор­ди­на­ты? Так раз­мыш­лял Ка­за­рян, то и де­ло пог­ля­ды­вая на ча­сы. До встре­чи с Ата­не­ся­ном оста­ва­лось еще ми­нут двад­цать.

Но ес­ли Ме­ли­кян свои­ми дейст­вия­ми пол­ностью ук­ла­ды­вал­ся в схе­му преступ­ле­ния, то пред­по­ла­гае­мое участие в нем Ца­ту­ря­на - сюрп­риз. Хо­тя, с дру­гой сто­ро­ны, нем­но­гие из всех из­вест­ных ему кри­ми­наль­ных ав­то­ри­те­тов со­ветс­ко­го пе­рио­да мог­ли при­ду­мать и ор­га­ни­зо­вать столь неор­ди­нар­ное на­па­де­ние. И од­ним из этих нем­но­гих был не­сом­нен­но Гор. Толь­ко он мог бы до­ду­мать­ся до «а­ва­рии» со све­том, под­ко­па и ис­поль­зо­ва­ния усып­ляю­ще­го га­за. Не оста­вив при этом ни­ка­ких сле­дов. Это имен­но его, не по­хо­жий на дру­гие, фир­мен­ный стиль. Про­чие пред­поч­ли бы дейст­во­вать нап­ро­лом - и вряд ли всё обош­лось бы без жертв при столк­но­ве­нии с ох­ра­ной оли­гар­ха. Сле­до­ва­тель­но, тео­ре­ти­чес­ки Гор впол­не мо­жет быть при­частен к ог­раб­ле­нию. Но тут есть один не­ма­ло­важ­ный нюанс. По скуд­ным приз­на­ниям Ата­не­ся­на, ко­то­ры­ми тот вре­мя от вре­ме­ни всё же удостаи­вал его, в этом де­ле по­ли­ти­ки боль­ше, чем кри­ми­на­ла, а Гор как раз из тех, кто всег­да был да­лек от нее, хо­тя и настоя­щим уго­лов­ни­ком, не­смот­ря на бо­га­тое прош­лое, наз­вать его труд­но. Во вре­мя следст­вен­ных ме­роп­рия­тий всег­да по­че­му-то ка­за­лось, что он и уго­лов­ни­ком-то стал просто так, ока­зав­шись в жиз­ни не­вост­ре­бо­ван­ным и ни­ко­му не нуж­ным. Вряд ли до­бы­тые до­ку­мен­ты при­го­дят­ся ему или он как-то ис­поль­зует их. Ес­ли, ко­неч­но, по­па­ли к не­му слу­чай­но, а не по чьей-то во­ле. Ну а ес­ли все-та­ки это был за­каз, то кто стоит за ним?

Ка­за­рян сно­ва пос­мот­рел на ча­сы. До вы­хо­да на ко­вер у не­го оста­ва­лось еще пять ми­нут, и он опять пог­ру­зил­ся в раз­думье. «Гор Ца­ту­рян - фи­гу­ра, ко­неч­но, под­хо­дя­щая, но с че­го это я за­цик­лил­ся на нем? Ведь не иск­лю­че­но, что на­лет со­вер­ши­ли дру­гие лю­ди, мо­жет да­же приг­ла­шен­ные со сто­ро­ны или, ска­жем, гаст­ро­ле­ры, слу­чай­но или со слов Ме­ли­кяна прос­лы­шав­шие про нес­мет­ные бо­гатст­ва Ки­ра­ко­ся­на. Тем бо­лее что пря­мых улик про­тив Го­ра нет - од­ни го­лос­лов­ные мои суж­де­ния. Пос­ле по­след­ней его от­сид­ки прош­ло три го­да. Па­рень жи­вет ти­хо. При­чем настоль­ко, что о его пре­бы­ва­нии в го­ро­де я уз­наю слу­чай­но… Да, де­ла… Нет, по­ка не бу­дет реаль­ной за­цеп­ки, ду­маю, бес­по­коить Го­ра ни к че­му. Так и на­до бу­дет до­ло­жить ру­ко­водст­ву. А за­цеп­ка - это Ме­ли­кян…»

Полковник с со­жа­ле­нием взгля­нул на ча­сы и спеш­но стал со­би­рать­ся на встре­чу с ше­фом.

 

21

 

Выс­лу­шав док­лад Ка­за­ря­на о хо­де следст­вия, Ата­не­сян рас­по­ря­дил­ся выяс­нить место­на­хож­де­ние Ме­ли­кя­на, соп­ри­част­ность Ца­ту­ря­на к преступлению и ав­торст­во звон­ка Ки­ра­ко­ся­ну.

- Мак­си­маль­но сос­ре­до­точь­ся на этих трех мо­мен­тах, - ска­зал он, как бы под­во­дя итог их се­год­няш­ней встре­чи. Но, уви­дев во взгля­де пол­ков­ни­ка не­мой воп­рос, вскользь пояс­нил: - Я не ус­пел тебе сооб­щить. Вче­ра ночью был зво­нок Ки­ра­ко­ся­ну. По все­му, зво­нил кто-то из на­лет­чи­ков. Ска­зал, что с ним свя­жут­ся, ког­да при­дет вре­мя. Вот, собст­вен­но, всё…

Но это бы­ла лишь часть ин­фор­ма­ции. Ата­не­сян на­ме­рен­но утаил от Ка­за­ря­на факт го­тов­ности оли­гар­ха не меш­кая вы­ку­пить до­ку­мен­ты, счи­тая, что дан­ная ин­фор­ма­ция толь­ко для «внут­рен­не­го пот­ре­би­те­ля» и вряд ли по­мо­жет следст­вию. Впро­чем, и сам оли­гарх, расс­ка­зы­вая Ата­не­ся­ну о ноч­ном звон­ке, то­же был не до кон­ца отк­ро­вен­ным и не ска­зал то­му, что го­тов вер­нуть до­ку­мен­ты на лю­бых ус­ло­виях и по лю­бой це­не.

Ата­не­сян хо­тел до­ба­вить что-то еще, но в этот мо­мент заз­во­нил те­ле­фон. Сняв труб­ку, он поч­ти сра­зу же пе­ре­дал ее пол­ков­ни­ку:

- Это твои. Что-то сроч­ное.

- Зво­нок, ко­то­рый Ме­ли­кян сде­лал со­се­дям, был из Або­вя­на, с улич­но­го так­со­фо­на, - до­ло­жил он зам­ми­нист­ра пос­ле за­вер­ше­ния раз­го­во­ра.

- А это зна­чит, что гра­ни­цы на­ше­го поис­ка су­жают­ся и то­го, кто нас ин­те­ре­сует, воз­мож­но, сле­дует ис­кать там, - за­кон­чил за пол­ков­ни­ка Ата­не­сян. - Не­мед­лен­но пе­реш­ли­те в Або­вян фо­тог­ра­фию са­дов­ни­ка, пусть подк­лю­чают­ся…

- В этой свя­зи, Ген­рих Пет­ро­со­вич, мы бы хо­те­ли, до­пол­ни­тель­но к наб­лю­де­нию за до­мом, по­лу­чить раз­ре­ше­ние и на прос­луш­ку те­ле­фо­на со­се­дей Ме­ли­кя­на. Это то­же поз­во­лит нам ус­ко­рить поиск.

- Не воз­ра­жаю. Оформ­ляй тре­бо­ва­ние. Кста­ти, Кар­лен Аб­га­ро­вич, - слов­но вспом­нив вдруг что-то важ­ное, ска­зал Ата­не­сян. - А кто, вооб­ще, этот упо­мя­ну­тый то­бой Ца­ту­рян? Ав­то­ри­тет, и толь­ко? Я в ор­га­нах уже ко­то­рый год, а фа­ми­лию эту слы­шу впер­вые.

- Уни­кум, Ген­рих Пет­ро­со­вич, в пол­ном смыс­ле это­го сло­ва. Блестя­щий сплав ума и кри­ми­наль­но­го да­ра. А ведь ему, ес­ли не оши­баюсь, все­го-то чуть боль­ше трид­ца­ти. Пом­ни­те гром­кое брил­лиан­то­вое де­ло в са­мом кон­це вось­ми­де­ся­тых?

- Нет, не слы­шал, прос­ве­ти-ка, - поп­ро­сил Ата­не­сян.

- Так вот, го­то­вую к отп­рав­ке за ру­беж на выстав­ку круп­ную пар­тию уни­каль­ных якутс­ких брил­лиан­тов стои­мостью при­мер­но в де­сять мил­лио­нов дол­ла­ров кто-то умуд­рил­ся под­ме­нить на обыч­ный цир­кон. Под­ме­ну экс­пер­ты об­на­ру­жи­ли уже в Гол­лан­дии, во вре­мя оформ­ле­ния стра­хов­ки. Скан­дал был еще тот. На но­ги бы­ла постав­ле­на вся ми­ли­ция и гос­бе­зо­пас­ность стра­ны, в том чис­ле и у нас. Мно­гие выс­шие чи­ны ли­ши­лись по­гон и по­ле­те­ли со своих постов. Де­ло бы­ло прак­ти­чес­ки без­на­деж­ным ви­ся­ком, ес­ли бы че­рез па­ру лет один из участ­ни­ков ог­раб­ле­ния по-к­руп­но­му не проиг­рал­ся в ка­зи­но. Свой долг за­ве­де­нию он по глу­пости ре­шил вер­нуть по­хи­щен­ны­ми кам­ня­ми. Осталь­ное бы­ло де­лом тех­ни­ки…

- Да, но при­чем тут Ца­ту­рян? - не улав­ли­вая свя­зи, спро­сил Ата­не­сян.

- Да ни при чем, - за­га­доч­но улыб­нул­ся пол­ков­ник. - Ес­ли не счи­тать то­го, что ор­га­ни­зо­вал и осу­щест­вил эту бе­зум­ную аван­тю­ру Гор Ца­ту­рян, на ко­то­ро­го ука­зал аресто­ван­ный. Кста­ти, до су­да он так и не до­жил - ско­ро­постиж­но умер в ка­ме­ре. Пол­ностью тог­да до­ка­зать ви­ну Го­ра так и не смог­ли, но по­са­дить по­са­ди­ли.

- А что, брил­лиан­ты наш­лись? - нео­жи­дан­но ожи­вил­ся Ата­не­сян.

- Толь­ко часть. Са­мые круп­ные до сих пор чис­лят­ся в ро­зыс­ке. - Труд­но бы­ло по­нять, че­му так ра­до­вал­ся Ка­за­рян: то ли то­му, что гла­ва­рем ока­зал­ся соо­те­чест­вен­ник, то ли то­му, как лов­ко тот ки­нул Со­ве­ты. Од­но бы­ло яс­но Ата­не­ся­ну: пол­ков­ник яв­но сим­па­ти­зи­ро­вал Ца­ту­ря­ну.

- Есть его фо­тог­ра­фия? Хо­те­лось бы взгля­нуть на этого похитителя бриллиантов.

Ка­за­рян, не го­во­ря ни сло­ва, достал из своей пап­ки ар­хив­ную фо­тог­ра­фию Го­ра и про­тя­нул ше­фу. С по­тер­то­го фо­то поч­ти де­ся­ти­лет­ней дав­ности на Ата­не­ся­на смот­ре­ло прив­ле­ка­тель­ное ли­цо мо­ло­до­го че­ло­ве­ка с ум­ным и вместе с тем нас­меш­ли­вым взгля­дом.

- Да, гля­дя на не­го, ни­ког­да не ска­жешь, что это ма­те­рый преступ­ник, - за­дум­чи­во произ­нес генерал и до­ба­вил: - Да­вай-ка, Кар­лен Аб­га­ро­вич, всё же про­ве­рим и его.

 

22

 

…Вот уже без ма­ло­го час, как Ада­мян око­ла­чи­вал­ся у до­ма Ме­ли­ка в ожи­да­нии со­се­дей, с ко­то­ры­ми еще вче­ра до­го­во­рил­ся о встре­че. Мет­рах в трид­ца­ти от се­бя он дав­но за­сек при­пар­ко­ван­ную у обо­чи­ны неп­ри­мет­ную бе­лую «шестер­ку», в ко­то­рой на­хо­ди­лись по­ли­цейс­кие, так­же ве­ду­щие наб­лю­де­ние за до­мом са­дов­ни­ка. В том, что это имен­но на­руж­ка, до­га­дать­ся бы­ло не­слож­но: постоян­но ра­бо­таю­щий дви­га­тель ав­то­мо­би­ля, как и ха­рак­тер­ные по­вад­ки сле­да­ков, ког­да они, насто­ро­жен­но ог­ля­ды­ваясь, вы­пол­за­ли из са­ло­на, что­бы раз­мять но­ги или вы­ку­рить си­га­ре­ту, вы­да­ва­ли их с го­ло­вой. Об­ра­ти­ли ли и мен­ты на не­го вни­ма­ние, Алек­сан не знал. Впро­чем, до них ему не было де­ла. Как го­во­рит­ся, своих за­бот хва­та­ло. Нес­мот­ря на все при­ла­гае­мые уси­лия, ре­зуль­та­ты поис­ка Ме­ли­кя­на по-преж­не­му оста­ва­лись на ну­ле­вой от­мет­ке, хо­тя шаг за ша­гом тща­тель­но от­ра­ба­ты­ва­лись все его кон­так­ты и ад­ре­са ве­роят­но­го место­на­хож­де­ния. В пер­вую оче­редь бы­ли оп­ро­ше­ны со­се­ди, за­тем родст­вен­ни­ки и зна­ко­мые, ко­то­рых, к сло­ву, у бег­ло­го са­дов­ни­ка ока­за­лось не так уж мно­го. Од­на­ко итог, как и в ана­ло­гич­ном поис­ке со сто­ро­ны по­ли­ции, был неу­те­ши­тель­ный: все, слов­но сго­во­рив­шись, зау­чен­но твер­ди­ли од­но и то же: «Ме­ли­ка не ви­де­ли и где он сей­час, не знаем». Пос­лед­ней на­деж­дой вый­ти на след бег­ле­ца оста­ва­лась прос­луш­ка те­ле­фо­нов. Усом­ни­вшись в иск­рен­ности со­се­дей, Алек­сан ве­лел взять все их раз­го­во­ры под конт­роль, то есть не­глас­но подк­лю­чить­ся к про­во­ди­мой уже по­ли­цейс­кой опе­ра­ции. Но прос­луш­ка прос­луш­кой, а вре­ме­ни, от­ве­ден­но­го ему Ки­ра­ко­ся­ном на поиск са­дов­ни­ка, с каж­дым днем оста­ва­лось все мень­ше, и уже ны­неш­ним ве­че­ром ему предстоя­ло до­ло­жить об этих неу­те­ши­тель­ных ито­гах Хо­зяи­ну.

Вре­мя встре­чи дав­но уже выш­ло, а со­се­ди всё не появ­ля­лись. Они, прав­да, пре­дуп­ре­ди­ли Алек­са­на, что с ут­ра со­би­рают­ся на ры­нок за по­куп­ка­ми, но, зная о его при­хо­де, с возв­ра­ще­нием до­мой яв­но не то­ро­пи­лись. Во вре­мя это­го од­нооб­раз­но­го ожи­да­ния Алек­сан по­не­во­ле стал единст­вен­ным зри­те­лем, ес­ли не счи­тать мен­тов, фут­боль­но­го мат­ча, ко­то­рый са­мо­заб­вен­но ве­ла мест­ная дет­во­ра тут же на зас­не­жен­ной проез­жей части ули­цы. Са­мо­му млад­ше­му из иг­раю­щих бы­ло лет во­семь, а стар­ше­му - не бо­лее две­над­ца­ти.

В один из нап­ря­жен­ных иг­ро­вых мо­мен­тов Алек­сан, лов­ко увер­нув­шись от ле­тя­ще­го в его сто­ро­ну мя­ча, сумел мастер­ски оста­но­вить его пря­мо на ле­ту, чем выз­вал бур­ный восторг юных фут­бо­листов. Но от­да­вать мяч об­рат­но он по­че­му-то не стал, а вместо это­го по­до­шел к иг­раю­щим.

- Ну, па­ца­ны, кто же­лает схо­дить в ки­но? - оша­ра­шил он нео­жи­дан­ным пред­ло­же­нием маль­чи­шек. Те, сра­зу за­быв об иг­ре, плот­но обсту­пи­ли его.

- Все хо­тим! А что нуж­но для это­го сде­лать? - по-ка­пи­танс­ки высту­пив впе­ред, спро­сил за всех са­мый стар­ший на вид па­цан.

- Ни­че­го не нуж­но. Со­се­да ва­ше­го, Ме­ли­ка ви­дел из вас кто-ни­будь?

- Бо­та­ни­ка, что ли? - раз­да­лось од­нов­ре­мен­но нес­коль­ко го­ло­сов.

- Ка­ко­го бо­та­ни­ка? - не сра­зу по­нял Алек­сан, по­том дош­ло. - Ну да, бо­та­ни­ка. Ну что, ви­де­ли?

- Я ви­дел, - высту­пил впе­ред вих­растый юр­кий маль­чу­ган.

- И где же?

- Воз­ле до­ма Го­ра Ца­ту­ря­на, ночью. Он до­жи­дал­ся его приез­да, а мы с бра­том иг­ра­ли во дво­ре и все ви­де­ли.

- А кто та­кой Гор? - как бы невз­на­чай поин­те­ре­со­вал­ся Алек­сан. - Он что, жи­вет здесь?

- Да, со­сед наш, вон его дом, в кон­це ули­цы, - вновь на­пе­ре­бой зак­ри­ча­ли маль­чиш­ки, ука­зы­вая впе­ред ру­ка­ми.

- Стоп, так не пой­дет, - оса­дил маль­чи­шек Алек­сан. - Пусть го­во­рит вих­растый.

- Ска­зал же уже. Ме­лик тог­да ночью ждал Го­ра, а дож­дал­ся или нет, не знаю.

- А что, ма­ма всег­да вам с бра­том раз­ре­шает до­позд­на оста­вать­ся на ули­це, да еще в та­кой мо­роз? - за­сом­не­вал­ся Алек­сан.

- Так тог­да же не зи­ма бы­ла, а ле­то. И спать мы ло­жи­лись позд­но, - от­ве­тил вих­растый.

- Зна­чит, ты его, вы­хо­дит, не сей­час ви­дел?

- Нет, ко­неч­но. Го­во­рю же, ле­том это бы­ло. А пос­ле - ни ра­зу, кля­нусь! - Вих­растый ог­ля­нул­ся на то­ва­ри­щей, слов­но ища у них под­держ­ки.

- Лад­но, па­ца­ны, спа­си­бо. Иди­те доиг­ры­вай­те свой матч, - с со­жа­ле­нием произ­нес Алек­сан, пе­ре­да­вая им мяч, но, ви­дя, что маль­чиш­ки не рас­хо­дят­ся, вспом­нил, что обе­щал им спон­сор­ский культ­по­ход. - На, ка­пи­тан, дер­жи, это на всю ко­ман­ду. - Он про­тя­нул маль­чи­ку де­ся­ти­ты­сяч­ную ку­пю­ру и до­ба­вил: - Ду­маю, хва­тит вам и на ки­но, и на ко­ка-ко­лу.

Со­се­дей Ме­ли­ка он в то ут­ро так и не дож­дал­ся. И расс­каз вих­расто­го в ви­ду его дав­ности то­же всерьез не восп­ри­нял: ма­ло ли за­чем лю­ди хо­дят друг к дру­гу, - хо­тя там же, в Ме­так­се, за­просто мог рассп­ро­сить о лич­ности со­се­да. Но пос­чи­тал это лиш­ним, а по­то­му в ве­чер­нем ра­пор­те Ки­ра­ко­ся­ну про Го­ра не упо­мя­нул, а че­рез день и вов­се за­был о нем.

 

23

 

Ут­ром ноч­ной сне­го­пад вне­зап­но сме­нил­ся не по-зим­не­му теп­лым и сол­неч­ным днем. И хо­тя фев­ральс­кий мо­роз все еще щи­пал нос и ще­ки каж­до­го, кто ока­зы­вал­ся в этот час на ули­це, в воз­ду­хе уже чувст­во­ва­лось приб­ли­же­ние вес­ны.

Боль­шинст­во оби­та­те­лей за­го­род­но­го до­ма Го­ра еще без­мя­теж­но спа­ли, ког­да он, вер­нув­шись с обя­за­тель­ной ут­рен­ней про­гул­ки, раз­бу­дил Ар­ту­ра.

- Нам сле­дует се­год­ня же вер­нуть­ся в го­род, - ого­ро­шил Гор еще по­лу­сон­но­го то­ва­ри­ща. - Здесь ста­но­вит­ся не­бе­зо­пас­но.

Сон мо­мен­таль­но сле­тел с Ар­ту­ра, и он внут­рен­не пое­жил­ся от этих слов. Ему не раз уже при­хо­ди­лось убеж­дать­ся в ин­туи­ции Го­ра, и по­то­му он всег­да бесп­ре­кос­лов­но вы­пол­нял все его ко­ман­ды, да­же ес­ли и был в чем-то не сог­ла­сен с ни­ми.

- Посту­пим сле­дую­щим об­ра­зом, - про­дол­жал тем вре­ме­нем Гор. - Ме­ли­ка сроч­но отп­ра­вишь к своим в Сте­па­на­ван. Пусть по­жи­вет у них ка­кое-то вре­мя. У се­бя ему по­ка­зы­вать­ся нель­зя, и зво­нить со­се­дям ему то­же не сле­дует. Объяс­нишь все, обес­пе­чишь день­га­ми. Пе­ре­дашь и но­вый мо­биль­ник с чистой сим-кар­той для экст­рен­ной свя­зи.

- Хо­ро­шо, Гор.

- Да­лее, дашь ко­ман­ду Вре­жу от­вез­ти компью­тер к Кристи­не. Я пре­дуп­ре­жу ее сей­час. Здесь прис­мат­ри­вать за до­мом оста­вим толь­ко Си­ра­нуш. Да­же ес­ли сю­да наг­ря­нут «гости», вряд ли она бу­дет им по­лез­ной. - В этом смыс­ле Гор расс­чи­тал все вер­но. Те­туш­ка Си­ра­нуш, при­хо­див­шая­ся ему даль­ней родст­вен­ни­цей, от рож­де­ния бы­ла глу­хо­не­мой.

- И са­мое глав­ное, - по­ды­то­жил Гор. - Пре­дуп­ре­ди на­ших, что­бы ве­ли се­бя в го­ро­де пре­дель­но ос­мот­ри­тель­но и ти­хо. Ни во что не встре­ва­ли. Всё, иди. Выезд из Арз­ни че­рез два ча­са. А мне еще нуж­но сде­лать па­ру звон­ков.

 

24

 

Пер­вым де­лом Гор поз­во­нил Кристи­не. Он не ви­дел­ся с ней уже две не­де­ли, с то­го са­мо­го дня, ког­да под­го­тов­ка к опе­ра­ции вош­ла в зак­лю­чи­тель­ную ста­дию. На­ка­ну­не свое­го пе­реез­да в Арз­ни Гор пре­дуп­ре­дил ее, что выез­жает по де­лам в Моск­ву. Са­мо со­бой, об истин­ных при­чи­нах его вне­зап­ной «ко­ман­ди­ров­ки» она не по­доз­ре­ва­ла.

Де­вуш­ка, нес­мот­ря на ран­ний час, под­ня­ла труб­ку почти сра­зу.

- Прие­хал? - об­ра­до­ва­лась она. - А я уж, греш­ным де­лом, на­ча­ла ду­мать, что там, в бе­ло­ка­мен­ной ты за­был ме­ня или встре­тил дру­гую.

- Ни то ни дру­гое. Но ес­ли это прои­зой­дет, обе­щаю, ты уз­наешь об этом пер­вая, - по­пы­тал­ся от­шу­тить­ся Гор. - А в го­ро­де я бу­ду толь­ко к ве­че­ру и на­деюсь уви­деть те­бя, ес­ли ты не про­тив.

- Не про­тив, я очень ску­ча­ла. Ког­да те­бя ждать?

- Я зае­ду за то­бой на ра­бо­ту где-то к се­ми, и мы вместе по­ужи­наем. Хо­ро­шо?

- И ты еще спра­ши­ваешь?

- Зна­чит, так и посту­пим. Да, вот еще что. При­мер­но че­рез час подъе­дет Вреж и за­ве­зет мой ра­бо­чий компью­тер. Пусть он ка­кое-то вре­мя по­бу­дет у те­бя.

…Ког­да-то дав­но они жи­ли по со­седст­ву на од­ной ули­це. И да­же хо­ди­ли в од­ну шко­лу. Кристи­на бы­ла на три го­да млад­ше из­вест­но­го на весь Ме­такс маль­чи­ша-пло­хи­ша, что от­нюдь не ме­ша­ло их друж­бе и за­рож­даю­ще­му­ся меж­ду ни­ми чувст­ву. Ро­ди­те­ли де­вуш­ки ка­те­го­ри­чес­ки бы­ли про­тив лю­бых кон­так­тов единст­вен­ной до­че­ри с не­пу­те­вым, по их мне­нию, пар­нем. Ну, а ког­да Гор заг­ре­мел в ко­ло­нию, отец Кристи­ны, стук­нув ку­ла­ком по сто­лу, предъя­вил ей уль­ти­ма­тум:

- Или он, или мы!

На­пу­ган­ная де­вуш­ка, впер­вые столк­нув­шись с та­ким не­простым жиз­нен­ным вы­бо­ром, проп­ла­ка­ла всю ночь. А наут­ро, сми­рив­шись, объя­ви­ла ро­ди­те­лям, что поста­рает­ся за­быть Го­ра. Но так и не смог­ла. Втай­не от всех ез­ди­ла к не­му в ко­ло­нию, по­ка сер­до­боль­ные зна­ко­мые, проз­нав­шие об этих поезд­ках, не «отк­ры­ли гла­за» ро­ди­те­лям. Тут отец ре­шил, что дочь по­ра спа­сать, и не­мед­лен­но отп­ра­вил ее в Моск­ву к своей сест­ре. Яко­бы для про­дол­же­ния уче­бы, но на де­ле от гре­ха по­даль­ше.

Но­вая обста­нов­ка и новые зна­комст­ва слег­ка под­кор­рек­ти­ро­ва­ли ее па­мять. Да и мо­ло­дость бра­ла свое. Со вре­ме­нем де­вуш­ка посте­пен­но ста­ла за­бы­вать о пер­вом своем ув­ле­че­нии. А на чет­вер­том кур­се нео­жи­дан­но для всех выс­ко­чи­ла за­муж за мо­ло­до­го ас­пи­ран­та, пре­по­да­ва­те­ля инсти­ту­та. Впро­чем, брак этот ока­зал­ся не­дол­го­веч­ным и рас­пал­ся спустя год. За­кон­чив уче­бу, Кристи­на без со­жа­ле­ния вер­ну­лась в Ере­ван и уст­рои­лась на фир­ме по произ­водст­ву ме­бе­ли, при­над­ле­жа­щей итальян­цам. И ско­ро до­рос­ла до ме­нед­же­ра по мар­ке­тин­гу с весь­ма снос­ной для Ар­ме­нии зарп­ла­той. Итальян­цы, до­воль­ные ее ра­бо­той, по­мог­ли с кре­ди­том на по­куп­ку не­боль­шой од­но­ком­нат­ной квар­ти­ры по со­седст­ву с до­мом ро­ди­те­лей. А по­том и ма­ши­ны. Так и жи­ла. Дом - ра­бо­та - дом. Иног­да кор­по­ра­тив­ные ве­че­рин­ки в ка­фе или кол­лек­тив­ные вы­лаз­ки на при­ро­ду. Па­ру раз уда­ва­лось съез­дить на ста­жи­ров­ку в Ита­лию. При­выч­ный жиз­нен­ный ук­лад был на­ру­шен нео­жи­дан­но в день ее рож­де­ния, ког­да до­ро­гу ее ма­лень­ко­му «пе­жо» пе­ре­ре­зал вдруг мощ­ный «лек­сус» и из ма­ши­ны вы­шел Гор. В тот ве­чер она вер­ну­лась до­мой позд­но: ро­ман­ти­чес­кий ужин в ресто­ра­не за­тя­нул­ся. А они все го­во­ри­ли и го­во­ри­ли. Вер­нее, говорила она. Он толь­ко слу­шал и ки­вал. Но, как ока­за­лось, знал о ней все. Пос­ле это­го па­мят­но­го дня они сно­ва на­ча­ли встре­чать­ся. Кристи­на бы­ла счаст­ли­ва, бу­ду­чи уве­ре­на в том, что воз­люб­лен­ный пор­вал с прош­лым и достиг все­го толь­ко в си­лу своих спо­соб­ностей.

 

25

 

По­пыт­ка доз­во­нить­ся по дру­го­му но­ме­ру бы­ла, од­на­ко, не столь ус­пеш­на, как пре­ды­ду­щая. Труб­ку на дру­гом кон­це про­во­да упор­но не бра­ли. Дол­гож­дан­ный щел­чок пос­ле­до­вал в тот мо­мент, ког­да Гор, от­чаяв­шись, уже со­би­рал­ся от­ка­зать­ся от своей за­теи.

- Баях­чян слу­шает, го­во­ри­те, - раз­да­лось из труб­ки.

- При­вет, Грайр. Это Гор Ца­ту­рян бес­по­коит, ес­ли еще пом­нишь та­ко­го. - Он был рад ус­лы­шать зна­ко­мый зао­кеанс­кий вы­го­вор прия­те­ля, с ко­то­рым в си­лу сло­жив­ших­ся обстоя­тельств дав­но не ви­дел­ся.

- Ко­неч­но, пом­ню. Как по­жи­ваешь, ста­ри­на? Ку­да это ты про­пал? - Ка­кие-то скуд­ные про­ти­во­ре­чи­вые слу­хи о Го­ре до не­го в свое вре­мя до­хо­ди­ли, но Грайр ни­ког­да не об­ра­щал на них вни­ма­ния, счи­тая их пусты­ми до­мыс­ла­ми.

- На­до бы встре­тить­ся, Грайр. Де­ло есть к те­бе сроч­ное, - поп­ро­сил Гор.

- Так о чем речь? Приез­жай в кон­то­ру в лю­бое вре­мя. Ска­жем, се­год­ня ве­че­ром.

- Нет, хо­ро­шо бы сей­час, и не у те­бя. В пол­день в «Поп­лав­ке», уст­роит?

- Замёта­но, бу­ду неп­ре­мен­но.

До­го­во­рив­шись о встре­че, Гор сме­нил по­тер­тые джин­сы на стро­гий ци­виль­ный костюм, го­лу­бую ру­баш­ку и кон­сер­ва­тив­ный галстук в круп­ную по­лос­ку, на­дел ка­ше­ми­ро­вое паль­то, в ко­то­ром сра­зу стал по­хо­дить на мо­ло­до­го преус­пе­ваю­ще­го биз­нес­ме­на, и со сло­ва­ми: «Сю­да я боль­ше не вер­нусь. Бу­ду но­че­вать в Ме­так­се», - сел за руль свое­го ав­то­мо­би­ля и стре­ми­тель­но вые­хал за во­ро­та.

Уже че­рез пол­ча­са он был на месте встре­чи. При­пар­ко­вав ма­ши­ну на стоян­ке, Гор не­то­роп­ли­во во­шел в ка­фе.

 

26

 

В зим­ние ме­ся­цы это по­пу­ляр­ное не­ког­да место от­ды­ха го­ро­жан с весь­ма при­чуд­ли­вым наз­ва­нием «Поп­ла­вок» днем поч­ти всег­да пусто­ва­ло. Впро­чем, и ве­че­ра­ми, ког­да здесь тра­ди­цион­но иг­ра­ли ве­ду­щие го­родс­кие джаз­ме­ны, по­се­ти­те­лей то­же со­би­ра­лось нем­но­го.

Ка­фе бы­ло не­боль­шое, сто­ли­ков на двад­цать, и на­хо­ди­лось в уют­ном скве­ре в районе так на­зы­вае­мо­го Мало­го цент­ра, меж­ду ули­ца­ми Исаа­кя­на и Мос­ковс­кой. Оно тра­ди­цион­но от­ли­ча­лось неп­ло­хой кух­ней с весь­ма ку­са­чи­ми це­на­ми и эк­зо­ти­чес­ки­ми на­пит­ка­ми, ко­то­рые как маг­нит при­тя­ги­ва­ли к се­бе го­родс­кой бо­монд - от отп­рыс­ков бо­га­тых ро­ди­те­лей до госс­лу­жа­щих са­мо­го вы­со­ко­го ран­га.

Ког­да Гор во­шел в зал, там си­де­ли все­го нес­коль­ко оди­но­ких зав­сег­да­таев, для ко­то­рых мо­ло­дой пиа­нист, нес­мот­ря на ран­ний для му­зи­ци­ро­ва­ния час, вир­туоз­но наиг­ры­вал по­пур­ри из ком­по­зи­ций Герш­ви­на. Гор выб­рал са­мый даль­ний, стоя­щий спра­ва от эст­ра­ды сто­лик, от­ку­да хо­ро­шо прос­мат­ри­вал­ся весь зал и при­ле­гаю­щая со сто­ро­ны ис­кусст­вен­но­го озе­ра тер­ри­то­рия скве­ра. Дол­го ждать ему не приш­лось. Че­рез па­ру ми­нут в ка­фе поя­вил­ся тот, ко­го ждал Гор. Оки­нув взгля­дом зал, он сра­зу же на­шел Го­ра и, при­вет­ли­во кив­нув, нап­ра­вил­ся к его сто­ли­ку. Зва­ли нез­на­ком­ца Грайр Баях­чян.

- Гор, сколь­ко же лет мы не ви­де­лись?

Друзья теп­ло об­ня­лись.

- Без ма­ло­го шесть, - не за­ду­мы­ваясь от­ве­тил Гор.

- Где ты про­па­дал? Толь­ко не го­во­ри, как дру­гие, что эмиг­ри­ро­вал ра­ди де­тей.

- Нет, об этом мо­жешь не бес­по­коить­ся. Эмиг­ра­ция не для ме­ня и в бли­жай­шие го­ды не пла­ни­рует­ся, - от­мах­нул­ся Гор и, уса­див дру­га, де­ло­ви­то ос­ве­до­мил­ся: - Что за­ка­жем, Грайр? Я не завт­ра­кал, спе­циаль­но до­жи­дал­ся на­шей встре­чи.

- Ты же знаешь. Как всег­да.

- О’­кей! Чай так чай. - Гор жестом по­доз­вал стоя­ще­го у стой­ки ба­ра офи­циан­та и ко­рот­ко бро­сил ему: - Два чая и всё, что по­ла­гает­ся к не­му для сыт­но­го завт­ра­ка двух из­го­ло­дав­ших­ся муж­чин. Сыр, мас­ло, мед, бу­лоч­ки, ну и осталь­ное на твое ус­мот­ре­ние, - и, обер­нув­шись к Грай­ру, шут­ли­во до­ба­вил: - Ты так и не из­ме­нил своим при­выч­кам.

- А за­чем? При­выч­ка - та же на­ту­ра, - па­ри­ро­вал Грайр, удоб­но рас­по­ла­гаясь на сту­ле. Нес­мот­ря на го­ды, про­жи­тые в Ар­ме­нии, он во мно­гом оста­вал­ся стоп­ро­цент­ным аме­ри­кан­цем.

Вы­пуск­ник зна­ме­ни­то­го Гар­вар­да, Грайр Баях­чян был из весь­ма состоя­тель­но­й семьи, пред­ки ко­то­рой по­па­ли в свое вре­мя за океан из Ли­ва­на. Лет де­сять на­зад Грайр пре­неб­рег блестя­щей карье­рой юриста, ко­то­рая отк­ры­ва­лась пе­ред ним в Аме­ри­ке пос­ле за­вер­ше­ния уче­бы в престиж­ном ву­зе, заб­рал семью и пе­ре­ехал на исто­ри­чес­кую ро­ди­ну, чем не­ма­ло уди­вил свою мно­го­чис­лен­ную род­ню. Прие­хал, по его же сло­вам, нав­сег­да и с единст­вен­ной целью - жить и по­мо­гать ей строить го­су­дарст­вен­ность. Свое аме­ри­канс­кое граж­данст­во он без ко­ле­ба­ний сме­нил на ар­мянс­кое, а вот пол­но­цен­ным граж­да­ни­ном род­ной стра­ны так и не стал. Прав­да, не по своей во­ле.

Де­ло в том, что от­но­ше­ние к предста­ви­те­лям спюр­ка в Ар­ме­нии всег­да бы­ло нес­коль­ко неод­ноз­нач­ное и оп­ре­де­ля­лось в ос­нов­ном дву­мя кри­те­рия­ми: сте­пенью их от­да­лен­ности от ро­ди­ны и объе­мом ока­зы­вае­мой по­мо­щи. Ины­ми сло­ва­ми, об­щест­во, с лег­кой по­да­чи властей, от­но­си­лось к ним иск­лю­чи­тель­но как к фи­нан­со­вым до­но­рам, и не бо­лее то­го. Сплош­ные обя­зан­ности и ни­ка­ких прав.

Имен­но так слу­чи­лось и с Грай­ром, ко­то­рый ока­зал­ся «лиш­ним» на ро­ди­не, хо­тя мог бы реаль­но при­нести ей поль­зу. Мно­го ли в Ар­ме­нии спе­циа­листов с гар­вард­ским дип­ло­мом? Ког­да мо­ло­дой че­ло­век спустя ка­кое-то вре­мя на­ко­нец осоз­нал это, он, нес­мот­ря на ра­зо­ча­ро­ва­ние, не встал в по­зу оби­жен­но­го, а с чисто за­пад­ной предп­риим­чи­востью отк­рыл вна­ча­ле част­ную ад­во­катс­кую кон­то­ру, а за­тем и об­щест­вен­ный фонд «За­кон­ность и пра­во». Ре­зуль­тат ока­зал­ся впол­не предс­ка­зуемым - как всег­да, ког­да за де­ло бе­рет­ся про­фес­сио­нал. По ко­ли­чест­ву выиг­ран­ных в су­де дел ад­во­катс­кая кон­то­ра «За­щи­та Баях­чя­на», спе­циа­ли­зи­рую­щая­ся на граж­данс­ких ис­ках про­тив го­су­дарст­вен­ных струк­тур, ка­чест­вен­но от­ли­ча­лась от всех дру­гих ана­ло­гич­ных служб, дейст­вую­щих в этой сфе­ре. Что ка­сает­ся дея­тель­ности фон­да, то и тут под­ход Грай­ра - пов­се­мест­ная ор­га­ни­за­ция бесп­лат­ных кон­суль­та­ций и ока­за­ние без­воз­мезд­ной пра­во­вой по­мо­щи ма­лои­му­щим граж­да­нам - сде­лал его весь­ма по­пу­ляр­ным в на­ро­де.

Зна­комст­во Го­ра с Грай­ром Баях­чя­ном мож­но от­нести к раз­ря­ду за­ко­но­мер­ных, хо­тя встре­ти­лись они слу­чай­но, в один из тех ред­ких дней, ког­да Гор, еще бу­ду­чи сту­ден­том, удо­су­жил­ся по­се­тить храм нау­ки.

Его вни­ма­ние на дос­ке объяв­ле­ний у де­ка­на­та прив­лек­ло не­брос­кое ру­ко­пис­ное объяв­ле­ние. И но­ги са­ми по­нес­ли в ау­ди­то­рию, где про­хо­ди­ла встре­ча бу­ду­щих исто­ри­ков с мо­ло­дым юристом из США. Он не со­би­рал­ся за­си­жи­вать­ся на ней. Им дви­га­ло иск­лю­чи­тель­но празд­ное лю­бо­пытст­во. И толь­ко. Гор не­за­мет­но прист­роил­ся в уг­лу и стал слу­шать. Час, дру­гой. А ухо­дил с этой встре­чи в чис­ле пос­лед­них, зат­руд­няясь объяс­нить се­бе, что же все-та­ки заста­ви­ло его остать­ся. То ли блестя­щая эру­ди­ция Грай­ра, то ли огонь в его гла­зах, ког­да он расс­ка­зы­вал сту­ден­там, как имен­но на­ме­рен по­мо­гать ро­ди­не строить пра­во­вое го­су­дарст­во.

По окон­ча­нии встре­чи Гор по­до­шел к Грай­ру. Впер­вые в жиз­ни, что­бы поб­ла­го­да­рить ко­го-то. Их поз­на­ко­ми­ли. Грайр приг­ла­сил сту­ден­тов в бли­жай­ший вы­ход­ной по­се­тить его офис. Из всех приг­ла­шен­ных отк­лик­нул­ся толь­ко Гор. За пер­вой встре­чей пос­ле­до­ва­ли дру­гие. Так они и сдру­жи­лись. Гор, в свою оче­редь, то­же по­ра­зил Грай­ра своей на­чи­тан­ностью и ка­ким-то обост­рен­ным чувст­вом спра­вед­ли­вости. И это пер­вое впе­чат­ле­ние впо­следст­вии толь­ко креп­ло.

А по­том слу­чи­лось то, что слу­чи­лось. Го­ра от­чис­ли­ли из уни­вер­си­те­та. За­тем пос­ле­до­вал его арест, суд и пер­вый срок. Ни­че­го это­го Грайр не знал. Пос­ле ос­во­бож­де­ния Гор объяс­нил свое от­сутст­вие отъез­дом из стра­ны. По­том, ког­да пос­ле­до­ва­ли но­вые об­ви­не­ния, при­ду­мы­вать что-то ра­ди сох­ра­не­ния дру­жес­ких от­но­ше­ний, но рис­куя при этом нав­ре­дить дру­гу, те­ря­ло смысл, и Гор просто вы­черк­нул его из своей жиз­ни. Но сей­час осо­бый слу­чай. И единст­вен­ный, ко­му он мог до­ве­рить­ся в соз­дав­шей­ся си­туа­ции, был имен­но Грайр.

Завт­рак под­хо­дил к кон­цу, ког­да Грайр, до­пи­вая уже чет­вер­тую чаш­ку чая, с уми­рот­во­ре­нием от­ки­нул­ся на спин­ку сту­ла и, вни­ма­тель­но пос­мот­рев в гла­за Го­ру, спо­кой­но произ­нес:

- Я не со­би­раюсь уст­раи­вать те­бе доп­рос с прист­растием и вы­пы­ты­вать, где ты про­па­дал и чем за­ни­мал­ся все эти го­ды. За­хо­чешь - сам расс­ка­жешь. Но ду­маю, твой се­год­няш­ний зво­нок обус­лов­лен не толь­ко вне­зап­но вспых­нув­шим же­ла­нием уви­деть ста­ро­го дру­га, что­бы вы­пить с ним чаш­ку чая. Не так ли?

- Ты прав, Грайр. Де­ло го­раз­до серьез­нее. И мне ну­жен твой со­вет.

- Расс­ка­зы­вай, - просто ска­зал Грайр.

Весь расс­каз за­нял у Го­ра не бо­лее де­ся­ти ми­нут. Он не сгу­щал кра­сок и не рас­пы­лял­ся впустую, ста­раясь сос­ре­до­то­чить вни­ма­ние то­ва­ри­ща толь­ко на су­ти и не­ко­то­рых фак­тах, не на­зы­вая при этом ни имен, ни дат, - сло­вом, не го­во­рил ни­че­го та­ко­го, что мог­ло бы по­том нав­ре­дить Грай­ру в слу­чае его от­ка­за. Все то вре­мя, по­ка Гор расс­ка­зы­вал, Грайр вни­ма­тель­но слу­шал, те­ре­бя в ру­ках клет­ча­тую сал­фет­ку.

- Это всё? - спро­сил он, ког­да Гор за­кон­чил свой расс­каз.

- В об­щих чер­тах - да. Все до­ку­мен­ты у ме­ня. Но я по­ка­жу их толь­ко пос­ле то­го, как ты оп­ре­де­лишь­ся в ре­ше­нии. За­чем те­бе зря рис­ко­вать?

- За за­бо­ту, ко­неч­но, благодарю, но о своей бе­зо­пас­ности я по­за­бо­чусь сам. А те­перь да­вай на­чисто­ту. Как по­па­ли к те­бе эти до­ку­мен­ты? Толь­ко не го­во­ри, что те­бе их под­ки­ну­ли! Я дол­жен знать все, преж­де чем при­нять ре­ше­ние.

Гор мол­чал: взять и просто так приз­нать­ся дру­гу, кто он на са­мом де­ле, бы­ло не­лег­ко. Но дру­го­го вы­бо­ра в этой си­туа­ции не оста­ва­лось.

- Ты слы­шал что-ни­будь о Сам­ве­ле Ки­ра­ко­ся­не? - спро­сил он осто­рож­но.

- Ес­ли ты имеешь в ви­ду де­пу­та­та Ки­ра­ко­ся­на, то да, я зна­ком с ним. И что?

- До­ку­мен­ты изъя­ты у не­го.

Грайр с не­до­ве­рием и не­ко­то­рым скеп­ти­циз­мом пос­мот­рел на Го­ра:

- Шу­тишь? Уж не хо­чешь ли ты ска­зать, что не­дав­нее ог­раб­ле­ние до­ма Ки­ра­ко­ся­на, о ко­то­ром су­да­чит весь го­род, как-то свя­за­но с то­бой?

- По­ни­май как хо­чешь. Но знай, что в стра­не го­то­вит­ся фак­ти­чес­кая узур­па­ция власти оли­гар­ха­ми. И один из глав­ных ини­циа­то­ров это­го за­го­во­ра - Сам­вел Ки­ра­ко­сян. А уж свя­зан ли я как-то с этим де­лом или нет - де­ло де­ся­тое. Те­перь ду­май и ре­шай.

Грайр не от­ры­ваясь смот­рел на Го­ра. Нео­жи­дан­ное приз­на­ние дру­га настоль­ко оше­ло­ми­ло его, что он в пер­вый мо­мент расте­рял­ся. И толь­ко нес­коль­ко ус­по­коив­шись, по­пы­тал­ся взгля­нуть на всё это дру­ги­ми гла­за­ми. Уж ес­ли Гор ре­шил­ся на та­кой рис­ко­ван­ный шаг ра­ди спа­се­ния стра­ны, то ему, как го­во­рит­ся, сам бог ве­лел не оста­вать­ся в сто­ро­не.

- Ког­да ты смо­жешь по­ка­зать мне все имею­щие­ся у те­бя ма­те­риа­лы? - спро­сил Грайр.

- Завт­ра, в лю­бое удоб­ное для те­бя вре­мя.

- Тог­да встре­тим­ся в шесть ве­че­ра у ме­ня в кон­то­ре. Ад­рес, на­деюсь, пом­нишь?

Мо­ло­дые лю­ди об­ме­ня­лись креп­ким ру­ко­по­жа­тием, как бы скре­пив тем са­мым свой союз.

 

27

 

Поп­ро­щав­шись с Баях­чя­ном, Гор ре­шил пое­хать к се­бе в агентст­во, в ко­то­ром не появ­лял­ся уже бо­лее двух не­дель. Но преж­де за­вер­нул по до­ро­ге в Ме­такс и с нас­лаж­де­нием сно­ва об­ла­чил­ся в джин­сы, сви­тер и ко­жа­ную курт­ку. Путь его ле­жал к При­вок­заль­ной пло­ща­ди, где не­по­да­ле­ку от ав­то­са­ло­на, в арен­до­ван­ном по­ме­ще­нии быв­шей ба­зы легп­ро­ма, рас­по­ла­га­лось его ох­ран­ное предп­рия­тие.

Обыч­но все­ми де­ла­ми ЧО­Па в от­сутст­вие Го­ра зап­рав­лял Эдик Амир­ха­нян, его друг детст­ва и за­мести­тель. Зная о том, что Гор нап­рав­ляет­ся к ним, Эдик с не­тер­пе­нием ждал его в своем ка­би­не­те. Здесь же был и Ар­тур, ко­ро­тав­ший вре­мя за компью­терной иг­рой. Кро­ме них в офи­се на­хо­ди­лись еще нес­коль­ко сво­бод­ных от ра­бо­ты ре­бят. Осталь­ные бы­ли за­ня­ты на по­до­печ­ных объек­тах или вы­пол­ня­ли конк­рет­ные за­да­ния. Поз­до­ро­вав­шись со все­ми, Гор поп­ро­сил сек­ре­тар­шу не бес­по­коить их бли­жай­шие пол­ча­са и про­шел в ка­би­нет Амир­ха­ня­на.

- Всё сде­лал? - пер­вым де­лом он об­ра­тил­ся к Ар­ту­ру.

- Всё, - не от­ры­ваясь от мо­ни­то­ра, ла­ко­нич­но от­ве­тил Ар­тур.

- Лад­но, от­ды­хай. Но ве­че­ром ты мне по­на­до­бишь­ся, - за­тем, по­вер­нув­шись к Эди­ку, ко­рот­ко спро­сил: - Как тут у нас де­ла?

- Из пос­лед­них по­ру­чен­ных нам дел окон­ча­тель­но зак­ры­то толь­ко ви­ге­новс­кое, - до­ло­жил Эдик. - Долг ему возв­ра­щен пол­ностью. В свою оче­редь и Ви­ген расс­чи­тал­ся с на­ми. В раз­ра­бот­ках остают­ся воп­ро­сы, свя­зан­ные с Га­ги­ком Нер­се­ся­ном и Мге­ром За­ха­ря­ном.

- Сколь­ко им долж­ны, на­пом­ни, - спро­сил Гор.

- Нер­се­ся­ну за постав­ку сырья для фир­мы «Экс­по­тек» по­ряд­ка ста ты­сяч. Мге­ру - в два ра­за боль­ше.

- В чем заг­возд­ка?

- По пер­во­му за­ка­зу проб­лем, мож­но ска­зать, уже нет. Мы встре­ти­лись с долж­ни­ком и разъяс­ни­ли ему всё. Он по­нял. Весь долг обе­щал зак­рыть в три эта­па до кон­ца ме­ся­ца. Га­ги­ка этот ва­риант уст­раи­вает. При этом часть де­нег уже пе­ре­ве­де­на на его счет.

- Хо­ро­шо, а что по Мге­ру?

- Тут пос­лож­нее. Су­дя по все­му, его за­ду­ма­ли ки­нуть или, в луч­шем слу­чае, оп­ла­тить лишь по­ло­ви­ну стои­мости постав­лен­но­го сырья. Мол, штраф за на­ру­ше­ние сро­ков постав­ки и не­кон­ди­цион­ность то­ва­ра.

- И что, так это?

- Нет. Эле­мен­тар­ная на­жив­ка для ло­хов. У за­каз­чи­ка сор­вал­ся конт­ракт с ра­бо­таю­щей у нас вен­герс­кой ком­па­нией, для ко­то­рой, собст­вен­но, и за­ку­па­лось сырье. Что­бы не выб­ра­сы­вать на ве­тер день­ги на по­куп­ку уже не­нуж­но­го сырья, они пы­тают­ся ски­нуть всё на За­ха­ря­на. Но у не­го всё подт­верж­де­но до­ку­мен­таль­но. Ни­ка­ких опоз­да­ний нет, и ка­чест­во постав­лен­но­го сырья соот­ветст­вует стан­дар­ту.

- Яс­но. Кто долж­ник?

- Да фиг его знает! Ка­кая-то кор­по­ра­ция «Вик­то­рия», о ко­то­рой ник­то преж­де не слы­шал. Ее пре­зи­дент во­зом­нил се­бя кру­тым. Прав­да, до пер­во­го об­ще­ния с на­ми. Пос­ле зна­комст­ва слег­ка приу­тих. Но вче­ра вдруг опять рас­поя­сал­ся и зая­вил, что ни­ко­му ни­че­го не дол­жен и спор их рас­су­дит Шах, к ко­то­ро­му он об­ра­тил­ся: как тот ска­жет, так и бу­дет.

- Шах, го­во­ришь? За­нят­но, - встре­пе­нул­ся Гор. - Ког­да на­зна­че­на стрел­ка?

- Завт­ра в пол­день, у Ша­ха.

- Хо­ро­шо, под­го­то­вишь к ут­ру все до­ку­мен­ты по это­му де­лу. Я сам пое­ду на встре­чу… - и, уже об­ра­щаясь к Ар­ту­ру, ска­зал: - Мо­биль­ник не отк­лю­чай. В слу­чае необ­хо­ди­мости ты знаешь, где ме­ня най­ти.

Остав­шие­ся воп­ро­сы бы­ли не столь зна­чи­мы и не тре­бо­ва­ли лич­но­го участия Го­ра. Поэ­то­му, дав по хо­ду ряд до­пол­ни­тель­ных ука­за­ний Эди­ку, Гор в на­ча­ле шесто­го по­ки­нул агентст­во и от­пра­вил­ся на сви­да­ние с Кристи­ной.

 

28

 

Ра­бо­чий день Кристи­ны за­кан­чи­вал­ся обыч­но в семь. Фирма, в ко­то­рой ра­бо­та­ла де­вуш­ка, на­хо­ди­лась на дру­гом кон­це го­ро­да, в ра­йо­не лам­по­во­го за­во­да. Что­бы доб­рать­ся до не­е че­рез весь го­род, да еще в час пик, Го­ру пот­ре­бо­ва­лось око­ло ча­са. И как ни ста­рал­ся он ехать быст­рее, всё же прие­хал на место поч­ти впри­тык к наз­на­чен­но­му вре­ме­ни.

До зак­ры­тия выста­воч­но­го цент­ра фир­мы оста­ва­лось еще ми­нут пят­над­цать. Ка­би­нет ме­нед­же­ра на­хо­дил­ся тут же в об­щем за­ле. Но Гор ре­шил не от­ры­вать Кристи­ну от ра­бо­ты и, по­ка есть вре­мя, прой­тись по за­лу. Раз­нооб­раз­ная офис­ная и ку­хон­ная ме­бель, произ­водст­во ко­то­рой на­ла­ди­ли итальян­цы, поль­зо­ва­лась у го­ро­жан спро­сом, да­же нес­мот­ря на вы­со­кие це­ны. Со­вер­шив оз­на­ко­ми­тель­ный круг по па­вильо­ну, Гор при­сел за госте­вой сто­лик в двух ша­гах от ка­би­не­та Кристи­ны и в ожи­да­нии де­вуш­ки с ин­те­ре­сом стал прос­мат­ри­вать раз­ло­жен­ные на нем ка­та­ло­ги. И тут че­рез приот­кры­тую дверь ка­би­не­та до не­го вдруг до­нес­лись го­ло­са. Один из них при­над­ле­жал Кристи­не, дру­гой был ему нез­на­ком. Сам то­го не же­лая, Гор не­воль­но слы­шал каж­дое произ­не­сен­ное сло­во.

- Кристи­на, я чувст­вую, ты из­бе­гаешь ме­ня…

- Ну что вы, Ар­так Сам­со­но­вич, это вам толь­ко ка­жет­ся.

- Мы же до­го­во­ри­лись, что для те­бя я просто Ар­так. Вот ты опять от­ка­зы­ваешь­ся при­нять мое приг­ла­ше­ние на ужин… А зря, с на­чальст­вом на­до дру­жить. Я здесь ра­бо­таю уже вто­рой ме­сяц, а с то­бой, в от­ли­чие от дру­гих сот­руд­ни­ков, ни­как не мо­гу най­ти об­щего языка.

- Это по­то­му, что мы го­во­рим с ва­ми на раз­ных язы­ках. Я ведь с са­мо­го на­ча­ла од­ноз­нач­но да­ла вам по­нять, что ни­ка­ких внес­лу­жеб­ных от­но­ше­ний меж­ду на­ми быть не мо­жет. Кро­ме то­го, у ме­ня есть друг, и ва­ше пред­ло­же­ние о друж­бе в этом смыс­ле просто ос­кор­би­тель­но.

- Ну, ес­ли де­ло толь­ко в нем, то уве­рен, с дру­гом твоим мы как-ни­будь стол­куем­ся. Сло­вом, ждать бес­ко­неч­но я не на­ме­рен. Даю те­бе на раз­думье три дня, ми­лая не­дот­ро­га. И твое «нет» бу­дет оз­на­чать поиск дру­гой ра­бо­ты. На­деюсь, я яс­но вы­ра­зил­ся? - Раз­дав­ший­ся вслед за этим скрип и быст­рые ша­ги оз­на­ча­ли, что раз­го­вор окон­чен и «не­по­ня­тый» на­чаль­ник нап­рав­ляет­ся к две­ри. Гор нес­пеш­но под­нял­ся с места и ото­шел в глубь павильона, что­бы не зас­ве­тить­ся рань­ше вре­ме­ни и разг­ля­деть нах­ра­писто­го пок­лон­ни­ка Кристи­ны. Из ка­би­не­та раз­ма­шистой по­ход­кой вы­шел мо­ло­жа­вый, хо­тя и до­воль­но туч­ный че­ло­век. За­чем-то ог­ля­нул­ся па­ру раз и нап­ра­вил­ся к вы­хо­ду, где к не­му при­сое­ди­нил­ся двух­мет­ро­вый бак­лан, по всей ви­ди­мости те­лох­ра­ни­тель.

Как толь­ко они скры­лись за дверью, Гор ок­лик­нул од­ну из ра­бот­ниц цент­ра:

- Не подс­ка­же­те, где най­ти мне ва­ше­го пре­зи­ден­та Ар­та­ка Сам­со­но­ви­ча?

- Ар­так Сам­со­но­вич Галстян не пре­зи­дент ком­па­нии. Он все­го лишь ди­рек­тор по про­да­жам, - снис­хо­ди­тель­но поп­ра­ви­ла Го­ра де­вуш­ка. - Но вы раз­ми­ну­лись с ним, он толь­ко что уе­хал. И се­год­ня его уже не бу­дет. Ес­ли у вас к не­му де­ло, подъез­жай­те завт­ра. Ров­но в де­сять он всег­да бы­вает на ра­бо­чем месте. Толь­ко вход в ди­рек­цию - со сто­ро­ны ули­цы…

«Ну что ж, вот и поз­на­ко­ми­лись, прав­да, по­ка заоч­но. А завт­ра, как ты и хо­тел, до­ро­гой Ар­так, поз­на­ко­мим­ся поб­ли­же». - С эти­ми мыс­ля­ми Гор раз­вер­нул­ся и энер­гич­ным ша­гом по­шел в сто­ро­ну ка­би­не­та. Стрел­ки ча­сов по­ка­зы­ва­ли ров­но семь, и Гор без раз­ду­мий отк­рыл дверь. Кристи­на си­де­ла за сто­лом с пок­рас­нев­ши­ми гла­за­ми и о чем-то ду­ма­ла. Уви­дев Го­ра, она вскрик­ну­ла от ра­дости и бро­си­лась к не­му. Он сде­лал вид, что не за­ме­тил ее состоя­ния, рав­но как и умол­чал о том, что слы­шал не­дав­ний раз­го­вор с Галстя­ном. За­чем ей знать об этом? Те­перь это уже его де­ло.

Ужи­нать они пое­ха­ли на «лек­су­се» Го­ра. Свою ма­ши­ну Кристи­на оста­ви­ла на слу­жеб­ной стоян­ке, пре­дуп­ре­див ох­ран­ни­ка, что за ним че­рез па­ру ча­сов зае­дет «брат». Речь шла, ко­неч­но, об Ар­ту­ре…

 

(Продолжение следует)

?>